Новости партнеров

«В Арктику устремятся люди, как когда-то на Запад США»

Как изменится Русский Север с приходом технологий будущего

Фото: Ashley Cooper / Specialist Stock RM / Diomedia

Можно ли сделать Арктику привлекательной для поколения XXI века? Для молодых и активных людей, которых, однако, не привлекает романтика покорителей суровой природы. Для тех, кто готов много и тяжело работать, но привык делать это в комфортных условиях. На этот и другие вопросы попытался ответить британский архитектор, режиссер и футуролог Лиам Янг. В Институте «Стрелка» прошла его лекция «Населена роботами. Как криптовалюты откроют Арктику заново». «Лента.ру» публикует наиболее интересные выдержки из этого выступления.

Лиам Янг — один из главных экспертов в области спекулятивной архитектуры. Он исследует сценарии будущего в городах и то, как на них влияют технологии. Янг преподает в «Стрелке» в рамках образовательной программы The New Normal («Новая нормальность»). Вместе с командой исследователей он ездит в необычные места по всему миру, от Галапагосских островов до зоны отчуждения в Чернобыле, чтобы лучше понять, как человек влияет на планету.

Спекулятивные проекты

В рамках программ Института «Стрелка» мы проводим исследования пространств и создаем визуализации альтернативных миров, при помощи которых пытаемся понять наш современный мир по-новому.

The New Normal — это сложный феномен. Сложно просто взять и понять, что это такое, или рассказать об этом другому человеку. В рамках программы я руковожу многими воркшопами и рассказываю о том, как использовать вымысел и разные инструменты, чтобы создавать спекулятивную архитектуру, чтобы понять, что такое The New Normal.

Это методология, при помощи которой мы расширяем, гиперболизируем настоящее. Мы проводим исследования, работаем в полях, проводим потрясающие экспедиции, путешествуем по миру, чтобы определить, какие проекты в будущем мы можем создать. Все это мы называем спекулятивными проектами.

Русская Арктика

Итак, в прошлом году мы со студентами поехали в Сибирь, в район Русской Арктики, чтобы изучить, какие современные тренды там наблюдаются. Нам было интересно посмотреть, как изменение климата влияет на эти районы.

Впервые в истории льды начали таять, и впервые за многие-многие годы большие корабли, которые перевозят грузы, могут проплыть по этой территории, по Северному морскому пути. Раньше тратили очень много денег на то, чтобы разрушать льды, и впервые получилось так, что лед растаял, и корабли смогли с легкостью пройти по Северному пути.

Вы можете посмотреть, как выглядят маленькие города и деревни, находящиеся на берегу этого маршрута. Мы посмотрели на небольшие индустриальные центры. Сейчас они небольшие, но через 10-15 лет эти ландшафты изменятся. Они станут большими центрами навигации. Сюда будет приходить огромное количество кораблей, и, возможно, они станут самыми крупными портами в мире и вообще в истории человечества.

Так что мы поехали туда, снимали все на камеру, делали фотографии. Мы использовали технику моушен-график, использовали визуальные эффекты. Мы сделали много записей на месте для того, чтобы рассказать людям истории, чтобы порассуждать о том, что может произойти с этими городами на побережье, если эта мощная индустрия кораблестроения и грузоперевозок при помощи кораблей будет активно развиваться. Причем, конечно же, в будущем все будет автоматизировано.

Нам было интересно посмотреть, что произойдет с этими ландшафтами. Здесь будут, наверное, огромные автоматические установки. Мы использовали световые сканеры — специальные инструменты для того, чтобы сканировать эти ландшафты. Потому что на этой территории будут находиться большие машины, и они смогут видеть мир.

Это световые сканеры, которые работают в одном из портов в Мурманске. Россия сейчас инвестирует большие деньги в исследование этой территории, чтобы получить как можно больше экономических преимуществ от изменения ландшафта Арктики в будущем. (…)

Мы попытались задокументировать то, как машины видят человеческий ландшафт — наш человеческий мир. Потому что в ближайшие 10 лет именно они будут активно использоваться.

Мы работали со студентами, дали им такие инструменты и техники, при помощи которых они рассказали о том, как будут выглядеть эти территории, когда современная техника станет неотъемлемой частью жизни.

Северная криптовалюта

Один из наших проектов был выполнен группой Sever, которая подумала о том, что будет для нас иметь значение, если мы будем работать в таких ландшафтах. Мы создали специальную криптовалюту, которая увеличит ценность далекого Севера.

