Только важное и интересное — в нашем Twitter

Дорогая бедность

Неравенство уничтожает мировую экономику. Этот ученый знает, как его победить

Фото: Justin Sullivan / Getty Images

Неравенство доходов — актуальная проблема для всего мира, однако универсального решения этой задачи человечество не нашло до сих пор. Например, в России за последние 30 лет доходы беднейших слоев населения упали на 20 процентов, в то время как верхушка в виде одного процента самых состоятельных продолжает обогащаться — за тот же период их заработки выросли на 429 процентов. Известный ученый-экономист и политический деятель Роберт Райх всю жизнь борется с феноменом неравенства, за годы работы он досконально изучил природу этого явления и рассказывает, в чем его опасность. Война бедняков с денежными мешками — в совместном материале «Ленты.ру» и Okko.

Все и ничего

Журнал Time включил Райха в десятку самых успешных американских министров ХХ века. Занимая в разное время должности — профессора в Гарварде, члена Федеральной торговой комиссии, главы экономической группы предвыборного штаба Билла Клинтона, а затем министра труда в его администрации, он пытался делать все от себя зависящее для ослабления социального и экономического неравенства в американском обществе. По словам Райха, неравенство само по себе естественно и является основой капитализма. В нем нет ничего плохого, ведь желание разбогатеть и подняться вверх по социальной лестнице является лучшей мотивацией для человека и главным драйвером экономического роста любого государства.

Тем не менее сейчас явление неравенства принимает гипертрофированные формы и становится серьезной проблемой для большинства людей. Профессор обращает внимание на то, что в США сосуществуют две экономики. С одной стороны, это сверхмощная и процветающая держава — экономика США составляет почти четверть от мирового номинала ВВП, более половины всех акций мира принадлежат именно американским компаниям. «Последние десятилетия американская экономика росла как на дрожжах, и американцы среднего класса, естественно, рассчитывали на получение своей части ее плодов. Увы, они просчитались. Все большая часть экономических достижений доставалась верхушке общества», — констатирует Райх в своей книге «Послешок».

К сожалению, у мощнейшей экономики США существует обратная сторона, которую на своей шкуре ощущают простые американцы, — рост цен, снижение доходов, рост безработицы. Если в 1978 году средняя зарплата американского работника составляла 48 тысяч долларов в год, то к 2010 году она упала с учетом инфляции до 33 тысяч долларов. В то же время средний доход американских богачей за те же 30 лет вырос с 390 тысяч долларов до 1,1 миллиона. «Только вдумайтесь, — подчеркивает профессор Райх, — богатейшие 400 американцев используют больше денег, чем 150 миллионов граждан с самыми низкими доходами, а это половина населения США».

Вышли из депрессии

Экономист характеризует такую ситуацию, как тревожную, поскольку именно средний класс обеспечивает стабильность экономики, а такой концентрации богатства Америка не знала с 20-х годов прошлого века. Нехватка денежной массы у населения выливается в падение покупательной способности, что тут же ударяет по экономике в целом. Бюджет становится дефицитным из-за недобора налогов, власти сокращают расходы на медицину и образование, падает производство и растет безработица. Все эти пункты так или иначе предшествовали Великой депрессии, начавшейся в 1929 году. Райх напоминает, что в те годы 25 процентов всей денежной массы страны находились в руках нескольких десятков крупных капиталистов, сегодня этот показатель равен 23 процентам.

Долгое время простым американцам удавалось поддерживать привычный уровень жизни, несмотря на падение доходов. Однако ради этого им приходилось идти на определенные жертвы. Например, в 70-е годы XX века американский рынок труда наводнили женщины, таким образом они старались компенсировать разницу между ростом цен и стагнирующими зарплатами своих супругов. В 90-х американцы повсеместно стали увеличивать число рабочих часов, устраиваться на вторую, а то и третью работу. Сейчас многие из них трудятся до 70 часов в неделю, вырабатывая на 300 часов в год больше, чем европейцы.

