Новости партнеров

«Наша влада буде страшною!»

Украинские националисты устроили террор в Польше. Их благословил сам Гитлер

«Лента.ру» продолжает цикл статей об истории украинского национального движения. Украинцы не сумели воспользоваться революционной ситуацией для создания своего независимого государства. По результатам Гражданской войны большая часть страны вошла в состав СССР. Большевики в надежде на лояльность националистически настроенного населения с энтузиазмом взялись за борьбу с великорусским шовинизмом и тотальную украинизацию Малороссии. Принципиально иная ситуация была на Западной Украине, которая практически полностью входила в состав Польши. Поляки, как и за столетия до этого, считали украинцев быдлом, всячески препятствуя их национальному самоопределению. В такой ситуации наиболее активные деятели украинства ушли в подполье, перейдя от политических дискуссий к вооруженной борьбе. На этом пути они не гнушались сотрудничеством с нацистами и жестокими расправами над оппонентами. Недолгая, но яркая история национального движения на Западной Украине накануне Второй мировой войны — в материале «Ленты.ру».

На страже идеалов

Двое мужчин шли по кладбищу Монпарнас в Париже. Одному было явно за сорок, другому — никак не больше 30. Подтянутые фигуры и волевые лица выдавали в них бывших военных. Дойдя практически до конца кладбища, они остановились у скромного надгробия с именем Симона Петлюры. Мужчины перекрестились. Повисло молчание.

Тот, что помоложе, достал из кармана носовой платок и завернул в него горсть земли с могилы бывшего правителя Украины. В ответ на удивление товарища, молодой объяснил: «Эту землю с могилы Петлюры я отвезу на Украину, мы в его память посадим дерево и будем за ним ухаживать». Поступок вызвал восторг старшего товарища. Это был Евгений Коновалец, лидер Организации украинских националистов (ОУН, запрещена в РФ). Он уже более 10 лет жил в эмиграции и верил, что однажды сможет вернуться и захватить власть на Украине. Помочь ему в этом должны были такие молодые и идейные борцы, как его спутник, участник националистического подполья в Украинской ССР Павел Валюх.

Борьба за независимое украинское государство в годы Гражданской войны закончилась поражением национальных сил. В 1919-1920 годах Сечевые стрельцы, Галицкая армия и другие украинские соединения фактически прекратили свое существование и были интернированы поляками, захватившими Западную Украину. Но со временем, когда ситуация на окраинах бывшей Российской империи успокоилась, десятки тысяч эмигрантов остались не у дел. Чего не скажешь об их лидерах.

Руководители украинского национального движения мечтали создать принципиально новую организацию, которая бы из подполья могла эффективно бороться с оккупационными польским и большевистским режимами. Летом 1920 года в Праге они основали Украинскую войсковую организацию (УВО). Ее вождем стал полковник Украинских сечевых стрельцов Евгений Коновалец, известный жестоким подавлением Январского восстания в Киеве в 1918 году. Участники УВО провозгласили борьбу за «полную соборность и независимость Украины», чего не получилось достичь в годы Гражданской войны. Добиться этой цели предполагалось благодаря «революционному взрыву украинского народа».

Нация оправдывает средства

Как именно Коновалец со товарищи планировали добиться реализации своей цели, стало понятно очень скоро. В ноябре 1921 года во Львове бывший офицер Галицкой армии Степан Федак совершил покушение на диктатора Польши Юзефа Пилсудского. Он оказался паршивым стрелком и лишь ранил соратника Пилсудского львовского воеводу Грабовского. Что интересно, за два года до покушения, в конце 1919-го, Коновалец искал содействия польского диктатора в деле создания украинской национальной армии.

Всякий террор надлежит как-то обосновывать. Хотя бы ради того, чтобы оправдать кровопролитие. Духовно окормлять борцов за украинскую независимость стал Дмитрий Донцов. Накануне Первой мировой войны он, находясь на содержании австрийского министерства иностранных дел, обосновывал необходимость борьбы украинцев с Россией и ратовал за создание «независимой» Украины под австрийским протекторатом. В УВО же он стал главным редактором газеты «Литературно-научный вестник».

Теоретик разработал идеологию интегрального украинского национализма. От прочих видов национализма этот отличался отказом от всяких дискуссий с оппонентами и пропагандировал быстрые радикальные действия ради достижения национальных интересов. Для Донцова нация была абсолютной ценностью. Высшей целью для него была независимость государства, достижение же этой цели оправдывало все средства. Во главе будущей независимой Украины, по мнению идеолога, должен был стать Вождь с неограниченными полномочиями.

