Новости партнеров

«Долго не могла отпустить русскую жизнь»

История россиянки о жизни в Гамбурге

Фото: @yoghurt2002

В 2005 году Елена перебралась из России в Германию. Теперь она работает в университете Гамбурга и принимает участие в организации игры «Дом Шерлока» и других мероприятий городского уровня. В рамках цикла материалов о соотечественниках за границей «Лента.ру» публикует ее рассказ о жизни в Германии.

14 лет назад я вместе с родителями переехала в Германию из Нижнего Новгорода. В России я училась в университете и очень долго не могла свою русскую жизнь отпустить, все время думала, что скоро вернусь. Первые месяцы ничего не делала и часто ездила в Россию, была там раз семь или восемь за два года. Даже университет экстерном окончила.

Перед отъездом я два месяца ходила к репетитору по немецкому в Нижнем Новгороде, но язык по-прежнему толком не знала. Когда приехала сюда, была в шоке и вообще стеснялась рот открывать. Еще долго не могла говорить по-немецки и общалась только на английском.

Через некоторое время жизнь в Германии стала захватывать меня все больше и больше. Переломным моментом стал неприятный разговор с одним мальчиком, который напрямую сказал: «Ты уже определись, здесь живешь или там». Я подумала и поняла, что он, наверное, прав. К тому же у меня такая рабочая схема: сначала «ой нет, не хочу, не буду, что я вообще делаю», а потом втягиваюсь, становится интересно, появляется любопытство.

После переезда мы поселились в Ростоке. Со временем я стала осознавать, что не хочу там жить. Дело в том, что Росток — очень специфический город. Он славится избирательностью местных жителей. Я съездила в Гамбург, в Берлин и поняла, что в Гамбурге мне нравится больше, поэтому получать образование решила там.

Потом родители тоже перебрались в Гамбург, причем с этим связана прямо-таки драматическая история. Я уже нашла им квартиру, они приехали из Ростока, и тут миграционная служба в Гамбурге объявляет, что не примет их, и они должны возвращаться обратно. Проблема была связана с особенностями социальных выплат для пенсионеров, которые попали в Германию по еврейской миграции и не имеют гражданства.

Нам еще повезло, что полгода назад был похожий случай, и Верховный суд Германии вынес по нему положительное решение. У нас все было в письменной форме, везде дали согласие, я сама всем занималась. Но миграционная служба — сложная организация, одна мысль о которой вызывает у меня стресс. И там не всегда сидят компетентные люди, знающие законы. Никто не хотел брать на себя ответственность ни в Ростоке, ни в Гамбурге. В итоге вопрос решил какой-то начальник начальников.

Работа

Работа — это очень большая и важная часть нашей жизни, и если ее не любить, будет тяжеловато. Я работаю в международном отделе университета Гамбурга, который занимается студенческим обменом. Эта должность совмещает в себе все, что мне нравится. Я организую, я общаюсь, у меня команда, мы постоянно что-то делаем.

Начинала я в 2012 году, еще будучи студенткой. У меня были очень хорошие отношения с начальницей, и когда я хотела поехать на практику по программе обмена, она сказала, что практику за границей предложить не может, а вот работу в университете — с радостью. Потом она уволилась, и теперь международным отделом руковожу я.

Раньше мы в основном сотрудничали с Европой по программе Erasmus — самой большой программе обмена, которая финансируется Европейским Союзом и касается не только студентов, но и профессоров, сотрудников университетов. А сейчас у нас очень много партнерских университетов по всему миру — в Азии, в Южной Америке, в странах СНГ. Из России, Грузии, Прибалтики каждый год приезжают человек восемь-десять.

Многие студенты, участвующие в программах обмена, остаются довольны. Увидеть, как твой предмет преподают в других странах, бывает полезно. Например, в Германии очень теоретическое образование. Мы учились круглые сутки, приходили в восемь утра, уходили в восемь вечера. В аудитории сидело по 500 человек, и нужно было все знать наизусть. У нас были такие толстые («с кулак») книги, тексты, презентации. А когда я училась в Праге, там было все более интерактивно и маленькие классы.

