Кровные понятия

Эти американцы скупили Эрмитаж. Их потомок умер от наркотиков

Кадр: фильм «Афера по-американски»

Одна из богатейших семей Соединенных Штатов — Меллоны — сделала свое состояние на инновационных продуктах во время американского промышленного бума конца XIX — начала XX веков. На протяжении 150 лет династия процветает благодаря правилам, установленным основателем клана Томасом Меллоном: доверять только кровным родственникам и постоянно диверсифицировать бизнес. По итогам 2016 года состояние Меллонов оценивалось в 11,5 миллиардов долларов. Семья скупила картинные шедевры Эрмитажа у советской власти, а праправнук основателя загадочно скончался после активных инвестиций в криптовалюту. Путь ирландских иммигрантов к могуществу и большим деньгам — в материале «Ленты.ру».

Невыносимая легкость бытия

Мэттью Меллон был прапраправнуком Томаса Меллона, который основал в XIX веке T. Mellon & Sons' Bank. В 2007 года эта финансовая структура, уже под названием Mellon Financial Corporation, слилась со старейшим американским банком — Bank of New York, в результате был создан холдинг The Bank of New York Mellon (BNY Mellon) с активами в 1,9 триллиона долларов. Светская пресса называла Мэттью миллиардером-плейбоем и любимцем голливудских звезд, хотя этот статус не мешал его работе на посту председателя финансовой комиссии Республиканской партии в Нью-Йорке. Миллиардер считался лицом нового поколения респектабельной семьи и вкладывал деньги в проекты своей жены Тамары Меллон, которая выпускала мужскую и женскую обувь, аксессуары и парфюмерию. В последние годы Мэттью занимался инвестициями в криптовалюту Ripple (XRP) и занял пятую строчку в первом рейтинге цифровых миллиардеров.

Потомок знаменитых финансистов Мэттью Меллон называл банкиров банкстерами (по аналогии с гангстерами) и предсказывал, что в будущем цифровые валюты вытеснят доллары. В 2014 году он признался, что всю жизнь боролся с зависимостью от наркотиков и спиртного, но уже пять лет ведет здоровый и трезвый образ жизни. Однако в апреле 2018 года эксцентричный отпрыск одной из самых респектабельных семей США, который тратил по семь миллионов долларов в день, умер перед поступлением в реабилитационный центр для наркоманов. По сообщениям прессы, родные миллиардера не смогли найти пароль от его криптокошельков. Но даже если это так, выход есть — в мае 2018 года агентство Bloomberg сообщило о секретном хранилище, в котором криптовалюты находятся в режиме офлайн. Мэттью Меллон стал продолжателем дела своей семьи, члены которой также делали состояния на инновационных продуктах во время американского промышленного чуда конца XIX — начала XX веков.

Кровь и клан

Меллоны перебрались в Новый Свет ровно 200 лет назад из Северной Ирландии. Если копнуть глубже, выяснится, что у семьи шотландские корни — в Ирландии их предки появились в середине XVII века. В США Меллоны считались ирландцами, но они были протестантами, и это очень важный момент. Ирландцы-католики адаптировались в англосаксонской среде гораздо труднее и чаще всего становились чернорабочими. Американцы говорили, что под каждой железнодорожной шпалой лежит ирландец. Меллоны счастливо избежали подобной участи и прошли путь от мигрантов до богатейших людей США и всего мира за два поколения. Упомянутому выше Томасу Меллону на момент прибытия в Америку было пять лет. В юности он трудился на ферме в Пенсильвании, затем изучал право, переехал в Питтсбург и работал судьей, параллельно занимаясь недвижимостью, пока в 1870 году не основал банк T. Mellon & Sons.

Бывший судья оказался удачливым банкиром. Экономический прилив, охвативший США после Гражданской войны, поднимал все «корабли»: сельское хозяйство, транспорт, нефтедобычу, легкую и тяжелую промышленность. Ставший родным для семьи Питтсбург быстро превратился в крупный индустриальный центр. Штаб Меллонов — Mellon Bank — до сих пор находится в этом городе. Именно здесь патриарх династии заложил принципы своего бизнеса: никогда не доверять компаньонам, инвестировать и диверсифицировать. Меллоны не основывали предприятия, а приходили в уже созданный бизнес, нуждающийся в деньгах. Фирма Меллонов сразу приобрела характер семейного дела, в котором главными партнерами становились только кровные родственники.

В соответствии с этой концепцией сыновья и племянники Томаса очень рано включались в работу банка. Среди братьев в скором времени выделился Эндрю, который возглавил клан. Меллоны искали бизнесменов-промышленников, ссужали деньги в обмен на доли в предприятиях и постепенно прибирали их к рукам, вынуждая прежних собственников выходить из дела. Год за годом семья расширяла сферы присутствия, особенно банкиров привлекали такие области, как судостроение, производство стали и нефтедобыча. Свою первую нефтяную компанию семья продала ненасытной Standard Oil Джона Рокфеллера. Но после открытия нефтяных месторождений в Техасе была создана жемчужина Меллонов — Gulf Oil. Со временем Gulf Oil выросла в одну из так называемых «семи сестер» — крупнейших нефтедобывающих компаний мира. В середине 1980-х годов американские активы компании приобрела корпорация Chevron.

Пустить козла в огород

В 1886 году американец Чарльз Мартин Холл изобрел способ производства алюминия в промышленных масштабах, который произвел переворот в отрасли. Легкий серебристый металл получали и до этого, но после внедрения нового способа цена алюминия упала с шести-восьми долларов до 65 центов за фунт. Не мешкая, Холл основал под Питтсбургом алюминиевую компанию — Pittsburg Reduction Company. Позже ее переименовали в Aluminium Company of America, или Alcoa.

