«Не мочитесь по углам!»

Сыр, поезда и вода по колено. Чем Переславль-Залесский влечет москвичей

Фото: Борис Кавашкин / ТАСС

Ярославское направление — одно из самых туристических в Центральной России. Сергиев Посад, Ростов Великий, Ярославль, Углич, Мышкин, Рыбинск — на фоне таких соседей Переславль-Залесский несколько теряется. Корреспондент «Ленты.ру» побывал в городе и вернулся с уверенностью, что он достоин большего внимания.

Своя колея

Ажурный на вид рычаг на деле оказывается весьма тяжелым. Чтобы сдвинуть небольшую дрезину с места, приходится затрачивать неожиданно много усилий. И кто сказал, что трение колесной пары о рельсы совсем невелико? Наверное, вдвоем раскачать ручную дрезину легко, но я один, а дорога идет в гору. Однако спустя всего пару минут меня уже терзают сомнения противоположного свойства: как я остановлю эту повозку Сатаны?

Пути пошли под гору, дрезина набрала ход, ручка носится вверх-вниз уже, кажется, без моего участия, колеса адски гремят при проезде стыков, а на повороте я едва не соскальзываю с деревянной платформы. К счастью, при определенной сноровке остановить дрезину оказалось не так и сложно, но тормозной путь с такой небольшой скорости все равно впечатляет.

Возвращение в депо далось еще тяжелее — пути почти все время идут в гору. К концу коротенькой поездки чувствуешь, кажется, каждую мышцу в спине и плечах. Лучше любого фитнеса, да еще и на открытом воздухе. Катание на дрезине по узкоколейке длиной километр в одну сторону — одно из развлечений Переславского железнодорожного музея.

Он был основан в 1991 году энтузиастами Вадимом Мироновым и Владимиром Гусевым, которые выкупили часть узкоколейки и организовали на ее основе музей. Соответственно, специализация музея — узкоколейные паровозы, вагоны, мотовозы и самоходные дрезины. И это единственный такой специализированный музей во всей России.

Некоторые экспонаты восстановлены до рабочего состояния, другие только ждут своей очереди. Причем одни хотя бы выглядят прилично, а вот состояние нескольких экземпляров, увы, совсем плачевно. Впрочем, в России с ее абсолютно наплевательским отношением к техническому наследию сам факт существования такого музея сродни чуду. И то, что в нем удалось восстановить существующий в единственном экземпляре финский паровоз Фт4 и просто сохранить редкую автодрезину на базе ГАЗ-12 (ЗИМ), — повод для радости.

Откровенно говоря, в Переславль можно приехать только ради посещения музея. Зимой он работает с 10 до 17 часов, в остальные сезоны — на час дольше. Билет стоит 200 рублей для взрослых и 50 рублей для школьников. Столько же (с человека) просят за катание на дрезине. Не пожалейте денег — это очень круто.

Сыр-мыр

Давних традиций сыроварения в России нет. Если пармезан появился в Италии в XII веке, чеширский сыр в Англии — в XII веке, а рокфор во Франции и вовсе в XI веке, то в наших краях в Средние века производили в лучшем случае мягкие сыры без какой-либо выдержки, близкие по своим характеристикам к творогу. Первые европейские сыровары появились в России лишь в петровскую эпоху, а первая промышленная сыроварня заработала в Московской губернии только в начале XIX века.

Так что сколько-нибудь массовому сыроварению в России не более 150 лет. Причем развивалось оно именно к северу от Москвы — в Тверской, Ярославской и Вологодской областях. Варят сыр тут и сейчас. В 15 минутах езды от Переславля-Залесского, в селе Новоселье, варит сыр Мария Коваль — известный игрок на поле российского ремесленного сыроделия. Она не только делает более 20 видов сыра, но и является одной из «говорящих голов» всей отрасли.

В «Сыроварне Марии Коваль» варят европейские сорта и придумывают свои. Помимо итальянских рикотты, моцареллы, бурраты и скаморцы, английского чеддера, французских реблошона, валансе и рокфора, а также голландского левардена тут варят «Пьяную козу», «Пьяную корову» и «Гранд Ярославию». Первые два вымачиваются в красном сухом вине, а «Гранд Ярославия» представляет собой вариацию на тему традиционного твердого североевропейского сыра, но на основе молока ярославской породы коров, известной еще с XIX века.

В бутике при сыроварне можно попробовать любой сыр перед покупкой. Выбрать сложно, так как сыр вкусный, а продавщица с горящими глазами рассказывает историю каждого сыра и технологию его производства, постоянно предлагает попробовать кусочек. Атмосфера французского кафе в бутике располагает к тому, чтобы не торопиться, дегустировать и покупать. Так что готовьтесь оставить тут несколько тысяч рублей.

И это при условии, что вы не сладкоежка, потому что помимо сыра подопечные Марии Коваль пекут хлеб, круассаны и делают десерты. Потрясающие десерты. Десяток видов тартов, макаруны, эклеры, сабле, профитроли — и все просто тают во рту. Хлоп! И вы вновь прокатываете карту, отдавая кровно заработанные деньги на благо российского ремесленного сыроварения.

