Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте

Место силы

Припять, мистика, подростки: зачем возвращаться в «Чернобыль. Зону отчуждения»

Кадр: сериал «Чернобыль: Зона отчуждения»

На онлайн-платформе ТНТ-PREMIER перезапускается сериал «Чернобыль. Зона отчуждения». Многогранный сюжет с элементами молодежного роуд-муви, мистики, путешествий во времени и даже миров братьев Стругацких делает этот проект не похожим ни на один другой отечественный сериал. «Чернобыль» стал не просто рейтинговым суперхитом России, но и по-своему предвосхитил американские «Очень странные дела» и «Ривердейл».

Кинотеатральная премьера, съемки в Припяти, впечатляющие рейтинги и настоящая волна фан-творчества по мотивам — по степени своего эффекта на аудиторию «Чернобыль. Зона отчуждения» стал произведением для российского телевидения уникальным. И в свете того, что совсем скоро ту же неоднозначную тему — катастрофу на Чернобыльской АЭС — разовьет американский мини-сериал «Чернобыль» с суперзвездой Стелланом Скарсгардом и популярными британскими актерами Джаредом Харрисом, Джесси Бакли и Барри Кеоганом, сериал ТНТ-PREMIER обретает новую актуальность. При этом, если американская версия событий на Чернобыльской АЭС — это попытка реконструкции трагических событий через западный взгляд на советскую катастрофу, то «Зона отчуждения» — история иного рода: молодежная, мистическая, непредсказуемая. Более того, фантастическое в ней взрастает на документальной почве, а сверхъестественное неразрывно связано с реальностью и разворачивается вокруг узнаваемых современных героев школьного канона: лидер, ботаник, хулиган, королева класса и т.д.

***

Ни для кого не секрет, что в российской киноиндустрии и в культуре в целом не принято брать за основу исторические события — к тому же трагические — и создавать на их основе продукт развлекательный, зрительский, а не ультра-патриотический и оттого неизбежно спекулятивный. В этом смысле «Чернобыль. Зона отчуждения» телеканала ТНТ-PREMIER — настоящий слом шаблона. Трудный невымышленный материал в руках режиссеров Андерса Банке и Павла Костомарова и сценариста Ильи Куликова становится фундаментом для приключенческого триллера, по лихости трансформации большой истории в историю остросюжетную, сравнимую с лучшими образцами альтернативного фэнтези — не столько со «Сталкером» Тарковского, сколько с видеоиграми серии S.T.A.L.K.E.R.

Сюжет стартует с классического, почти хичкоковского макгаффина. Из квартиры столичного тинейджера Паши пропали восемь миллионов рублей. Грабитель — обычный московский айтишник — пускается в бега, по глупости выдавая свое место назначения, Чернобыльскую АЭС и город Припять, в своем видеоблоге. Паша и его сверстники — Леша, Гоша, Аня и Настя — не так уж хорошо знакомые между собой, едут за вором. Каждый при этом руководствуется собственной мотивацией. Вот только путешествие, которое их ждет, будет становиться все опаснее и запутаннее с каждым новым поворотом сюжета. Их приключения — это роуд-муви и мистический триллер, боевик и фильм-катастрофа, драма и комедия в одном флаконе. А вопрос, почему именно эти пятеро ребят во что бы то ни стало должны оказаться в зоне отчуждения вокруг Чернобыля, держит в напряжении до самого финала. Постепенно в отдельного, даже ключевого персонажа сериала, превращается и сама зона — она может менять тем, кто попал на ее территорию, внешность и голос, то до смерти пугает, то неожиданно приходит на помощь.

***

Смелость в переплетении жанровых элементов и реального исторического материала — не единственное, что отличает «Чернобыль» от потока среднестатистических российских сериалов. Сериал Банке и Костомарова при всем своем мистическим уклоне, как ни странно, проникнут редким на ТВ реализмом. Именно так гремят тусовки у наших школьников, пока родителей нет дома. Именно так они разбираются с отношениями — еще не взрослыми, но уже не стыдливо детскими. Именно так тинейджеры говорят о сексе и знакомятся с разнообразием гендерных ролей — авторы проекта не пошли по простому пути замалчивания тем, без которых вообще-то невозможно представить современное произведение о подростках.

