Первый россиянин заразился смертельным коронавирусом
Новости партнеров

Умные же люди

Как Исаак Ньютон, король и тысячи англичан потеряли деньги в финансовой пирамиде

Эдвард Уорд. «Пузырь Южных морей»
Эдвард Уорд. «Пузырь Южных морей»
Изображение: Public Domain / Wikimedia

В 1720 году Лондон накрыла волна самоубийств — люди в отчаянии сводили счеты с жизнью, не имея средств к существованию. Причиной послужил лопнувший пузырь Компании Южных морей — предприятия, которое стало одной из первых финансовых пирамид в мире. Компания убеждала инвесторов, что вот-вот заработает состояние на рабах и золоте Латинской Америки, подкупала ради своей выгоды парламент и придумывала хитрые схемы, чтобы раздуть цены на акции до небес. На удочку клюнули даже король и великий ученый Исаак Ньютон, которые вложились в предприятие. Однако популярность не спасла от краха компанию, чьи долги британские власти выплачивают до сих пор. Королевское плутовство — в материале «Ленты.ру».

На рубеже XVII-XVIII веков страна влезла в долги, проводя дорогостоящие войны в Европе и за ее пределами: в 1688-1697 годах Великобритания воевала против Франции в войне Аугсбургской лиги, через несколько лет, в 1701 году, была втянута в затяжную войну за испанское наследство (продолжалась до 1714 года). Кроме того, Великобритания не имела средств к содержанию собственного флота и долго не платила компаниям, которые выступали его поставщиками. Обычно корона решала финансовые проблемы за счет выпуска аннуитетов (облигаций, по которым сумма основного долга и причитающиеся держателю бумаги проценты погашались по графику раз в год), а также популярных в то время государственных лотерей.

Их по просьбе властей проводил Банк Англии, который тогда был не регулятором, а частным предприятием, связанным с членами партии вигов (британские либералы). Однако неплатежеспособность Британии в начале XVIII века превратила госдолг в невостребованный финансовый инструмент — британские векселя продавали по дешевке. Третьим способом решить проблему была реструктуризация долга за счет его конвертации в акции. Именно к этому способу решил прибегнуть в 1711 году граф Оксфорд Роберт Харли — британский аристократ, который только что стал лордом-казначеем (одним из первых лиц государства).

Обычно реструктуризация работала так: тот же Банк Англии получал право выпустить определенное количество собственных акций и предложить держателям гособлигаций обменять одни бумаги на другие. Люди шли на это, потому что акции были намного более ликвидны, чем аннуитеты, которые было очень трудно продать с рук. Государство с помощью реструктуризации консолидировало долг и снижало затраты на его обслуживание. Банк Англии же просто-напросто получал свою маржу. Однако Харли, будучи тори (консерватором), имел натянутые отношения с руководством банка и не мог просить его о помощи. Лорд-казначей планировал решить проблему, создав конкурента финансовой организации, находящейся под контролем политических противников. Таким конкурентом стала Компания Южных морей, образованная в 1711 году для покрытия гигантского государственного долга Британии. Возглавил ее сын сапожника, финансовый авантюрист и мошенник Джон Блант.

Адская парочка

К началу работы на Компанию Южных морей на счету Бланта уже было несколько собственных предприятий — успешных, но сомнительных. Властям он стал известен в 1711 году, когда ему доверили проведение государственной лотереи вместо Банка Англии. Дело в том, что кредитное учреждение в последние раунды весьма посредственно справлялось с задачей поиска денег для казны. Харли же отчаянно искал средства для очередной выплаты армии, воюющей за испанское наследство. Ему не хватало всего-то 300 тысяч фунтов стерлингов (в пересчете на современные деньги — около 31 миллиона фунтов, или 40 миллионов долларов). Государственный долг к этому времени достигал 9 миллионов фунтов (около 1 миллиарда современных фунтов).

Лорд-казначей доверил лотерею Бланту и не прогадал: британцы выкупили тираж до последнего билета всего за несколько дней. Впоследствии Блант продолжил проводить государственные лотереи. Секретом его успеха стала система гарантированного выигрыша: например, стоимость одного билета составляла 100 фунтов (10,5 тысячи долларов). Каждый участник знал, что его билет выиграет как минимум 10 фунтов, максимальный же выигрыш составлял 20 тысяч фунтов. При этом Блант подстраховался оговоркой: государство выплачивает выигрыш не сразу, а в течение определенного периода времени плановыми платежами.

