Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Не хуже Бандеры

Украинские националисты и пособники Гитлера теперь тоже ветераны. Кто они и чем известны

Фото: Александр Мазуркевич / РИА Новости

Весной на Украине вступил в силу закон, уравнявший в правах всех участников Второй мировой войны. Отныне и ветераны Красной армии, и пособники Гитлера из числа украинских националистов получили общий статус «борцов за независимость» и одинаковые льготы. Помимо членов Организации украинских националистов — Украинской повстанческой армии (ОУН-УПА, движение запрещено в России) в список национальных героев попали и их менее известные единомышленники. «Лента.ру» изучила, кто они, чем знамениты и какой вклад внесли в борьбу за независимость Украины.

Новые герои

Утром 6 декабря 2018 года в Верховной Раде Украины царило небывалое оживление. Депутаты отмечали день Вооруженных сил Украины, и по этому случаю готовились принять очередной патриотический закон. Еще летом в парламенте решили уравнять в правах советских ветеранов и бойцов Украинской повстанческой армии (УПА), и вот торжественный миг голосования настал.

Главным героем того дня стал 85-летний Юрий Шухевич, сын знаменитого командира УПА и по совместительству командира немецкого карательного батальона «Нахтигаль» Романа Шухевича. Он не только был разработчиком законопроекта, но и прямо в ходе обсуждения уговорил парламентариев дополнить список борцов за независимость еще несколькими категориями националистов.

Помимо УПА, боевиков Организации украинских националистов (ОУН), «Полесской Сечи» атамана Бульбы-Боровца и Украинской национальной революционной армии, список героев пополнился Украинской войсковой организацией и Организацией народной обороны «Карпатская Сечь».

Принятый по ускоренной процедуре за 15 минут закон оперативно подписал президент Петр Порошенко, и уже 26 марта документ вступил в силу. В результате в украинском законодательстве сложилась парадоксальная ситуация, когда героями признаются и бойцы войск НКВД, преуспевшие в ликвидации незаконных вооруженных формирований на территории СССР, и националисты, которых эти бойцы гоняли по лесам Западной Украины.

Но если с военнослужащими НКВД и Красной армии все более-менее понятно — они служили Советскому Союзу, то представление о том, что все украинские националисты в период Великой Отечественной войны тоже сражались за общую идею, было бы ошибочным. В действительности же 1930-1950-е годы на западе страны шла ожесточенная борьба и конкуренция различных подходов к созданию истинно правильной Украины. А начиналось все с небольшой группы эмигрантов, покинувших страну после поражения Украинской народной республики в борьбе с большевиками.

С чего начинается родина

После Гражданской войны Украина так и не смогла добиться независимости. Территория страны оказалась разделенной между СССР, Польшей, Чехословакией и Румынией, в центральной Европе осело множество эмигрантов из числа бывших бойцов Галицкой армии и Сечевых стрельцов — воинских частей армии Украинской народной республики, которая просуществовала всего три года после распада Российской империи. Десятки тысяч человек с боевым опытом за плечами оказались не у дел. Чего не скажешь об их командирах.

Летом 1920 года в Праге была основана Украинская войсковая организация (УВО). Ее предводителем стал полковник Сечевых стрельцов Евгений Коновалец, отличившийся при жестоком подавлении Январского восстания в Киеве в 1918 году. Лидеры УВО рассчитывали создать мощную подпольную организацию, способную эффективно бороться с оккупационными большевистским и польским режимами и отвоевать единую и независимую Украину.

Идеологом УВО стал Дмитрий Донцов. Накануне Первой мировой войны он перебрался из Российской империи в Австро-Венгрию и, находясь на содержании австрийского МИДа, пропагандировал создание независимой Украины под протекторатом Австро-Венгрии.

Примкнув к УВО, Донцов стал выступать за отказ от всяческих дискуссий с оппонентами и за решительные радикальные действия ради реализации национальных интересов. Суть своей идеологии он изложил в «Декалоге украинского националиста», который начинается с наставления: «Добудешь Украинское государство или погибнешь в борьбе за него». Также истинному патриоту предписывалось мстить за смерть товарищей, ненавидеть врагов нации и, само собой, гордиться тризубом.

Борьба началась, как полагается, с террора в отношении тех, кто проводит антиукраинскую политику или поддерживает ее. Осенью 1921 года бывший офицер Галицкой армии Федак совершил покушение на диктатора Польши Юзефа Пилсудского. Украинец оказался плохим стрелком и лишь ранил одного из соратников польского лидера.

