Новости партнеров

Ледяная красота

Как самая эффектная блондинка СССР блистала на обложках советских журналов, но умерла в нищете

Скриншот: видео TV Center / YouTube

«Лента.ру» продолжает серию публикаций о знаменитых российских и советских супермоделях, на долю которых выпало немало лишений и неудач. Ими восхищались миллионы мужчин, они могли покупать импортную одежду и выезжать за границу, их фото публиковали в журналах и на открытках. Но стоили ли все эти блага той цены, которую за них приходилось платить? В этой статье рассказывается история самой красивой блондинки советского подиума, «русской Греты Гарбо» Валентины Яшиной. У нее была долгая успешная карьера, но потеря любящего мужа и козни корыстных родственников свели эту незаурядную женщину в могилу.

Актриса-неудачница

Самая знаменитая блондинка советского подиума 1960-х годов Валентина Яшина родилась в 1926 году. Это были не самые лучшие времена для страны и для советских женщин в частности. Но Валентине повезло: по молодости лет она не попала под женскую мобилизацию, ей не пришлось участвовать в Великой Отечественной.

Сложно судить, сколько правды в этой истории. В 1920-е годы, до железного занавеса, в СССР было немало иностранцев, так что теоретически отцом будущей манекенщицы мог быть и швед. Однако вполне возможно, что мать Валентины забеременела от вполне заурядного знакомого соотечественника, а легенду сочинила для пущего романтизма.

Также не исключено, что таинственного отца придумала сама модель. «Шведский» флер делал ее более востребованной в стране, для большинства жителей которой Западная Европа была доступна только в виде картинки в журнале или на экране. Холодная скандинавская красота Валентины в сочетании с роковым образом и исчезнувшим отцом делали ее особенно привлекательной.

Однако все это было в будущем. После школы Яшина (эту фамилию ей дал усыновивший ее отчим) видела себя отнюдь не демонстратором моделей одежды — так официально называлась эта профессия в СССР. Она хорошо пела, мечтала стать актрисой оперетты и поступила в музыкально-театральное училище имени Глазунова в Москве.

Училась Валентина неплохо, но и о личной жизни не забывала. Еще студенткой красивая блондинка вышла замуж за военного переводчика Бориса Зотова. После окончания училища она получила довольно престижное распределение — в Рижский театр оперетты, где должна была исполнять заглавную партию в «Сильве». А еще она сыграла эпизодическую роль в фильме «Спортивная честь», который вышел в 1951 году.

Дальше снова начинаются разночтения. По популярной у современной желтой прессы «романтической» версии, которую, в частности, поддерживала в своих интервью сестра Валентины Евгения Чернявская, артистка влюбилась в партнера по сцене. Роман был скоротечным, тем не менее ее брак распался из-за вполне законной ревности законного супруга. Однако надо учесть, что во время жизни и работы Зотовых в Риге будущая манекенщица успела забеременеть и стать матерью. Вряд ли это положительно отразилось на ее театральной карьере, в которой волей-неволей пришлось сделать перерыв.

Так или иначе, рижский период жизни Яшиной-Зотовой закончился: она уволилась из театра, развелась с мужем и вернулась с маленьким сыном Сашей в Москву, где для нее мест и партий в престижных театрах не было. Ехать в провинцию после Москвы и Риги Валентина, разумеется, не хотела: условия жизни там были хуже, чем в столице (которая в середине прошлого века тоже не баловала роскошью никого, кроме партийной и артистической элиты).

Путь на подиум

Как именно Валя попала на подиум, доподлинно неизвестно. По официальной версии, ее «схантили» служащие Дома моделей на Кузнецком Мосту — то ли на какой-то вечеринке, то ли буквально на улице. Словоохотливая сестра модели рассказывает, что будущая манекенщица старалась реже появляться дома: ее бывший муж, продолжавший жить с ней и ее матерью в одной квартире (причуды советского «квартирного вопроса»), якобы вступил в связь с Яшиной-старшей. Выглядит эта история до того причудливо, что верится в нее с трудом.

Легче поверить в то, что, потерпев неудачу на сцене, Валентина не избавилась от тяги к славе и привычки быть на виду. Подиум Дома моделей вполне для этого подходил, к тому же он открывал самым красивым и удачливым манекенщицам возможность выезжать за границу, что в 1960-е было верхом успеха и престижа. Внешность и образование Яшиной позволили ей стать одной из этих счастливиц. Она ходила по подиуму и участвовала в съемках для советских модных журналов.

«Ледяная» красота блондинки Яшиной принесла ей прозвище «советской Греты Гарбо»: тут-то и пригодились то ли действительные, то ли вымышленные шведские корни. Она была стройной, даже статной, как тогда говорили. По одной из легенд, именно на Яшину примеряли вещи, заказанные для Валентины Терешковой после ее легендарного космического полета: якобы ее фигура очень напоминала фигуру первой космонавтки.

