Новости партнеров

«Россия остается для них загадочной далекой страной»

История россиянки о жизни во Франции

Полина учила французский в университете и решила продолжить образование в Париже. Ей удалось найти любимую работу и друзей во французской столице. В рамках цикла материалов о соотечественниках, перебравшихся за границу, «Лента.ру» публикует ее рассказ о жизни во Франции.

В 2010 году, в Год России во Франции и Год Франции в России, я поступила в лингвистический университет на специальность лингвист-переводчик. Я всегда мечтала быть журналистом, но в год моего поступления бюджетных мест на факультет журналистики практически не было. Поэтому по совету мамы я пошла учиться на переводчика. У меня было два основных языка: французский и английский. Ко второму году обучения я взялась еще и за итальянский. Я успела поучиться семестр в Ницце и в Риме.

После учебы в российском университете мне захотелось продолжить образование за границей. Я выбирала между тремя странами: Францией, Португалией и Италией. Выбор пал на Францию. Во-первых, меня взяли в Сорбонну, во-вторых, правительство этой страны выделило стипендию на обучение, в-третьих, я выбрала специальность в области туризма, а французы — одни из лучших в сфере гостеприимства.

Поскольку я была стипендиатом французского правительства, у меня не было ни проблем с визой, ни с поиском жилья. Всем занималась принимающая сторона.

Фото опубликовано @parisme.blog

До того как я переехала во Францию, все французы представлялись мне рафинированными интеллектуалами. Во время учебы в лингвистическом университете я иногда сопровождала французские делегации в качестве переводчика. Членами делегаций обычно были люди из интеллектуальной сферы — архитекторы, артисты или преподаватели.

Когда я приехала во Францию, конечно, выяснилось, что все французы очень разные и у всех отличается уровень общей культуры. Например, как-то в университетской столовой я подслушала краткий пересказ истории России от двух студентов: «…у них было средневековье-средневековье, а потом, бац — и Сталин!»

Это связано с тем, что во французских школах вся история преподается с точки зрения значимости для Франции. Например, историю России им преподают с момента образования СССР, а историю Лаоса или Вьетнама — с момента деколонизации этих стран. Когда я училась в российской школе, мы изучали все: от крестовых походов до Ганди.

В университете я дружила либо с другими иностранцами, либо с французами, которые общались только с иностранцами. В основном, у французов складывается свой круг общения чуть ли не с детского сада, и им бывает достаточно этого кружка.

Фото опубликовано @parisme.blog

После окончания университета настало время искать работу. Было нелегко, но не потому, что я была иностранка, а потому, что во Франции молодому специалисту в принципе сложно найти работу. Уровень безработицы среди молодежи очень высокий — 22,6 процента.

На работе в коллективе первое время было нелегко. Французы — очень социальные люди, и здесь большое значение имеет small talk. В России у людей нет привычки болтать просто так. Поэтому было сложно поддерживать разговор ни о чем. Одна француженка рассказала мне, что с утра специально слушает радио, чтобы было о чем поболтать с коллегами. Еще здесь не принято обедать в одиночестве: обязательно нужно к кому-то присоседиться, иначе все потом будут обсуждать то, что ты ешь один.

Как-то раз мой коллега рассказал, что во время работы в Стокгольме шведы, зная, что он иностранец, везде его приглашали и со всеми знакомили. Меня это очень удивило. Хотя я работала уже несколько месяцев, никому в голову не приходило меня куда-то звать.

Потом я поняла, что для французов ты не считаешься настоящим иностранцем, если хорошо говоришь по-французски. Например, у коллеги был конфликт с менеджером из Бразилии из-за разницы культур. Тогда я стала объяснять француженке, что если менеджер бразильянка, то она смотрит на вещи по-другому и нужно просто это понять. Коллега посмотрела на меня удивленно и сказала: «Но она же хорошо говорит по-французски!». То есть если ты хорошо говоришь по-французски, ты не совсем иностранец.

Фото опубликовано @parisme.blog

Когда я нашла работу, мне нужно было искать квартиру — во время учебы я жила в общежитии. Жилье в Париже, как и в любой столице, найти очень тяжело. От вас требуют составить досье, которое содержит ваши зарплатные листы за последние три месяца, налоговую декларацию, страховку, паспорт и рабочий контракт. Вы имеете право искать квартиру с квартплатой, не превышающей одной трети вашей зарплаты. И еще вы должны иметь такое же досье от вашего поручителя —лица, которое обязуется платить за вашу квартиру, если вы вдруг не сможете этого сделать. Ко всему прочему зарплата вашего поручителя должна быть в три раза выше месячной аренды. Поручителем может выступить компания, где вы работаете.

