Новости партнеров

Уже не повторим

Чемпионат мира обошелся России в миллиарды. Окупится ли он?

Стадион «Фишт» в Сочи
Фото: Владимир Сергеев / РИА Новости

Расходы России на чемпионат мира установили абсолютный рекорд — более 14 миллиардов долларов, или 883 миллиарда рублей — столько денег не тратило еще ни одно государство. За несколько лет в России выросли современные стадионы и обновилась транспортная инфраструктура в крупнейших городах. Однако экономический эффект от мундиаля неочевиден, отбить расходы на чемпионат помогут только несколько лет туристического бума подряд. Лучший чемпионат мира за всю историю и перспективы многомиллиардных расходов на него — в материале «Ленты.ру».

Решать судьбу наследия чемпионата (стадионов, тренировочных комплексов, временных строений и прочей инфраструктуры, построенной специально для мундиаля) призван специальный документ — Концепция наследия чемпионата мира по футболу, подписанная премьер-министром. Уже после чемпионата мира, 20 июля, президент России Владимир Путин потребовал, чтобы все объекты продолжили полноценную работу. «В идеале у каждого стадиона должна быть команда, а у команды — стадион», — обозначил свою позицию глава государства.

Медведев уже подписал Концепцию наследия чемпионата мира, однако к ней имеются вопросы. Согласно этому документу, семь стадионов в 2019 году будут переданы в ведение региональных властей — в Волгограде, Екатеринбурге, Калининграде, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Самаре и Саранске. Еще четыре стадиона уже находятся под управлением властей субъектов — это «Лужники», «Санкт-Петербург», «Казань Арена» и «Фишт».

На содержание стадионов каждому субъекту ежегодно будут выделять дополнительные деньги из бюджета. Так, например, содержание самой «дешевой» «Мордовии Арены» в Саранске обойдется региональному бюджету в 279 миллионов рублей. Федеральный бюджет будет помогать регионам на протяжении пяти лет, в первый год поддержки федеральный центр покроет 90 процентов расходов на содержание объектов, однако с годами эта доля будет уменьшаться, пока не достигнет 50 процентов в последний год программы. Для самой Мордовии стадион — это бремя. Бюджет республики на 2018 год сверстан с дефицитом в 2,4 миллиарда рублей — при расходах в 32,89 миллиарда рублей.

Президент желает, чтобы каждый стадион стал как минимум «центром развития города, общественной деловой и культурной жизни». Помимо помощи регионам, льготы также предусмотрены и управляющим компаниям стадионов. До 2023 года им вернут часть расходов из бюджета России. Программа поддержки стадионов продлится пять лет, а с 2024 года регионам придется следить за состоянием арен самостоятельно.

Ваши ожидания — это ваши проблемы

Загвоздка в том, что города, принимавшие матчи чемпионата мира, не могут похвастать популярными командами с армией болельщиков, которые помогли бы окупить огромные затраты на стадионы и инфраструктуру. Конкуренцию «Зениту» и «Спартаку» в Футбольной национальной лиге (ФНЛ, вторая по силе лига России) сможет составить разве что «Мордовия», на которую ходили больше 40 тысяч человек еще во время их выступлений в Профессиональной футбольной лиге (ПФЛ, третья по силе лига России, поделенная на региональные зоны). В мае 2018 года на матч между «Мордовией» и «Сызранью-2003» пришли 41 057 зрителей — абсолютный рекорд для третьей лиги. Для сравнения: средняя посещаемость ФНЛ в сезоне 2017\2018 едва превысила 2 тысячи человек.

Самыми посещаемыми командами в России являются «Зенит» (в среднем 43 963 человека за матч), «Спартак» (30 189) и «Краснодар» (25 032) — все команды обладают современными стадионами с развитой пристадионной инфраструктурой. Петербургский клуб же и вовсе пытается создать атмосферу праздника на каждой игре, создавая множество дополнительных активностей для посетителей игры, — менеджмент понимает: выше посещаемость — выше доходы. Судя по первым двум турам Российской премьер-лиги (РПЛ), средняя посещаемость в 2018 году пошла вверх, однако говорить о том, что это стало системой, пока рано. Та же «Казань Арена» в первом туре была заполнена только на треть, с аналогичными сложностями рискуют столкнуться стадионы команд, не входящих в премьер-лигу, а именно Нижний Новгород, Калининград и Волгоград.