Позднее его идеи легли в основу «Декалога украинского националиста» (также известного как «Десять заповедей»), ключевого идеологического документа ОУН. В частности, первым его пунктом было: «Добудешь Украинское государство или погибнешь в борьбе за него». Украинскому националисту предлагали ненавидеть врагов нации, мстить за смерть товарищей и гордиться тризубом.

Отдельно оговаривалось, что националист должен беспрекословно исполнять любые приказы, если они направлены на благое дело. Определять, насколько благими являлись те или иные дела, должны были вожди организации.

Бей своих, чтобы чужие боялись

В 1920-х годах УВО развернула масштабную террористическую деятельность на Западной Украине. Боевики организовывали акты саботажа, поджоги, взрывы, ограбления, политические убийства. Первой мишенью националистов стали представители польской, как они считали, оккупационной власти. Поэтому их жертвами были чиновники, полицейские и даже сотрудники образовательных учреждений.

Последних ненавидели особенно, ведь они выступали проводниками польской культуры и идеологии на украинских землях. В октябре 1926 года во Львове 19-летний Роман Шухевич, в будущем — лидер запрещенной в РФ Украинской повстанческой армии (УПА), застрелил польского школьного куратора Яна Собинского. Его обвиняли в преследовании украинских школьников, а потому, по мнению националистов, он заслуживал смерти. Общий же счет каждый год пополнялся десятками убитых.

Несмотря на террор, среди поляков находились и те, кто пытался найти взаимопонимание с украинцами. Все же националисты были хоть и активным, но меньшинством украинского населения Польши. Некоторые польские политики верили, что с большей частью украинцев можно добиться взаимопонимания и мирного сосуществования в рамках единого государства. Одним из таких был Тадеуш Голувко. Он выступал за предоставление украинцам культурной автономии и общую либерализацию польской в целом шовинистической государственной идеологии. Все зря. Украинские боевики убили его, когда он находился на лечении в монастыре в городе Трускавец.

Помимо поляков, жертвами националистов становились и сами украинцы —коммунисты, сторонники сотрудничества с поляками и даже те, кто всего-навсего не разделял радикальных взглядов. Первым «неправильным» украинцем, ставшим жертвой соотечественников, был поэт, журналист и общественный деятель Сидор Твердохлеб. Он считал, что бороться за культурные и политические права украинцев эффективнее всего законными средствами, баллотировался для этого в польский сейм, однако после очередного митинга, на котором он выступал со своей программой, его застрелили националисты.

Организация Евгения Коновальца была самой крупной и радикальной, однако, помимо нее, существовали и другие борцы за украинское счастье, вроде Союза освобождения Украины и Союза украинских фашистов. В 1929 году они собрались в Вене и провозгласили создание Организации украинских националистов. ОУН задумывалась как политическая партия, дистанцированная от террора УВО. Ей предстояло быть легитимным выразителем украинской национальной идеи. Однако раз начатый террор было уже не остановить, тем более что Нация требовала все новых и новых жертв.

Знаковым для украинского национального движения стал 1934 год. Старых вождей, которых олицетворял Коновалец, постепенно теснили молодые. Одним из них был Степан Бандера. Несмотря на прямой запрет террористической деятельности, он организовал ряд политических убийств. Школьный учитель Бабий и студент Бачинский поплатились жизнью за сотрудничество с поляками, советский дипломат Майлов — за голодомор 1932-1933 годов, а министра внутренних дел Бронислава Перацкого убили за активную борьбу с украинским национальным движением.

Как впоследствии говорил Бандера на суде: «Мы умеем ценить жизнь свою и других, но наша идея стоит того, чтобы посвятить миллионы жертв для ее реализации». На его совести было много жертв, но именно дерзкие акции 1934 года возвели его на украинский националистический олимп.

Конфеты «Судоплатовские»

Еще одним направлением деятельности, о котором не любят вспоминать сегодняшние украинские идеологи, было сотрудничество УВО-ОУН с немцами. Эти контакты начались в 1921 году, вскоре после создания УВО. В то время Германия переживала не лучшее время, однако для помощи врагам своих врагов военная разведка (абвер) находила людей и деньги.

Немцев в первую очередь интересовала информация о Советском Союзе. В частности, степень поддержки советской власти в обществе и состояние Красной армии. Еще одним интересом абвера была Польша, значительно усилившаяся по итогу Первой мировой войны за счет немецких земель. Диверсионные акты на Западной Украине, способные пошатнуть польскую власть, в полной мере отвечали немецким интересам.