И вот, когда вы подготовили эту кипу бумаг, вы смотрите объявления на сайте. Причем действовать надо быстро, поскольку квартиры расхватывают за несколько часов. Если вам повезло дозвониться по объявлению, вас приглашают на осмотр квартиры. Причем день и час назначают исходя из того, как удобно риелтору, а не вам. Вы приходите в назначенное время, а с вами еще 15 таких же кандидатов на квартиру, как и вы. Нет никаких гарантий, что квартира достанется вам. Обычно квартира достается тому, у кого круче должность и богаче поручитель. Причем речь идет не о каком-то элитном жилье, а об обычных студиях от 14 до 20 квадратных метров.

Вся эта бюрократия связана с тем, что во Франции есть закон, запрещающий выселять квартиросъемщика из жилья в холодное время года. Даже если он не платит. Поэтому арендодатели боятся недобросовестных квартиросъемщиков и хотят себя обезопасить. Ну и, конечно, потому, что в Париже спрос опережает предложение. Многие квартиры или сдаются туристам, или выкупаются богатыми иностранцами.

Мне нравится, что Франция — социальное государство. Пока я была студенткой, государство мне возвращало одну треть от стоимости жилья. Если я потеряю работу, то буду получать пособие в размере 70 процентов моей зарплаты в течение полутора лет. К тому же я могу попросить помощи в переквалификации, и меня могут бесплатно сориентировать и оплатить какие-нибудь курсы. Во время работы можно даже оплатить уроки вождения за счет социальных выплат. Но это, конечно, все не бесплатно. Я отдаю 30 процентов своего дохода на это социальное обеспечение и еще плачу налоги. Я считаю это справедливым, потому что, когда я сама была студенткой и нуждалась в помощи, мне помогли, невзирая на то что я иностранка. Теперь моя очередь помогать другим.

Фото опубликовано @parisme.blog

О России обычно говорят в позитивном ключе, но мы остаемся для них загадочной далекой страной. Французы, которые бывали в России или совершали пересадку в одном из российских аэропортов, потом обычно спрашивают, почему мы выглядим так сурово и не улыбаемся.

Я наполовину бурятка и наполовину русская, поэтому внешность у меня больше азиатская. Чаще всего меня принимают за японку, а если слышат, что я говорю по-русски, то за казашку. Обычно я говорю при первом знакомстве, что я наполовину монголка, потому что объяснить французу, кто такой бурят, сложно и требует много времени. Но я стараюсь по возможности говорить, что Россия — многонациональная страна, где живут представители более 150 национальностей. Хотелось бы, чтобы больше говорили о том, что россияне не только голубоглазые блондины.

Как-то в университетской столовой я обедала с друзьями из России. У многих из них родители — выходцы из стран бывшего СССР, поэтому внешне все мы выглядели очень разными. К нам подошли несколько французов и поинтересовались, на каком языке мы разговариваем. Никто не ожидает, что россияне столь разные, что Россия – многонациональная страна, а русский — вполне себе международный язык.

Фото опубликовано @parisme.blog

Помимо того что я обладаю нетипичной с точки зрения иностранцев внешностью для россиянки, я еще и из Сибири. Поэтому приходится развенчивать стереотипы о вечной мерзлоте и медведях. Никто не верит, что летом у нас жара в 30 градусов. У меня был друг итальянец, и его отправили учиться в Сибирь. Когда он сообщил об этом своим родителям, те схватились за сердце и спросили: «Лука, а там города-то хоть есть?!»

***

Сейчас я работаю во французском стартапе в сфере туризма в отделе маркетинга. Мне нравится моя работа и коллектив. За три с половиной года в Париже у меня появился свой круг общения, а если я перееду в Россию, то все придется начинать заново. В свободное время я веду блог о Париже и путешествиях. Поскольку я хорошо знаю, как устроен туристический бизнес, мне захотелось поделиться своими знаниями и опытом жизни во Франции.

Больше историй о жизни россиян, переехавших в другие страны, — в сюжете «Русские за границей». Если вы хотите рассказать свою историю, отправляйте письма на электронный ящик life@lenta-co.ru.