Единственной ареной, у которой нет команды, остается построенный еще к Олимпиаде сочинский стадион «Фишт». Именно он, видимо, большую часть времени будет стоять без дела. Согласно концепции, его хотят использовать в качестве резервной арены для одной или нескольких команд, для проведения матчей чемпионата России по футболу и матчей Кубка России. Также на «Фиште» планируется организовывать от 9 до 20 культурно-массовых мероприятий в течение года — то есть в остальное время он будет простаивать. Чиновники любят приводить «Фишт» в качестве примера успешного использования инфраструктуры, однако на деле это не так: сразу после Олимпиады арену закрыли на реконструкцию сперва под Кубок конфедераций, а потом к чемпионату мира — то есть «Фишт» вообще не работал.

С проблемой посещаемости рискует столкнуться и арена в Екатеринбурге. Новый стадион вмещает 35 тысяч человек, а средняя посещаемость игр местного «Урала» в прошлом сезоне составила всего 8 115 человек. Вместимость «Екатеринбург Арены» можно сократить до 25 тысяч, демонтировав две внешние трибуны, однако при сохранении прошлогодней посещаемости ситуация кардинально не изменится.

Похожие проблемы могут возникнуть и у «Ростова», который, правда, наоборот, старался получить право выступать именно на новом стадионе. Долгое время власти региона отказывали клубу в переезде, так как стороны не могли договориться о стоимости аренды за игру. По данным СМИ, одна игра на «Ростов Арене» обходится клубу в 3 миллиона рублей — против 400 тысяч за игру на прошлом стадионе «Олимп-2». Однако 17 июля пресс-служба ФК «Ростов» опубликовала заявление президента клуба Арташеса Арутюнянца, извещавшего о том, что благодаря вмешательству губернатора удалось договориться об использовании нового стадиона в качестве домашней арены команды.

Братья по несчастью

Предыдущий чемпионат мира по футболу проходил в Бразилии, которая до России была рекордсменом по расходам на мундиаль. В общей сложности родина пятикратных чемпионов мира потратила на проведение соревнований 14 миллиардов долларов (примерно 880 миллиардов рублей), из них 3,6 миллиарда долларов — на строительство и обустройство стадионов; примерно столько же — на городскую инфраструктуру и дороги; 2,6 миллиарда — на реконструкцию аэропортов. Остальные деньги распределили на обеспечение безопасности во время соревнований, создание и поддержание телекоммуникаций, портовую инфраструктуру и прочие расходы.

Бразилии удалось — ну, или почти удалось — выйти в ноль: доходы государства и позитивный экономический эффект оцениваются в суммы от 11 до 15 миллиардов долларов. Однако экономический эффект мог быть значительно выше, если бы сметы большинства мегастроек не раздувались в три-пять раз.

Не лучше обстоят дела и со стадионами. Главная арена страны «Маракана» некоторое время после Олимпиады, которая прошла в 2016 году в Рио-де-Жанейро, находилась в запустении. Конфликт оператора стадиона и властей города довел арену до отключения электричества и воды. Все это время стадион фактически простаивал, принося убытки, а вандалы растаскивали оттуда все ценное. Вынесли даже бронзовый бюст журналиста Марио Филью, в честь которого назван стадион.

Похожая ситуация и на других стадионах Бразилии — например, Национальный стадион им. Мане Гарринчи в столице республики просто никому не нужен. В Бразилиа нет сильной футбольной команды с армией болельщиков, а проводить неспортивные мероприятия на столичном стадионе очень дорого, поэтому арена, принимавшая матч за третье место, превратилась в крупную стоянку для рейсовых автобусов. Стоимость стадиона же за время его строительства выросла в три раза: с 300 до 900 миллионов долларов.