Вся планета с восхищением смотрит американские «Очень странные дела» и «Ривердейл» — сериалы, снятые по тому же принципу, который на несколько лет раньше задействовали продюсеры ТНТ в «Чернобыле»: реальные подростки с их подлинными житейскими заботами и чаяниями оказываются в круговороте необъяснимых, иррациональных событий — и неизбежно взрослеют в попытках из этой пучины выбраться. Причина такой масштабной любви к фильмам и сериалам о подростках проста — они повествуют о независимости и обретении своего голоса, а синтез с мистикой и фантастикой позволяет раскрыть типичные для тинейджерства ситуации без лишних нравоучений, которые заменяют драйв и экшен. «Чернобыль» не стесняется и русского народного колорита: путешествие на «Волге», придорожные шалманы с шашлыком, стихийный разгул на свадьбе. Чем объемнее прописана реальность — тем больше у зрителя шансов на узнавание себя в персонажах.

***
Работа с реальностью на экране бывает разной. Грядущий американский проект о Чернобыле обещает представить зрителям подробную реконструкцию событий 1986 года. И хотя «Чернобыль. Зона отчуждения» — сериал фантастический, он тоже основан на реальных событиях в самых мельчайших деталях, причем таких, какие могут быть известны только бывшим советским жителям. Создатели сериала досконально изучили фактуру и съездили в Припять — «Зона отчуждения» стала первым сериалом про Чернобыль, часть съемок которого действительно проходила на исторической местности. А все, что по разным причинам снять не удалось, например, саму Чернобыльскую АЭС, воссоздали на экране с помощью трехмерной графики CGI, уровень которой тоже работает на то, чтобы «Чернобыль. Зона отчуждения» выглядел продуктом не конвейерным, но штучным.

Действие в сериале «Чернобыль. Зона отчуждения» происходит в двух временных пластах — 2013 и 1986 годах. Конечно, чернобыльская трагедия для большинства нынешних подростков — миф или в лучшем случае страница в учебнике, и на этот счет у создателей проекта нет никаких иллюзий. Тем не менее изображение этих событий лишено морализаторства и нравоучений — напротив, осуществлено посредством изобретательных фантастических приемов. Например, в одной из серий аномалия зоны копирует героев и делает из них фантомов с той же внешностью, но со злыми намерениями. Стоит ли напоминать, что на том же мотиве выстроен новейший хоррор «Мы» американского режиссера Джордана Пила, как продюсера сейчас возрождающего легендарную «Сумеречную зону» — с которой у «Зоны отчуждения» тоже хватает пересечений.

Как создавался сериал

Евгений Никишов, продюсер и автор сценария: «Названия улиц в фильме реальные, хронология катастрофы и предшествующих событий — тоже. Мы с Ильей Куликовым посмотрели тонны видео, посвященных чернобыльской катастрофе, и нашли там кучу всего, что в 1986-м в новости, естественно, не попало. История с тетрадкой из сериала — реальная. Мы на фотографиях увидели школьный класс, на полу которого были разбросаны старые школьные тетради. Вещи в квартирах, фотографии — все это осталось до сих пор».

Валерий Федорович, продюсер: «Припять снималась в пяти разных местах. Нам, например, нужно было показать подъезд дома Ани: в 86-м году — чистый, аккуратный, а теперь — убитый. Как мы это делали? Находили нормальный подъезд, а потом художники его состаривали, и потом мы еще добавляли компьютерной графики: выбивали окна, проращивали деревья сквозь асфальт».

Александр Дулерайн, продюсер: «С самого начала сценарий мне показался необычным, очень увлекательным и ни на что не похожим. В «Чернобыле» есть и мистика, и фантастика, но, что самое важное, его герои — это очень реальные молодые люди с откровенно показанными конфликтами и отношениями. В этом сериале очень неожиданная развязка. И представить себе, куда идет история, в начале просто невозможно. Для ТНТ это сериал экспериментальный, но на самом деле эти эксперименты — наша попытка делать какие-то выдающиеся сериалы, которые жили бы долго-долго, которые люди бы пересматривали».

Сериал «Чернобыль. Зона отчуждения» полностью доступен на платформе ТНТ-Премьер