Только важное и интересное — в нашем Twitter

Адское месиво

Свинобык-реваншист, король Артур и детские комплексы: чем удивляет новый «Хеллбой»

Кадр: фильм «Хеллбой»

В прокате уже неделю идет реанимированный — спустя десять лет после выхода оригинальной дилогии — «Хеллбой». В отсутствие режиссера первых фильмов Гильермо дель Торо и их главной звезды Рона Перлмана кинокомикс о дьяволе с ранимой душой сделал ставку на кромешную, тотальную дичь.

Англия, VI век нашей эры. Король Артур старательно, что твой несчастный повар Кабанов, расчленяет на шесть частей тело красивой женщины, а та все равно не затыкается — Вивьен Нимуэ (Милла Йовович), она же Кровавая королева, насылала на остров чуму и полчища исчадий ада. Англия, XXI век нашей эры. Исчадье ада, известное как Хеллбой (Дэвид Харбор, игравший шерифа в сериале «Очень странные дела»), прибывает в Лондон специальным рейсом. Демона, который в США служит отделу по борьбе с паранормальными явлениями, вызвали местные оккультисты — помочь в охоте на гигантов-троглодитов. Хеллбою вообще-то не до гигантов — и уж точно не до эксцентриков, которые их истребляют: ему только что пришлось собственноручно прикончить обернувшегося в Мексике в вампира коллегу (а тот на смертном одре еще и выдал мутное пророчество), но за оккультистов просил названный папа, он же босс боевого демона (Иэн МакШейн), а папе герой отказывать не привык.

Срочная командировка, конечно, окажется западней, и на британских берегах Хеллбою придется поневоле задержаться (что несколько скрасит воссоединение с давней знакомой, малолеткой-медиумом Элис в исполнении звезды прекрасной «Американской милашки» Саши Лейн). Как водится, неслучайно: давно точащий на краснокожего страдальца-исполина зуб мести свинобык (наверное, все же бородавочник, но по поросячьим замашкам — натуральный свинобык) с непроизносимым именем Гаргух и густым кокни-акцентом как раз раскопал по английским аббатствам части тела Кровавой королевы, и та, собравшись воедино, а также раскритиковав эфир современного британского ТВ, вот-вот попробует организовать человечеству повторный апокалипсис. Хеллбою в плане воскрешенной Нимуэ отведена особая роль: за него ведьма-нигилистка собирается замуж (что объясняется мутно поданным кровавым родством демона с тем же королем Артуром).

Первые два «Хеллбоя», снятые Гильермо дель Торо за десять лет до «Формы воды» и оскаровского признания, были редким в жанре кинокомикса образцом стилистической выдержанности — мексиканцу удалось, с одной стороны, передать суматошный и гротескный дух графических романов Майка Миньолы, а с другой — сохранить собственный визуальный почерк, замешанный на готике и фантастике пятидесятых. От работы над третьим фильмом франшизы режиссер напрочь отказался (как и игравший Хеллбоя в его картинах Рон Перлман), и авторам нового «Хеллбоя» пришлось не только вместо продолжения запускать франшизу заново, но и искать новый подход к форме и стилю этого перезапуска. Что ж, сказано — сделано: от тягучей, игривой сказочности фильмов мексиканского гика-визионера в «Хеллбое» Нила Маршалла и правда не осталось и следа.

Что же пришло ей на смену? Не самый худший — по крайней мере, в теории — вариант. А именно тотальная, бесстыжая и бесцеремонная, барахолочная даже эклектика. В этом «Хеллбое» уживаются свинобык-реваншист и тошнота призраками, лютый кокни и осмеяние всего английского, медиевальная белиберда с участием мерлинов и экскалибуров, и даже такие непременные фигуранты всех трэшевых жанровых залепух, как масонские ложи. А еще — двухэтажный мат из уст девяноста процентов персонажей (в оригинале, конечно — русский перевод вынужден обходиться вариациями слов «мудак» и «жопа») и навязчивая, сопровождающая каждый экшен-эпизод демонстративная расчлененка с лихо брызжущей в направлении зрительного зала кровушкой. «Хеллбой» отрабатывает рейтинг «18+» с упоением, какое в отношении мультяшного, искусственного насилия способны испытывать, парадоксальным образом, только ученики младших классов.

Проще говоря, «Хеллбой» в исполнении Нила Маршалла, патентованного режиссера фильмов категории «Б» (некоторые из них, как «Псы-воины», «Спуск» и «Центурион», вовсе не были лишены девиантного чувства дешевой, но эффективной киногении), представляет собой кромешную дичь. Более того — не то чтобы не стесняется этой своей дикости, но даже ею гордится. Учитывая инаковость главного героя этого комикса, в таком подходе есть, наверное, определенная адекватность материалу. Вот только проблема в том, что весь доступный Маршаллу аляповатый набор диковинных абсурдностей здесь не то чтобы увязан в цельный и убедительный сюжет: основная определяющая мотивацию Хеллбоя подспудная драма так нелепо сводится к подростковым комплексам папенькиного сыночка, что на финальном диалоге героя с отцом становится уже не только смешно, но и неловко. Только Эдипова комплекса Хеллбою еще и не хватало.

«Хеллбой» уже идет в российском прокате.