В других случаях украинские террористы действовали эффективнее. Например, осенью 1926 года жертвой Романа Шухевича стал польский школьный куратор Ян Собинский, которого обвинили в преследовании украинских детей. Всего же националисты на Западной Украине в 1920-е годы ежегодно убивали десятки поляков и сочувствующих им соотечественников: учителей, чиновников и политиков.

На новый уровень

Вполне закономерно, что с таким теоретическим и практическим подходом к достижению поставленной цели УВО на рубеже 1920-1930-х годов трансформировалось в военно-политическую организацию крайне правого толка. В 1929 году на базе УВО, а также Союза освобождения Украины, Союза украинских фашистов и подобных им организаций была создана Организация украинских националистов.

ОУН продолжила подпольную деятельность УВО, при этом выступая своего рода политическим и полулегальным крылом последней. На деле же в организации существовали все те же отряды боевиков, продолжавшие террор против польской власти на Западной Украине.

В начале 1930-х в руководство националистов выдвинулся Степан Бандера. Славу в среде оуновцев ему принесли организация убийств советского дипломата Майлова и польского министра иностранных дел Перацкого. Молодой (к моменту участия в убийстве Перацкого Бандере было всего 23 года), жестокий и решительный, он быстро стал одним из признанных лидеров.

Существенную помощь в деле противостояния польской власти на украинских землях оказывали немецкие спецслужбы. Проигравшие Первую мировую, но не сломленные, немцы с начала 1920-х начали готовиться к реваншу. Украинские националисты из УВО и ОУН выступили их естественными союзниками. Для подготовки украинских боевиков абвер (военная разведка Германии) организовал два центра по подготовке диверсантов в Мюнхене, один — в формально нейтральном Гданьске, школу для подготовки полицейских кадров в Берлине — немцы весьма активно поддерживали УВО и ОУН.

После прихода к власти Гитлера отношения немцев с украинцами стали еще теснее. От абвера ОУН получала финансирование, оружие, взрывчатку. Характерным примером сотрудничества стала резко возросшая диверсионная активность ОУН накануне захвата Германией Польши. Националисты убивали полицейских, чиновников, устраивали диверсии на объектах инфраструктуры, чем порождали хаос в польском тылу.

В результате к началу Великой Отечественной войны ОУН оказалась прекрасно подготовленной к ведению масштабных диверсионных и партизанских действий и активно помогала войскам Третьего рейха в расправах над евреями.

Попытка первая

Парадоксально, но, пока ОУН и лично Бандера налаживали международные контакты и боролись с врагами независимой Украины, их мечты попытались воплотить совсем другие люди в Закарпатье. Эта область до 1918 года принадлежала Австро-Венгрии. В ходе Гражданской войны в России за регион боролись украинцы с поляками, в итоге по Трианонскому договору Закарпатье вошло в состав Чехословакии. Однако автономия позволила украинским политическим партиям и организациям совершенно официально там действовать.

После Мюнхенского сговора 1938 года, пока Чехословакия доживала свои последние месяцы, премьер-министром автономного Закарпатья становится греко-католический священник и украинец Августин Волошин. Он тут же начинает давление на оппозицию, закрывает газеты, запрещает все общественные центры и политические партии, кроме, естественно, своей собственной. Также Волошин берется за формирование собственных вооруженных сил.

Во главе созданного им формирования «Карпатская Сечь» встал Дмитрий Климпуш, участник Первой мировой войны и один из лидеров недолго просуществовавшей в 1918-1919 годах Гуцульской республики. В межвоенные годы Климпуш занимался общественной деятельностью и даже завел собственную корчму. Когда же осенью 1938 года Волошин провозгласил независимость Карпатской Украины, Климпуш приступил к формированию боевых отрядов. Их основой стали пожарные, скауты и политические активисты.

Впрочем, просуществовала «Сечь» недолго: 15 марта 1939 Гитлер окончательно ликвидировал Чехословакию, Венгрии как союзнику Германии отходило Закарпатье. Уже накануне официального оглашения решения фюрера в регион начали стекаться венгерские диверсионные отряды. Им противостояли оставшиеся чехословацкие войска и отряды «Сечи», которые после краткого конфликта все же решили действовать сообща.