«Многие не понимают, почему они стали жить хуже, почему, работая больше, не могут сохранить прежний уровень жизни, — говорит Райх. — Они обвиняют банки и правительство, но не понимают, что происходит на самом деле». Будучи не в силах противостоять суровой экономической реальности в условиях удорожания жилья, образования, медицинского страхования, люди вынуждены закладывать дома и брать кредиты, которые ныне измеряются сотнями миллиардов долларов. Между тем, в 2007 году именно чрезмерная закредитованность населения сперва обрушила ипотечный и финансовый рынки, а потом и вовсе потянула за собой весь мир. Многие эксперты и финансовые институты уже прогнозируют повторение подобного сценария в перспективе нескольких лет.

Хотели, как лучше

Закономерный вопрос — почему так произошло, когда именно что-то пошло не так и неравенство в обществе стало ощущаться намного острее? По мнению профессора Райха, спусковым крючком стала налоговая политика американского президента Рональда Рейгана. Со времен окончания Великой депрессии и вплоть до конца 70-х годов планка подоходного налога на доходы крупных корпораций никогда не опускалась ниже 70 процентов, и тот период Райх называет годами великого расцвета Америки. Однако Рейган в своей экономической политике опирался на идею «экономики предложения» и пытался стимулировать ее путем значительного и повсеместного снижения налогов. Так, максимальная ставка подоходного налога была уменьшена с 70 до 28 процентов. Американский лидер утверждал, что потенциальный рост экономики после сокращения налогов компенсирует потери доходов. Экономический курс 40-го президента США даже получил свое название — «рейганомика» — и стал предметом многих политических дискуссий.

При Билле Клинтоне налоговая планка вновь увеличилась и достигла 39 процентов. Более того, он утвердил потолок заработной платы руководящих лиц компаний — не более миллиона долларов в год. «Однако когда дошло до введения этого правила на законодательном уровне, в казначействе предложили привязывать зарплату директора к прибыльности компании, не ограничивая ее миллионом. Тогда директора и советы директоров стали вводить оплату акциями. Вот таким образом было извращено предвыборное обещание Билла Клинтона», — рассказывает Райх.

При Джордже Буше-старшем максимальная налоговая ставка составляла уже 35 процентов, которая оставалась таковой вплоть до конца 2017 года. Внушительный процент для простых американцев и сносный для богачей. Однако большинство миллиардеров не платили и по этой ставке, ведь их основной доход — прибыль от инвестиций, — который долгое время облагался всего лишь 15 процентами. «Мои налоги на доходы за этот год составили 17,7 процента, — признался как-то Уоррен Баффет, крупнейший в мире инвестор, — а мои работники платят в среднем 32,9 процента. Ни один сотрудник, включая секретаря, не заплатил так мало, как я. Система налогообложения в последнее десятилетие работала в пользу богатых и против среднего класса».

Усидеть на двух стульях

Логично предположить, что, если власть на стороне богатых, значит, они эту власть купили. Райх откровенно возмущается масштабами практики лоббизма в США и тем, какое количество денег тратится на выборы. «Есть либеральные миллиардеры, а есть консерваторы. И если одни покупают результат, который вам нравится, то другие покупают результат, который вам ненавистен. Эти люди дают просто огромные суммы. Нельзя выставлять правительство на аукцион», — говорит он. Тесная связь денежных мешков и политического истеблишмента беспокоит американцев уже давно. Когда на президентских выборах в 2016 году победил бизнесмен и миллиардер Дональд Трамп, недовольство со стороны демократически настроенной половины американского общества достигло пика.

То и дело слышны обвинения, что нынешний президент США использует должность ради извлечения выгоды для бизнеса. Об этом, в частности говорит и его налоговая политика. Предшественник Трампа Барак Обама выступал против того, чтобы средний класс платил более высокие налоги, чем миллионеры, и вносил соответствующие поправки в налоговый кодекс. В частности, он повысил налог на дивиденды с 15 процентов до 23,8, а позже и до 28 процентов. У Трампа же взгляды иные, и один из его приоритетов — облегчение налогового бремени для бизнеса, корпораций и предприятий. При нем, например, радикально снизился налог на прибыль юридических лиц — с 35 до 21 процента.