Хитрый подход Бланта понравился Харли. Он не знал, что именно в этот момент на рынке начал надуваться огромный финансовый пузырь — схема, предложенная Блантом, давала результат только на первое время и в перспективе привела лишь к росту госдолга. Лорд-казначей доверил Бланту руководство новым предприятием. Они решили обменивать государственные облигации на акции Компании Южных морей. По первоначальному плану, предприятие должно было выпускать акций ровно столько, чтобы покрыть долг государства. Корона, со своей стороны, ежегодно выделяет компании сумму в 6 процентов от общего долга, часть которой перенаправляется на дивиденды акционерам, а часть служит вознаграждением предприятия. Для британцев такой обмен уже сам по себе был выгодным: помимо того, что держатели госдолга могли избавиться от неликвидной бумаги, они имели возможность на раннем этапе инвестировать в аналог Ост-Индийской компании — предприятия, торговавшего с Азией и пользовавшегося большим авторитетом у инвесторов.

Рабский труд

Однако Блант и Харли решили сделать приобретение акций предложением, от которого невозможно отказаться. Для этого государство передало предприятию монопольные права на торговлю в южных морях — в начале XVIII века под ними подразумевались воды, окружающие Латинскую Америку. Инвесторов не смущало то, что порты южных морей, с которыми собиралась торговать компания, находятся под абсолютной властью Испании, с которой Великобритания воюет. Они ожидали, что в их страну из Латинской Америки вот-вот хлынут золото, серебро и сахар. В 1713 году, с окончанием войны за испанское наследство, ситуация стала еще лучше: Компания Южных морей в лице Великобритании получила асьенто (эксклюзивное право на поставку 4,8 тысячи рабов в Латинскую Америку плюс один корабль с другими товарами на продажу). Однако условия соглашения были грабительскими: корабль мог заходить только в один испанский порт, приходилось платить Испании таможенную пошлину и отдавать часть прибыли.

Блант и Харли поняли, что из этого торгового предприятия вряд ли что-то получится. И действительно — в последующие годы такая торговля была убыточна. Между тем в глазах британцев инвестиции в акции компании, обеспеченные богатствами Латинской Америки, были в высшей степени надежными. Блант решил сосредоточиться на стимулировании спроса на акции предприятия как залоге ее финансового успеха. Уже в 1714 году, во время кризиса монархии (королева Анна умерла без наследника), он начал подогревать интерес британцев к компании, завоевав доверие нового короля Георга I из Ганноверской династии.

Блант простил новому монарху долг его предшественницы — обещанные 6 процентов годовых по госдолгу в размере 9 миллионов фунтов, которые корона не платила несколько лет. Взамен он предложил сыну Георга I войти в правление компании и убедил самого монарха инвестировать в проект, что повысило доверие граждан к предприятию. Бланту также разрешили осуществить дополнительную эмиссию, чтобы компенсировать потери и консолидировать еще больше госдолга. Доверие к предприятию росло и достигло пика, когда король лично решил сменить своего сына в правлении. Теперь в глазах британцев оно получило статус бессмертного, ведь его падение фактически приравнивалось к падению монархии. Королевская рокировка довела стоимость акций в 1719 году до нового рекорда: 130-140 процентов от номинала.

Пошли на взлет

Между тем перед казной все еще стояла проблема: ее долг за прошедшие годы вырос и составил более 50 миллионов фунтов. Правительство задумалось о масштабной реструктуризации с привлечением Банка Англии или Компании Южных Морей, а Блант придумал, как на этом заработать. Он собирался добиться от законодателей разрешения выменивать государственные облигации на акции по рыночной цене. Поскольку акции более ликвидны, Блант был уверен, что на них будет большой спрос. Кроме того, он собирался правдами и неправдами задирать стоимость бумаг, чтобы за их счет погашать больше долга и, продавая по рыночной цене, зарабатывать самостоятельно. Дело оставалось за малым — убедить парламент, что такая по сути мошенническая схема будет работать, и выиграть прения с Банком Англии, который тоже претендовал на статус оператора реструктуризации. Основатель Компании Южных морей решил проблему быстро: он начал раздавать взятки членам парламента, склоняя их на свою сторону, и в конце концов добился своего.