Южная Африка потратила на чемпионат мира 2010 года 3,5 миллиарда евро, или около 5 миллиардов долларов — это в десять раз больше, чем изначально оценивала свои расходы ЮАР. Основываясь на подсчетах консалтинговой компании Grant Thornton International, власти страны надеялись уложиться в скромные 300 миллионов долларов. При этом часть расходов брали на себя региональные власти, из-за чего наблюдаются нестыковки в подсчетах правительства республики и ряда СМИ. Например, за создание в городах тренировочных баз и фан-зон, страхование объектов, наведение порядка и сбор мусора отвечали либо местные, либо городские власти. В итоге только 1,2 миллиарда евро были потрачены на стадионы, а 1,5 миллиарда — на транспортную инфраструктуру: железные дороги, строительство и ремонт дорог, создание автобусных транспортных хабов.

Точных данных об экономическом эффекте для ЮАР от чемпионата мира нет — власти рапортовали о «символических эффектах». «Нас перестали воспринимать как отсталую страну с криминалом повсюду и львами на улицах. И у нас действительно есть банкоматы», — говорилось в отчете министерства спорта по итогам соревнований. Эксперты отмечали, что чемпионат привлек инвесторов в страну, а также создал временный туристический бум: при средних 110 тысячах туристов в год, в 2010 году ЮАР посетили более 300 тысяч.

Эксперты все той же Grant Thornton International оценивали эффект от чемпионата в 0,5 процента от ВВП. Весь ВВП ЮАР в 2010 году оценивался в 375 миллиардов долларов, выходит, что в 2010 году мундиаль принес экономике ЮАР 1,875 миллиарда долларов — маловато, чтобы окупить затраты. Правда, сами же представители Grant Thornton оправдывались, что экономический эффект будет ощущаться несколько лет и в конечном счете составит около 6 миллиардов. Но это не решит проблем с простаиванием стадионов, построенных к соревнованиям. Методы завлечь зрителя все те же: концерты, другие спортивные мероприятия, вроде регби и популярного в ЮАР крикета, однако этого все равно недостаточно — огромные чаши остаются незаполненными.

Могу себе позволить

Российские расходы на чемпионат мира колеблются в диапазоне от 678 миллиардов рублей до 883 миллиардов. Официальный бюджет российского чемпионата составил 678 миллиардов рублей (около 13,2 миллиарда долларов). Россия построила с нуля или кардинально обновила 12 арен, стоимость одного стадиона оценивается примерно в 380 миллионов долларов (все 12 — в 4,56 миллиарда), то есть 22,8 миллиарда за один стадион. На инфраструктуру Россия потратила около 480 миллиардов рублей (8 миллиардов долларов), при этом изначально на нее закладывали баснословную сумму — 1,2 триллиона рублей, однако при оценке сметы власти одумались и признали, что текущей инфраструктуры в основном будет достаточно.

На первых порах на чемпионат мира Россия вообще была готова потратить 20,68 миллиарда долларов. В июне 2013 года, когда принималось постановление правительства «О Программе подготовки к проведению в 2018 году в Российской Федерации чемпионата мира по футболу», это были всего-то 664,11 миллиарда рублей. С тех пор смета менялась 35 раз, 12 раз корректировалась финальная сумма, причем по большей части в сторону сокращения расходов. 81,4 процента всех расходов занимали стадионы, строительство и реконструкция транспортной инфраструктуры. Основным источником финансирования выступал федеральный бюджет (из него было выделено 390,3 миллиарда рублей), внебюджетные источники финансирования — на втором месте (195,8 миллиарда рублей), на третьем месте — бюджеты регионов (92 миллиарда).

Самым дорогим объектом инфраструктуры стал новый аэропорт в Ростове-на-Дону под названием Платов — за него пришлось выложить 37 миллиардов рублей, из которых 19 миллиардов вложили «Аэропорты регионов» олигарха Виктора Вексельберга. В целях увеличения пассажиропотока реконструировали аэропорты в Сочи и Волгограде, а также Домодедово, Шереметьево и Внуково, авикомплексы Пулково, Храброво, Кольцово, Стригино, Казань, Саранск, Курумоч. Самым дорогим стадионом ожидаемо стал «атакуемый бакланами» «Санкт-Петербург» (44,4 миллиарда рублей), на втором месте — реконструкция «Лужников» (26,6 миллиарда рублей), замыкает тройку «Ростов Арена» (19,8 миллиарда рублей).