Это очень интересная схема. Схема, которая говорит о децентрализации российской экономики, о том, как можно расположить новые финансовые центры на арктическом побережье. Все это создаст огромное количество новой инфраструктуры. Она будет появляться в этих районах, и все это будет иметь благоприятные финансовые последствия.

Также мы разработали схему, которая основана на том, как работают криптовалюта и блокчейн. Мы использовали это, чтобы понять, как в будущем это создаст огромные сети. Эффекты этих сетей, безусловно, повлияют на развитие России на Севере.

Также мы использовали съемки с дронов, документальные съемки и попытались понять, как сюда приедут новые резиденты. Возможно, в Арктику устремятся многие люди, как когда-то они устремлялись на Запад США во время золотой лихорадки.

Например, раньше здесь находилось огромное количество советских зданий. Они будут разрушены, достроены, станут более современными. Вы сможете посмотреть, как будет развиваться этот регион. Все будет расти, меняться, подстраиваться под экстраординарное развитие технологий. Все это позволит нам добиться чего-то невероятного — того, чего мы раньше никогда не видели и не ожидали.

Студенты проводили интервью с жителями. Они рассказывали истории — и настоящие, реальные, и спекулятивные. Они рассказывали, что для них значит жить в таких местах, давали ответы на основании наших исследований.

Еще один проект мы сделали с другой группой, и он посвящен тому, как сделать Арктику привлекательной для хипстеров, живущих в городах. Группа создавала новую форму пропаганды, которая основана на Facebook, Instagram. Примерно как Ким Кардашьян: к чему бы она ни прикасалась, все становится привлекательным.

Арктика, снег, холод станут тоже чем-то привлекательным, и районы российской Арктики станут суперпривлекательными для людей. Они создадут новые тренды в мире моды, новые напитки, новые формы ночных клубов, новые формы макияжа, новые сезонные цвета. Все это поможет сделать Арктику привлекательной. Мы будем жить в эпоху распределенных средств массовой информации, и при помощи Instagram можно будет заниматься новыми формами пропаганды.

Проект «Черная Арктика»

Еще одна группа развила проект «Черная Арктика». Они говорили о том, как искусственный интеллект может оккупировать эти территории. Мы видим такие ландшафты, и в будущем они будут полностью автоматизированы. Возможно, логическое продолжение темы искусственного интеллекта заключается в том, что мы как люди станем просто какой-то временной составляющей ландшафта, не совсем обязательной частью этого мира, потому что основную часть работы будут выполнять современные технологии.

Поэтому студенты решили рассказать историю, где машины, установки привели к разливу нефти. Все это имело негативные последствия для окружающей среды. Люди отсюда уехали, ландшафт был заброшен. Здания совершенно пустые, людей нет. Но по-прежнему развивается торговля, потому что здесь работают только автоматизированные технологии.

Такими проектами мы занимаемся в рамках нашей программы The New Normal. Таким образом, мы рассуждаем о том, какие последствия имеют искусственный интеллект, современные технологии и машины для городов.

Мы раньше сами проектировали города, однако сейчас все меняется, потому что появляются новые технологии, новые, скажем так, нормальные технологии. Мы уже к ним привыкли. Это технологии умных городов, автоматизированные технологии, лазерные сканеры, искусственный интеллект, холодильники, которые общаются между собой при помощи интернета, и продажи через Amazon.com. Мы уже к этому всему привыкли. (…)

Новая нормальность

Мы делаем наши видео на основе экспедиций и снимаем видео при помощи сканов.

Сегодня я хочу поговорить как раз об этом. Я хочу подумать о городе — что такое город. Я хочу поговорить о современном мире, о проектах, которые мы выполняли, в рамках которых мы как бы расширяем наше настоящее. Мы хотим, чтобы вы совершили путешествие по ландшафтам, которые были сделаны для таких технологий и такими технологиями. Это не просто какие-то сети, которыми мы пользуемся сейчас, не просто автономные системы, мобильные или облачные технологии — это нечто большее.

Сегодня я хочу поговорить с вами о The New Normal. Я хочу понять, как мы понимаем новые технологии. Мы говорим о том, что технологии всегда лучше, красивее, а мобильные телефоны становятся все тоньше. Благодаря технологиям мы лучше дружим друг с другом, становимся лучшими людьми, лучше общаемся, снимаем лучшие фильмы, получаем лучшие оргазмы. Но мы забываем о том, что есть определенные последствия этих технологий.