Приход к власти в Германии Адольфа Гитлера ничуть не ослабил украинско-немецкие контакты. Напротив, в 1930-е годы Коновалец дважды встречался с фюрером. Благодаря этим встречам, в частности, украинские националисты получили возможность обучаться в нацистской партийной школе в Лейпциге. Как писал идеолог ОУН Донцов: «Для нас самое важное в гитлеризме — это завет решительной борьбы с марксизмом».

Украинские боевики еще в 1920-е годы начали обучаться в специальных учебных заведениях абвера. Два центра в Мюнхене и один в Гданьске обучали разведчиков и диверсантов для ведения подрывной деятельности в интересах немецких спецслужб. В Берлине существовала школа, готовившая полицейские кадры для будущей оккупационной администрации.

Связи Украинской войсковой организации с абвером и раньше вызывали обеспокоенность руководства СССР, а после убийства в 1934 году советского дипломата Майлова советские спецслужбы перешли к решительным действиям. Для этого к Коновальцу подослали агента внешней разведки НКВД Павла Судоплатова. По легенде, он был членом националистического подполья в советской Украине Павлом Валюхом. Тем молодым борцом, кто так растрогал Коновальца своим поступком у могилы Петлюры в Париже. Валюх-Судоплатов еще неоднократно демонстрировал свою преданность общему делу и лично Коновальцу, предупреждая его о чрезмерном усилении Бандеры в ОУН, и довольно быстро смог завоевать доверие вождя.

Зная о любви лидера ОУН к сладкому, Судоплатов приготовил для него коробку шоколадных конфет с «сюрпризом». 23 мая 1938 года в гостинице «Атланта» в Роттердаме подпольщик Валюх вручил Коновальцу скромный презент и не спеша вышел. Через несколько минут прогремел взрыв.

Украинский реванш

Устранение Коновальца вызвало раскол в ОУН. Формально новым вождем стал его сподвижник Андрей Мельник. Консерватор и «интеллигент», он выступал за продолжение политики своего погибшего патрона. Однако более молодые лидеры националистов считали, что настала пора более решительных действий, а значит, и более решительных командиров. В 1940 году в партии создается революционное крыло ОУН — ОУН (Р), а точнее, ОУН (Б), поскольку его единоличным вождем был Степан Бандера. Идеология ОУН (Б) имела четко выраженный нацистский характер. В качестве основных врагов здесь видели «жидов и москалей», которых при захвате власти на Украине надлежало беспощадно уничтожать. Как выражал суть своей политики Бандера: «Наша влада буде страшною!» («Наша власть будет страшной!»). Впрочем, до «жидов и москалей» еще нужно было добраться.

Близилась Вторая мировая война, в которой украинские националисты возлагали на немцев большие надежды. Они полагали, что с помощью Берлина им все же удастся создать украинское государство. Контакты с немцами были столь серьезными, что летом 1939 года, за считаные недели до начала Второй мировой, вождь ОУН Мельник лично встречался с шефом абвера адмиралом Канарисом. По результатам тех переговоров националисты получили от немецкого командования конкретные указания по ведению подрывной деятельности на территории Польши. От них ждали диверсий на промышленных и инфраструктурных объектах, терактов, убийств представителей польской власти, нагнетание атмосферы страха и нестабильности. Не оставались в стороне и бандеровцы. Под руководством главы военной референтуры ОУН (Б) Романа Шухевича сформировались два диверсионных батальона абвера — «Нахтигаль» и «Роланд».

Сразу после начала Великой Отечественной войны советско-немецкую границу вместе с немцами перешли и диверсионные отряды. По распоряжению зама Бандеры Ярослава Стецька повсюду на «освобожденных» территориях создавались боевые отряды из бандеровцев, которым поручалось «убирать» евреев. 29 июня 1941 года передовые части немецкой армии и украинские диверсанты вошли во Львов, где на следующий день объявили «Акт провозглашения Украинского государства». Казалось что на этот раз, пусть и в союзе с Гитлером, украинцам все же удастся создать свое государство.

***

К началу Второй мировой войны национальное движение на Западной Украине, казалось, достигло своего пика. Организация украинских националистов представляла собой мощную революционную структуру с развитым подпольем и подготовленными, не без помощи немецкой разведки, бойцами. ОУН добилась союза с Гитлером — лидером самого сильного на тот момент европейского государства. Закономерным результатом этой работы стало провозглашение в июне 1941 года возрожденного Украинского государства. Националисты полагали, что теперь их мечтам суждено воплотиться в жизнь. Однако у фюрера великой Германии на украинцев были другие планы. Да и внутри самой ОУН разгоралась ожесточенная борьба за власть. Следующие 10 лет украинские националисты проведут в ожесточенной войне всех против всех.

Продолжение следует.