Стремясь подстегнуть цены до максимума, Блант придумал еще одну схему — выдавать кредиты от Компании Южных морей для покупки ее же акций. Это взвинтило спрос на акции до небес — люди охотно покупали их у спекулянтов. Для особых скептиков, которые считали, что акции ничем не обеспечены, Блант запустил слух, что компания вот-вот совершит прорыв в торговле с Латинской Америкой. Кроме того, спрос неожиданно подстегнул иностранный капитал из Европы, где были модными подобные финансовые предприятия. В результате в первой половине 1720 года стоимость акций росла огромными темпами: в январе одна бумага стоила 128 фунтов, в феврале — уже 175 фунтов, в марте — 330 фунтов, в мае — 550 фунтов. Акции приобретали многие титулованные особы. Инвесторами выступали около 75 процентов палаты общин и палаты лордов, акционерами компании были три четверти британцев, которые занимались инвестициями. В конце лета цена взлетала до 1000 фунтов за бумагу, пробив психологическую отметку.

Среди жителей Великобритании, которых охватила лихорадка в связи с Компанией Южных морей, был даже Исаак Ньютон. Ученый, сформулировавший закон всемирного тяготения и три закона механики, активно занимался вложениями в ценные бумаги и в принципе был достаточно консервативным инвестором, избегая хранения денег в одном активе. Он заметил потенциал Компании Южных морей еще на заре ее деятельности — около 1712 года. К началу 1720 года в его портфеле было 10 тысяч акций, которые на тот момент стоили 350 фунтов за штуку. Он продал примерно 8 тысяч бумаг, заработав 20 тысяч фунтов, или 4 миллиона долларов в современных деньгах. Однако вскоре после продажи акции пошли в сильный рост, и концу мая — началу июня 1720 года они стоили уже 800 фунтов. Ньютон запаниковал и в июне купил акций компании на 26 тысяч фунтов стерлингов. Более того, в последующие летние месяцы его иррациональная уверенность в том, что цены на акции продолжат расти, не изменилась. Он приобрел производный инструмент, похожий на колл-опцион, который давал ему право приобрести 500 акций компании по цене 1000 фунтов. При этом он внес депозит в 1000 фунтов.

Начало конца

К разочарованию Ньютона, цены не могли расти вечно. По злой иронии, причиной падения стоимости акций стали действия Бланта и... жадность. Инвестиционная лихорадка, охватившая Великобританию, распространялась не только на Компанию Южных морей. Повсюду как грибы начали расти различные предприятия, которые выпускали акции и предлагали британцам вложиться в «очень перспективное дело». За 1720 год было создано почти 200 новых компаний. Дорожали акции и старых компаний, таких как Ост-Индийская. Блант испугался, что капитал, который должен был способствовать росту Компании Южных морей и его личному процветанию, утечет в другие предприятия. Ради победы над конкурентами Блант продавил в парламенте закон, который запрещал публичную продажу акций компаний без королевского разрешения.

Однако эффект оказался обратным. С закрытием подобных предприятий многие потеряли деньги, благосостояние людей ухудшилось, и они решили поправить его за счет продажи акций Компании Южных морей, что, конечно, привело к падению их цены. Кроме того, сама компания больше не могла выдавать дешевые кредиты на покупку своих акций, так как не имела необходимого уровня доходов. Понимая плачевное состояние предприятия, его директора начали продавать свои пакеты акций. Слухи об этом напугали других инвесторов и ускорили падение стоимости бумаг.

В результате в сентябре стоимость акции Компании Южных морей обвалилась до 150 фунтов, что было немногим выше номинала. Тысячи инвесторов потеряли деньги. Исаак Ньютон в результате не самых удачных вложений лишился около 77 процентов своего инвестиционного капитала, примерно 22,6 тысячи фунтов (2,6 миллиона современных фунтов, или 3,4 миллиона долларов). Не все оказались такими стойкими, как Ньютон: обвал акций компании спровоцировал множество банкротств и волну самоубийств. После банкротства компании в парламенте инициировали расследование, в ходе которого выплыла история со взятками, которые давал Блант. Десятки директоров, возглавлявших Компанию Южных морей, лишились большой доли своих личных капиталов — они пошли в счет убытков акционеров. Однако самым печальным стало то, что идея, которая лежала в основе предприятия, — выплатить государственный долг — с треском провалилась. Задолженность казны возросла и не была погашена в полной мере даже в последующие столетия. В XXI веке государственный долг Великобритании все еще частично включает и тот долг, которым управляла Компания Южных морей.

Экономика00:0210 февраля

На вырост

Индия хочет догнать экономики Китая и США. Для этого ей нужен российский опыт