При этом миллионершей, как ее современницы Твигги и Верушки или супермодели 1980-1990-х Наоми Кэмпбелл и Синди Кроуфорд, Валентина Яшина, разумеется не стала: родилась в неправильное время в неправильном месте. Оклад демонстратора моделей одежды не превышал 90 рублей: меньше, чем у молодого специалиста, только окончившего вуз.

По словам Евгении, в заграничных поездках манекенщицы получали пять долларов суточных и питались консервами для собак. Едва ли ситуация была настолько драматичной. Скорее всего, покупка собачьих консервов была случайностью, превратившейся, как часто бывает, в фольклорный нарратив. В конце концов, манекенщицы могли не знать языка, на котором печатались этикетки. Однако суточные и сумма денег, разрешенная советским гражданам к обмену, действительно были незначительными.

Романтические попытки

Способом улучшить материальное положение для красивой модели мог стать новый брак. И, надо признать, после неудачного замужества Яшина отнюдь не чуралась мужчин. Однако ей не везло. Одним из ухажеров манекенщицы был даже Иосиф Кобзон — тогда молодой и подающий надежды певец.

По словам Кобзона в одном интервью, с Валентиной он познакомился на новогодней вечеринке, после чего они какое-то время встречались. «Вопреки досужему мнению, что манекенщицы неумны и необразованны, Валя очень много читала и была эрудированной. С ней было довольно интересно беседовать», — галантно констатировал мэтр российской эстрады. Однако брака не вышло: пара погуляла и распалась.

Ничего не получилось у манекенщицы и с представителем «мажорской» молодежи, «номенклатурным сынком» Владимиром Гущиным. Владимиру еще не было 20, а Валентина была уже взрослой женщиной, матерью, с разводом в анамнезе. Они прожили вместе около семи лет, однако так и не поженились. Гущин рассказывал, что Яшина часто закатывала ему скандалы и устраивала сцены ревности, а потом не захотела от него рожать — сделала аборт. Так это было или нет, знали только эти двое.

Звезда закатилась

Однако в какой-то момент Яшиной повезло. Ею увлекся художник Николай Малахов, ее ровесник. Это был довольно характерный представитель «официального» искусства: окончив художественно-графический факультет подмосковного пединститута, он не пошел работать в школу, а защитил кандидатскую по философии и стал писать статьи и монографии о соцреализме.

Параллельно Малахов рисовал открытки к советским праздникам, которые расходились гигантскими тиражами, принося автору приличные роялти. Пиком карьеры художника-публициста стал пост директора издательства «Советский художник», которое и выпускало открытки. Малахов хорошо зарабатывал, имел общественный вес, и Валентина с удовольствием согласилась стать его женой.

Несмотря на респектабельного мужа и полную, насколько это было возможно в СССР, обеспеченность, Яшина продолжала работать в Доме моделей и тогда, когда ее репертуаром стала демонстрация одежды для дам элегантного возраста. По-прежнему стройная, с хорошей осанкой и уложенными профессиональным парикмахером волосами Валентина выходила на подиум и снималась для журналов до своих 65 лет — до 1991 года.

Этот год, переломный для России и последний для СССР, стал фатальным для Яшиной — она овдовела. Муж оставил Валентине весьма достойное наследство: две дорогие иномарки, квартиру на Тверской, подмосковную дачу в Купавне и много движимого имущества. Однако всего этого она лишилась.

Первой потерей стал конец карьеры манекенщицы: Яшина была уже слишком стара для этой работы, а связи покойного мужа не могли ей помочь. Страна стремительно менялась, прежняя старая номенклатура и «советская интеллигенция» теряли вес. Потом Валентина лишилась и автомобилей, и своей комфортабельной квартиры в центре Москвы

Знакомые и родственники в один голос утверждают, что всему виной сын бывшей манекенщицы Александр. Якобы молодой человек сначала вытягивал у матери деньги, а потом обманом вынудил ее продать квартиру, оставив ей только одну комнату в этом жилье, превращенном в коммуналку. Вырученные средства он спустил на финансовые пирамиды. По словам Евгении Чернявской, она убедила сестру подать заявление в милицию на сына за незаконную продажу квартиры, но Валентина из любви к своему единственному ребенку это заявление тут же забрала.

Все 16 лет, прошедшие с кончины Малахова до смерти Валентины Яшиной в 2007 году, вокруг ее семейных и финансовых дел не утихали сплетни и пересуды. Звучало даже утверждение, что обнищавшая «советская Гарбо» мыла полы в подъезде, чтобы заработать на жизнь. Так или иначе, последние дни бывшей модели были совсем не похожи на пик ее карьеры и славы. Пожилая женщина скончалась в одиночестве на даче, забытая бывшими поклонниками и неблагодарным сыном и внуком, которые даже не пришли на ее похороны.