Но в начале славных дел будущее было зыбким — фирма остро нуждалась в деньгах, и Чарльз Холл обратился к семье известных банкиров Питтсбурга. Эндрю Меллон выслушал изобретателя и пожелал лично посетить маленький, скорее напоминавший цех, завод. После осмотра стало ясно, что средств потребуется гораздо больше, чем просил Холл. Меллон ссудил деньги и приобрел жалкие 60 из 10 тысяч акций Alcoa за 100 долларов за одну ценную бумагу. Здесь можно порассуждать о «деловом чутье» Эндрю Меллона и о том, что он видел на десятилетия вперед, но блестящие перспективы легкого металла были очевидны — многие люди в тот момент верили, что после каменного, бронзового и железного века наступит век алюминия. В последующие годы семья постепенно, с ростом прибыли от продажи алюминия увеличила свою долю в Alcoa до контрольной, а основатель компании передвинулся на пост вице-президента, который занимал до самой смерти. Сейчас корпорация входит в тройку крупнейших мировых производителей первичного металла и занимает первое место по переработке алюминия.

Примерно так же Меллоны обошлись с другим изобретателем — Эдвардом Ачесоном, который запатентовал метод получения карбида кремния, или абразивного карборунда. Это второе по прочности после алмаза вещество, оно применяется в промышленности для резки, шлифовки и полировки материалов. Нуждавшийся в деньгах Ачесон продемонстрировал Эндрю Меллону возможности своего изобретения, и банкир согласился вложиться в новый бизнес в обмен на долю в фирме. Понемногу Меллоны взяли контроль над компанией, а Ачесону пришлось уйти с поста президента.

Богатство и влияние клана Меллонов выросло настолько, что сторонники теории заговора причисляли их к серым кардиналам-создателям Федеральной резервной системы (ФРС) США. Первоначальный скепсис к подозрениям конспирологов начинает развеиваться, когда узнаешь, что глава семейства — Эндрю Меллон — занимал пост госсекретаря казначейства, или, попросту, министра финансов США, при трех президентах — с 1921 по 1932 год. Меллон считал, что частную инициативу необходимо поощрять, поэтому ставка налога на доходы, превышавшие один миллион долларов, снизилась при нем с 66 до 20 процентов. Его усилиями американский внешний долг сократился с 33 до 16 миллиардов долларов. C началом Великой депрессии Меллон предложил повысить ставки различных налогов для поддержки государства, но план остался нереализованным, и он был вынужден уйти в отставку.

Сливки Эрмитажа

В конце 1920-х годов СССР остро нуждался в средствах для финансирования индустриализации. Но из-за мирового экономического кризиса объемы советского экспорта упали, а продажи драгоценных металлов и нефтепродуктов не могли покрыть возросшие потребности в инвестициях. Поиск валюты обернулся распродажей государственного Эрмитажа в Ленинграде. В тот момент это был лучший художественный музей мира — в Эрмитаже были собраны реквизированные после революции коллекции картин и скульптур императорской династии и российской аристократии.

Первоначально покупатели, готовые выложить немалые суммы за предметы искусства, в разгар Великой депрессии долго не находились. Наконец, с советскими представителями связались три антикварные фирмы из Лондона, Берлина и Нью-Йорка. Инкогнито за ними стоял глава американского Минфина Эндрю Меллон. В благополучные для США двадцатые годы он увлекся коллекционированием картин и задумал основать в стране национальную художественную галерею.

Сокровища Эрмитажа стали источником для пополнения меллоновской коллекции. «Сделка века» — приобретение более 20 шедевров Эрмитажа — обошлась бизнесмену в семь миллионов долларов. «Возьму на себя смелость утверждать, что если бы не Меллон, то по крайней мере самые ценные из проданных эрмитажных картин остались бы в России», — полагает историк Елена Осокина. Интересно, что несмотря на сделку с СССР Эндрю Меллон не путал «личную шерсть с государственной» и запретил импорт в США советских спичек, древесины и асбеста.

Идея Эндрю Меллона была воплощена в жизнь в 1937 году, когда Конгресс одобрил создание Национальной галереи искусств в Вашингтоне. После смерти Меллона его коллекция, в том числе картины из государственного Эрмитажа, стала основой американского музея.

Сын Эндрю Меллона — Пол — не интересовался бизнесом, а занимался благотворительностью и долгое время был президентом Национальной галереи. Он передал в дар музею более 700 произведений из своей личной коллекции и основал Йельский центр британского искусства. Пол Меллон наслаждался аристократическим образом жизни, был страстным любителем и заводчиком чистокровных скаковых лошадей. Он умер в 1999 году. Его родственник по другой линии Меллонов — криптовалютный миллиардер Мэттью Меллон также инвестировал в Национальную галерею искусств.

Сейчас потомки удачливых инвесторов из Питтсбурга передали управление состоянием профессионалам. Они сохраняют присутствие в банке BNY Mellon и уже в большей степени стремятся сохранить, а не приумножить семейное состояние. Раз в десятилетие члены разветвившегося клана обязательно собираются вместе и обсуждают стратегию офиса Mellon Private Wealth Management, который ведет финансовые дела семьи.

Экономика16:48Сегодня

«Мы уверены в своей правовой позиции»

Вице-президент «Просвещения» о плюсах защиты интеллектуальной собственности в РФ