Если наш факультет сотрудничает с университетом за рубежом, то студенты могут ездить в обе стороны. Можно назвать несколько стран, где хотелось бы побывать, и многие почему-то выбирают Швецию. Я долго не понимала — почему, пока однажды мне по секрету не объяснили, что там девушки easy going (с ними легко поладить — прим. «Ленты.ру»).

Друзья

У меня есть немецкие друзья, но русскоязычных, конечно, больше. Впрочем, я против того, чтобы рассуждать о менталитетах и делить людей на группы. Конечно, есть какие-то объективные моменты, абсолютно разные для людей из России и из Германии. Правила игры в русскоязычном окружении одни, в немецкоязычном — немного другие. Но у меня не возникает проблем с тем, чтобы их учитывать и по-разному обходиться с разными людьми.

Я очень люблю рисовать. Несколько лет я ходила в немецкую художественную школу, где учащихся очень хвалили. Нам постоянно говорили, как отлично мы рисуем, какие шедевры создаем. А потом пришла в русскую школу, которую основали муж и жена из Питера. Там мне сразу объяснили, в каких местах и что конкретно я должна улучшить. И я сразу поняла, что я дома и никуда отсюда не уйду. Там чудесные люди, чудесные учителя, чудесная группа. Среди учащихся много татуировщиков, которые улучшают свои профессиональные навыки.

Три года я была в организационной коллегии гамбургского клуба «Мафии». «Мафия» — это игра, которая получила дикое распространение в русскоязычной среде по всему миру. Не только в постсоветском пространстве, но и в тех странах, где русскоязычное сообщество достаточно большое. В Германии постоянно проходят соревнования по «Мафии», свои рейтинги, свои звезды — это целый скрытый мир, параллельная вселенная. Старый университетский друг позвал меня на первую или вторую встречу гамбургского клуба, так я туда и попала.

Знакомый, которого мы встретили на «Мафии», — тоже деятельный молодой человек с кучей успешных проектов. Однажды он сказал мне, что у него с друзьями есть идея сделать в Гамбурге квиз «Дом Шерлока» (интеллектуальная игра-викторина в кафе, баре или клубе — прим. «Ленты.ру»). Я спросила, есть ли у него команда. Отвечает, что нет. И я сразу поняла, что мне хотелось бы поучаствовать. С самого начала хотелось, чтобы это был не междусобойчик, а шоу с классной атмосферой, которое привлекает больше 50 человек за игру. И у нас это получилось.

До того я помогала организовать Гамбургский кинофорум, потом с девочками из «Рок-фронта» устраивали в Гамбурге «Дозор». Это городской квест: по городу бегаешь, копаешь. Мы делали его в Гамбурге на еврейскую тему. Сами читали истории, сами придумывали все задания, этапы. Это было дико интересно, но очень трудоемко и затратно по времени.

Каждый день где-то в мире возникают очень крутые идеи, новые игры, новые формы свободного времяпрепровождения. Я надеюсь, что в Гамбурге это только самое начало, что будет больше. Не только для русскоязычных. Может, когда-нибудь нам удастся смешать русскоязычное и немецкоязычное сообщество. Может быть, следующее поколение будет себя чувствовать свободнее, будет более открытым. Главное, пусть что-то появляется. Народу столько, что на всех хватит публики, игр, удовольствия. Очень важно, чтобы люди общались между собой. Чтобы находили друзей по интересам.

Елена рассказала свою историю друзьям из подкаста «Понаехавшие», который можно послушать на iTunes и «Яндекс.Музыке», почитать в Telegram и посмотреть в Instagram.

Больше историй о жизни россиян, переехавших в другие страны, — в сюжете «Русские за границей». Если вы хотите рассказать свою историю, отправляйте письма на электронный ящик life@lenta-co.ru.
Из жизни00:0130 ноября
Джон Эрик Уэллс

Большая маленькая ложь

Маляр притворился миллионером и обманул десятки людей. За это его ищут по всему миру