Как правило, мы используем очень простые слова, когда говорим о современных технологиях. Я хочу совершить с вами путешествие, пойти на темную сторону мира, посмотреть на города, которые находятся везде. Это города, созданные из распределения технологий по всей планете.

Мы живем в мире, где не осталось уже места, на которое бы не повлияли технологии. Уже нет такого города или страны, где есть ландшафты, на которые никак не повлияли бы новые технологии. Везде мы наблюдаем новейшее развитие технологий. Везде мы можем наблюдать The New Normal. Поэтому города есть везде.

Итак, сегодня я расскажу вам истории о новых городах The New Normal. Это города постцифровой эры, которые существуют везде. Мы будем путешествовать по ландшафтам разных городов, здесь нет центра и периферии. Здесь есть просто один большой город, который распределен по всей нашей планете.

Это новый мир — мир The New Normal. Мы должны переосмыслить понятие города. Мы должны понять, что это уже не просто место, не просто точка на карте. Это некая сеть на распределенной территории. Сегодня я расскажу вам об этой городской симфонии, покажу фрагменты наших проектов, которые мы выполнили во время наших миссий.

Роботы в Мурманске

При помощи таких программ, как The New Normal, мы пытаемся понять, как можно сделать новый дизайн гаджетов. Мы говорим не только о том, как они ощущаются в руках, как мы носим их в карманах, мы говорим о том, какое реальное воздействие они имеют на наш мир и какие использовать альтернативные подходы к таким технологиям. Как это все изменит проектирование зданий, понимание будущего, потому что города повсюду. Есть The New Normal. Мы производим новые продукты, у нас меняется цепочка поставок. Город повсюду — это не просто город, который находится где-то в одной точке. Наши технологии распределяются по всему миру.

Разные гаджеты, разные устройства мы ставим в контейнер на корабль, и корабль доставляет эти товары. Корабль едет сам по себе — им управляет спутник при помощи GPS-систем. Здесь сами по себе работают краны, люди им уже не нужны.

Если раньше здесь находился российский город Мурманск, где работало большое количество людей на благо навигации и транспортных перевозок, то сейчас здесь все изменилось, все стало автоматическим. Ландшафт изменился, здесь работают роботы. Роботы сами ставят контейнер один на другой и организуют поставки.

Мы продолжаем наше путешествие и смотрим, куда нас приведет GPS. Смотрим, как будут выглядеть цифровые ландшафты городов и какие цифровые подсказки нам будет давать GPS.

Итак, город повсюду. Приезжаем в Sandy Island. Здесь мы видим, как работает GPS, как выглядят города будущего. Многие философы уже говорили о развитии городов будущего в 1967 году. Возможно, люди неправильно понимали, что такое Sandy Island. Они думали, что это будет какой-то новый остров, который будет путешествовать по мировому океану. Мы увидим, что все будет не так.

Мы изучали поверхность океана в 2012 году. Можем посмотреть, как изучает мир Google, и понять, что Sandy Island — это не просто какая-то мечта фантаста. Это настоящий остров, настоящее место, куда мы можем приехать. Это место реально, как любое другое.

Машины в эпоху The New Normal создают новые места, новые города. Мы сходим с корабля, и наше автоматическое такси привозит нас в центр, куда поступают продукты. Здесь хранится все в эпоху The New Normal. Изменится сама техника продаж и техника покупок. Роботы Amazon ездят от одной стойки к другой, собирают заказы, используя специальную систему навигации. (…)

Кастомизированные дроны

Места, разные точки на карте спроектированы уже не нами, а машинами. Дроны повсюду, они индивидуализированы. Их можно кастомизировать так же, как мы кастомизируем наши мобильные телефоны. У них небольшие пропеллеры, и они повсюду — как птицы или голуби сегодня.

Они могут удерживать светофоры, особенно в час пик, делают поставки товаров для людей с Amazon. Они становятся неотъемлемой частью города нового поколения, могут выгуливать наших домашних питомцев. Дроны выгуливают собак — подумайте, сколько времени можно сэкономить!

Отправляемся в Лондон. Молодая девушка управляет дроном, при помощи которого она отправляет посылки своему парню. Дети также могут передавать что угодно при помощи дронов друг другу, с одного конца города на другой.

Это город будущего, где есть дроны, где за нами постоянно наблюдает техника. Однако здесь может произойти хакерская атака — все может разрушиться.