Огромные сметы на строительство и колоссальные задачи помогли российским предпринимателям, олигархам и бизнесменам немного подзаработать. Так, согласно данным аналитического агентства WMT Consult, среди подрядчиков и партнеров, строивших спортивную и городскую инфраструктуру к чемпионату мира, больше всех контрактов получили компании Геннадия Тимченко (стадионы в Волгограде и Нижнем Новгороде), Виктора Вексельберга (аэропорт Платов в Ростове-на-Дону), Олега Дерипаски (стадион «Санкт-Петербург» и третья взлетно-посадочная полоса аэропорта Шереметьево). «Проведение ЧМ-2018 также не обошлось без участия Михаила Фридмана, Алишера Усманова, Леонида Федуна, Аркадия Ротенберга, Дмитрия Каменщика и прочих известных олигархов», — говорится в исследовании WMT Consult.

Поднять бабла

До чемпионата мира возможность окупаемости, особенно с учетом того, что Россия стала абсолютным рекордсменом по расходам на ЧМ, оценивалась как маловероятная. Большинство экспертов высказывали скепсис, отмечая, что подобные мероприятия имеют более символический и туристический эффект, чем выгоду здесь и сейчас. Однако первые оценки и подсчеты экономического эффекта от чемпионата мира оказались позитивными. Согласно подсчетам McKinsey, пять лет подготовки к соревнованиям добавили России один процент к ВВП, или около 820 миллиардов рублей. Дополнительных доходов консалтинговая компания ожидает от эксплуатации построенной инфраструктуры и увеличения туристического потока, оценивая этот эффект в 80-110 миллиардов в год на протяжении грядущих пяти лет.

Исполнительный директор Ассоциации туроператоров России (АТОР) Майя Ломидзе также оценила позитивный эффект от чемпионата мира примерно в 850 миллиардов рублей, что практически полностью перекрывает расходы на организацию соревнования. По ее словам, города ЧМ-2018 посетили 5,7 миллиона болельщиков, половина которых — иностранцы. По ее словам, больше всего иностранных фанатов приехало из США, Колумбии, Перу, Аргентины, Бразилии, Южной Кореи, Японии, Саудовской Аравии, Ирана, Польши, Хорватии, Германии, Франции и Великобритании. Исполнительный директор АТОР выразила надежду, что после чемпионата мира турпоток в Россию увеличится на 20 процентов, что принесет экономике дополнительный позитивный эффект.

А вот аналитики Saxo Bank не ждут значительного позитивного эффекта от мундиаля. Глава отдела макроэкономического анализа инвестбанка Кристофер Дембик полагает, что в России имеется ряд внутренних сдерживающих факторов, которые не дают возможности говорить о реальном позитивном эффекте.

«Вероятность того, что чемпионат мира по футболу даст импульс развитию экономики России, на которую совокупно влияют сильные внешние факторы, невелика: сильный доллар США, уход от риска, который ведет к оттоку капитала из неликвидных и слабо интегрированных рынков, отрицательный кредитный импульс в Китае, международные санкции и так называемый "Трамп-риск", который может вызывать эскалацию геополитической напряженности между Россией и США время от времени», — перечисляет причины торможения России аналитик.

Приток иностранной валюты на российские рынки, вызванный чемпионатом мира, тоже не поддержал рубль, отмечают в Saxo Bank. Дембик отмечает, что теперь российская валюта в большей степени зависит не от нефтяных котировок, а от санкционной риторики США. Вместе с тем он признает и позитивные факторы — это, в частности, построенная к чемпионату инфраструктура, которая позитивно скажется на экономическом росте России в будущем. Остается надеяться, что дорогостоящие транспортные хабы и аэропорты не постигнет участь арены в Волгограде, которую «смыло» дождем.

Экономика19:4317 августа

Бюджет как оружие

От политических игр иркутского губернатора-коммуниста страдает весь регион