Еще одно место, мимо которого не может проехать любитель импортозамещения, — ферма «Попов луг». Колбаса, сыр, творог, сметана, молоко, хлеб, местное крафтовое пиво — стандартный набор любого магазина фермерских продуктов и небольшая очередь из переславцев, ярославцев и даже москвичей. Последние закупаются на пугающие суммы и уезжают в дорогих внедорожниках.

Рядом ресторан, база отдыха, охотхозяйство и строящаяся церковь воину Евгению (Родионову) — солдату-срочнику, убитому в 1996 году в Чечне. Признавшийся в его убийстве бригадный генерал Чеченской Республики Ичкерия Руслан Хайхороев заявил, что захваченному в плен Евгению было предложено отречься от христианской веры и принять ислам. Родионов отказался и был обезглавлен.

Петя и рыбка

Но большинство приезжает в Переславль-Залесский не ради паровозов, вкусной еды и воина Евгения, а на Плещеево озеро. Крупнейший в окрестностях Москвы естественный водоем зимой и летом привлекает кайтеров, рыбаков и любителей истории, ведь на берегах озера расположен музей-заповедник «Ботик Петра I». Именно в Переславле будущий император, а тогда еще малолетний царь Петр Алексеевич заложил в 1692 году свою потешную флотилию. В 1803 году здесь был заложен первый провинциальный музей, главной звездой которого стал бот «Фортуна» — единственный сохранившийся из потешной флотилии корабль.

В музее-усадьбе всегда многолюдно, экскурсантов привозят автобусами, много школьников, шумно. Вокруг стоянки выросли довольно безвкусные дома отдыха и кафе, висят предупреждающие надписи: «Проход запрещен. Злая собака», «Стоянка служебного автотранспорта» и «Не сыпьте мусор тут и там и не мочитесь по углам!» Атмосфера действительно располагает к мочеиспусканиям по углам после дальней дороги.

Несмотря на то что ботик — достаточно крупная лодка, на Плещеевом озере он таковым не кажется. Озеро огромно, могуче, а в ветреную погоду даже немного пугающе. Огромная для средней полосы водная гладь дает ветру разгуляться — так и хочется встать под парус или запустить в небо кайт. Но у местных совсем другой инстинкт — взять в руки удочку. Вплоть до XX века озеро славилось неиссякаемыми запасами рыбы, но первый русский капитализм, а затем и советская власть, как и во многих других местах, умудрились истощить даже их.

Сейчас в водоеме обитает 16 видов рыб, а королева озера — переславская ряпушка — ныне и вовсе занесена в Красную книгу России. Хотя в те времена, когда Москва была столицей Московского царства, ряпушку и другую рыбу из озера поставляли к государеву столу. Сейчас попробовать ряпушку можно только если вы рыбак. Да и то, судя по тому, что пишут на специализированных форумах, поймать даже одну рыбу — удача. А ведь когда-то в Переславль ради нее специально приезжал Александр Дюма во время своего знаменитого путешествия по Российской империи.

Зато остальной рыбы хватает, хотя отчеты Росрыболовства и утверждают, что запасы заметно истощились за последние десятилетия. Тем не менее как только вы приближаетесь к озеру, вокруг сразу появляются вывески с названием рыбы и ее ценой за килограмм. Ну, а любой уважающий себя ресторан в Переславле-Залесском предлагает щучьи котлеты, уху и разнообразную рыбу с улова. Естественно, под рыбку идеально идет водочка. Тут главное — не забывать, что Переславль задумывался Юрием Долгоруким как новая столица Северо-Восточной Руси — подальше от Ростова Великого с его мощной боярской оппозицией, поэтому размеры старого города внутри стен — рекордные среди всех городов Древней Руси.

Так что идти до отеля придется неожиданно долго. Судите сами: периметр укреплений в Переславле — два с половиной километра. В Суздале — 1,4 километра, в Старой Рязани — те же 1,4 километра, в Ярославле — один километр, а в Москве длина стен первого кремля не превышала 800 метров. Впрочем, в городе много такси, которые всегда готовы отвезти нетрезвых гостей за смешные по столичным меркам деньги.

Гостиниц в городе много. Кажется, что в том самом оппозиционном Ростове Великом с его красивейшим Митрополичьим двором их куда меньше. Так что Переславль вполне может быть вашей базой для исследования юга Ярославской и юго-востока Тверской областей.

Есть гостиницы в древнерусском стиле, есть в новоармянском — с часами, показывающими ереванское время на ресепшене, обязательной долмой в ресторане и южными гостями в караоке по вечерам, а есть и кино-отель Petrov Avenue, не так давно открытый едва ли не главным российским актером последних лет Александром Петровым. В ней корреспондент «Ленты.ру», кстати, тоже побывал и даже побеседовал с Петровым о времени и жизни в нем.

А ведь помимо вкусной еды, свежей рыбы, сильного ветра, напитков разной степени крепости и отелей разной степени вычурности в городе есть пять монастырей, девять церквей и семь музеев — помимо тех, о которых мы рассказали. Так что если вы живете в Центральной России, и ваши ближайшие выходные свободны — вы знаете, куда ехать.