Парламентская сессия в России. Внезапно прилетает дрон с изображением мужского члена. Другие дроны используются, чтобы атаковать мирных жителей и стирать с лица земли целые деревни, которые находятся на другой части света. (…)

Теперь мы направляемся дальше — в самый центр города. Это остров машин Facebook. Здесь располагаются все наши мечты, желания, фотографии, сообщения. Здесь находятся охлаждающие фены. Это своеобразный храм. Это не просто какое-то здание, не просто какая-то библиотека — это наследие нового поколения людей. Это новый культурный ландшафт города The New Normal. Возможно, в рамках The New Normal появятся места, где будут охлаждаться большие серверы.

Дизайн-студии Москвы и Запада — работают архитекторы и создают вымышленные города. Сейчас это так, но в рамках The New Normal люди будут надевать очки [виртуальной реальности], использовать искусственный интеллект для того, чтобы играть в видеоигры или становиться героями голливудских блокбастеров.

Мы можем увидеть работника, который попадает в цифровой мир. Он влюбляется в голливудскую актрису. Он увидел ее в одном блокбастере и теперь сам стал героем этого фильма. Он знает каждую черту ее лица, знает, как выглядит ее силуэт. Когда все уходят с работы, у него остается свободное время, он включает искусственный интеллект, гуляет по городу вместе с этой девушкой-моделью, общается с ней. Он не верит в то, что это просто экран. Он думает, что это настоящая жизнь.

Мы посмотрели на то, что происходит в разных уголках мира. Увидели, как мечты по сути становятся для людей реальностью.

Искусственный интеллект, искусственная реальность, добавленная реальность присутствуют в городе The New Normal. Люди по-новому начинают снимать видео. Мы видим, что фильмы снимают просто на зеленом фоне. Современные студии, киностудии обращаются к новым технологиям. Новые студии представляют собой такие зеленые стены. Это новая архитектура. Это анимированные фильмы, и люди ждут премьеры этих фильмов.

Это будущее, к которому приведут технологии. Это дополненная реальность, реальность дополненного мира, новые ландшафты городов. (…)

Все будет смарт

Каждый человек в эру The New Normal может жить в собственном архитектурном пространстве. Мы можем использовать Google и специальные всплывающие экраны, которые могут внезапно появляться рядом с дверью. Можем расположить ковер, можем убрать диван, можем сделать стол. При помощи современных технологий мы способны создать новую реальность, представить, как будет выглядеть квартира.

Каждый человек может что-то добавить в свою квартиру, что-то убрать. Может что-то сказать искусственному интеллекту, искусственный интеллект может ответить. Он может нажимать на разные кнопки, может сделать так, что в этом пространстве будут появляться новые объекты и предметы — это диван и кресло. Он ставит кресло, садится в это кресло и продолжает свой вечер.

Возвращаемся в такси и продолжаем двигаться дальше. Едем по городу, смотрим в окно и неподалеку видим концерт, слышим голоса людей. Концерт Хацунэ Мику. На сцене поет и танцует голограмма, а толпа людей подпевает. Она поп-звезда нового поколения, новой эры, это 3D-проекция. Люди приходят, чтобы посмотреть на нее. Она популярна не меньше, чем Ким Кардашьян сегодня. Но люди хотят видеть не только технологии, но и настоящую жизнь. Поэтому вы можете увидеть настоящих птиц.

Итак, мы пропутешествовали по всей Земле, посмотрели на разные ландшафты, посмотрели, как выглядят разные континенты, как выглядит город, который находится повсюду. В эру The New Normal здания, пространство, формы — все создается огромными машинами. Инфраструктура меняется, машины становятся невидимыми. Мы даже забываем о том, что они существуют. Мы понимаем, что иногда смотрим не на реальные объекты, а просто на какую-то голограмму из пикселей.

Если мы сможем понять The New Normal, то можем по-новому представить себе города будущего и отношения между разными объектами. Можем по-новому создавать системы и объекты, которые будут разбросаны по разным местам планеты. (…)

Мы проехали по миру в эпоху The New Normal, которая начинается уже сейчас. Я не знаю, как так получилось, но мы поняли, что будущее стало очень привлекательным, очень простым. Люди в городах теперь управляются новыми технологиями.

В будущем мы должны активно думать о том, что определяет наши города, что создает наш мир, наше пространство, и понять, что мир меняется по мере развития технологий. Это город, в котором технологии могут с нами общаться, здороваться и прощаться. Повсюду находятся сенсоры. Повсюду будут экраны, где наши лица отражаются. (…)

В будущем все будет смарт, все будет умным, все будет взаимосвязанным, все будет лучше. Привет, город! Здравствуй, мир!