Регулярная чешская армия под конец существования страны фактически утратила боеспособность, а из 15 тысяч членов «Сечи» сражаться с венграми пожелали лишь две тысячи человек. Естественно, ополченцы с легким стрелковым оружием ничего не смогли сделать с танками, пушками и самолетами. Бои в Закарпатье развернулись отчаянные: из двух тысяч «сечевиков» почти пятьсот погибли в первые сутки, и к 16 марта 1939 года Карпатская Украина прекратила свое существование.

Августин Волошин бежал, а его выжившие бойцы еще несколько месяцев партизанили в лесах, пока их окончательно не задавили венгерские военные. Однако именно Карпатская Украина стала первой попыткой возродить украинскую государственность после неудачного опыта 1917-1920 годов.

Полесский атаман

Следующую попытку возродить Украину предприняли уже участники ОУН в 1941 году. 29 июня, когда советские части оставили столицу Западной Украины Львов, а немцы еще не успели до него дойти, город начали занимать боевые отряды националистов. На следующий день туда прибыло руководство ОУН, и Ярослав Стецько, соратник Бандеры, на немецком и украинском языках провозгласил «возрождение Украинской державы».

«Создающееся Украинское Государство будет тесно взаимодействовать с Национал-Социалистической Велико-Германией, которая под руководством своего Вождя Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и в мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации», — строки из акта о провозглашении Украинского государства в должной мере характеризуют идеологическую направленность украинских националистов того времени.

Но пока во Львове ОУНовцы строили свой рейх, в Полесье, на северо-западе страны, действовали свои герои с теми же амбициями. Тарас Бульба-Боровец был всего на год старше Бандеры и, как и сам лидер ОУН, метил в вожди украинского народа. Еще в 14 лет он начал заниматься разведкой в родном крае (современная Ровенская область) в интересах УВО, за этим последовало руководство националистическим кружком, арест, тюрьма. В 1940 году он проникает с немецкой территории в Советский Союз и в Полесье принимается за подготовку диверсионных отрядов.

Об уровне активности Бульбы-Боровца свидетельствует тот факт, что к началу Великой Отечественной войны под его командованием находилось около десяти тысяч бойцов. В июне-августе 1941 года они занимались тем, что нападали на отступающие советские войска, захватывали оружие и боеприпасы, устраивали диверсии и срывали мобилизацию на еще подконтрольных Союзу территориях. В разное время они называли себя «Полесской Сечью», Украинской повстанческой армией атамана Бульбы-Боровца и Украинской народно-революционной армией.

Тарас довольно быстро нашел общий язык с немецким командованием: оно, конечно, не дало ему добро на создание какого-то «государства», но хотя бы позволило оформить свои отряды в качестве полиции. Вот что пишет в мемуарах Бульба-Боровец: «У нас в каждом крупном городе стоит гарнизон силой от одного до двух батальонов, а в каждом крупном селе — не менее одной-двух сотен милиции с пулеметами, минометами и со спрятанными пушками. Общим числом наша "милиция" во всем Полесье превышает 10 тысяч солдат, причем не изолированных район от района, а охваченных монолитной организацией».

Со временем пути Бульбы-Боровца и немцев разошлись — последние отказывались признавать власть атамана, как он сам себя называл, в регионе. Тот в ответ устроил ряд дерзких акций в 1942 году: в Шепетовке захватил несколько эшелонов с продуктами и расстрелял нескольких эсэсовцев, в Гошиве захватил местную типографию, взял в плен ее директора и двух секретарш.

Так бы и продолжалась борьба непокорного атамана с немцами, если бы в 1943 году соратники Бандеры не поставили ему ультиматум: или «бульбовцы» вливаются в УПА и подчиняются Бандере, или их ждет смерть. Не мудрствуя лукаво, Бульба-Боровец оставил своих людей и бежал к немцам, а его ближайшие соратники, в том числе, и жена, были уничтожены Службой безопасности ОУН.

Однако самих «бандеровцев» это уже не спасло. Окончательно разгромив Германию, Советский Союз взялся за националистов, организовав эффективную блокаду Западной Украины. Советские органы госбезопасности планомерно прочищали район за районом и, хоть не без труда, к 1956 году подавили все очаги сопротивления. Тем не менее украинский национализм на этом не закончился. Многие бойцы и идеологи смогли бежать на Запад, где продолжили свою деятельность. А кто-то, как сын Романа Шухевича Юрий, проведя 34 года в советских лагерях, смог выжить, дождаться независимости и продолжить дело своего отца. Кажется, у него и его соратников это неплохо получается.