Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

«У них закончились деньги и еда»

На фоне коронавируса животных в российском цирке обрекли на смерть. Как их удалось спасти?

Фото: Henry Romero / Reuters

В Ангарске Иркутской области из-за коронавируса целый цирк шапито оказался брошенным на произвол судьбы, без денег для работников и пищи для животных — львов, рысей, верблюдов и других зверей. Руководство и артисты оказались не готовы к тому, что в стране запретят все массовые мероприятия. Теперь циркачей выручают те, кто в обычное время борется против самого существования цирков — зоозащитники, а также неравнодушные местные жители. О том, как зверей спасают от голодной смерти, что сейчас происходит в цирке и почему забота о беззащитных важна именно сейчас, «Ленте.ру» рассказал ангарский активист Вадим Матвиенко, который своими глазами видел, как в пострадавшем от наводнения Тулуне спасение погибающих животных стало для местных жителей сигналом о возвращении к мирной жизни.

«Помочь нельзя и прогнать тоже»

Я до этого был в цирке только в детстве. Как любой зоозащитник, считаю, что использование животных в подобных учреждениях должно быть запрещено раз и навсегда. Наслышан и о том, в каких чудовищных условиях циркачи перевозят своих питомцев из города в город.

Но сейчас ситуация очень сложная: и помочь нельзя, и прогнать тоже. Нам совершенно не хочется содержать учреждение, которое зарабатывает тем, что эксплуатирует животных, однако просто выгнать цирк из города, как теперь требуют от властей некоторые горожане, тоже не выход. Ведь мы не знаем, как поступят с этими львами и верблюдами их нынешние хозяева, оставшиеся без средств к существованию.

Началось все с того, что в первых числах марта к нам в Ангарск приехал цирк шапито «Адреналин». По-моему, они дали всего одно представление, а затем закрылись из-за ограничений на проведение публичных мероприятий.

Уже три недели циркачи стоят без работы. У них закончились деньги и еда. Руководитель цирка, по словам персонала, застрял где-то за границей и никак их финансово не поддерживает.

Доведенные до крайней нужды, на днях эти люди решили обратиться за помощью к жителям Ангарска. Они тянули до последнего, боясь негативной реакции, и никак не ожидали, что получат такую мощную поддержку.

Шатер стоит на одной из автостоянок. К нему только на моих глазах подъехали десятки машин: люди подвозили пакеты с едой. Желающих помочь было так много, что циркачам пришлось вновь обращаться через соцсети с просьбой прекратить подвоз припасов.

Думаю, месяца на полтора-два у них продуктов хватит. И животным, и людям.

Были сложности с поиском говядины для львов — народ мясо раскупил на рынках. Но мы купили много куриных тушек. Выкрутились.

«На что они надеялись?»

Безусловно, хозяева и работники цирка поступили безрассудно. На что они надеялись? Ведь заранее говорилось, что все будет закрываться. Было время подготовиться, пристроить животных в безопасное и подходящее для постоянного пребывания место на тот период, пока гастролировать будет невозможно. А если таких мест не предусмотрено вовсе, это ли не повод закрыть подобное учреждение раз и навсегда?

Мне сложно судить об условиях содержания животных в этом конкретном цирке. Думаю, что тем же львам требуются куда более просторные вольеры.

Но я приехал туда не как инспектор, а как волонтер, чтобы оказать помощь. Кроме львов и верблюдов заметил пони, рысь, змей и около десятка собак породы хаски. Это похоже на небольшой приют для бездомных животных. Каких-то следов издевательств, пыток я не заметил. Минимальный уход за питомцами там обеспечен.

Вероятно, это не единственный бродячий цирк, который теперь находится в затруднительном положении. Хотелось бы привлечь к ним внимание государства, особенно сейчас, в период карантина, который неизвестно когда закончится.

В нашем случае, видимо, еще подобрались порядочные люди. Они не бросили животных и не продали их на мясо. 16 взрослых и четверо детей, старшему из которых всего семь лет, они сидят без средств к существованию. Я так и не понял, на что они рассчитывают.

Мы и им тоже собрали продукты, детям подарили игрушки, но что их ждет дальше?

«Подбираем больных собак, выхаживаем их»

Я руковожу приютом, в котором сейчас находится 60 бездомных собак, и давно убедился, что в моем городе, в моей стране живут отзывчивые и добрые люди. Ведь мы существуем исключительно на частные средства, но и никому не мешаем: вольеры находятся на охраняемой территории, принадлежащей ангарскому заводу ОКБА.

Мне с детства хотелось создать такой приют, потом я стал известен как неравнодушный к животным человек — мне звонили и рассказывали, что вот там-то и там-то нашли бесхозных щенков. Старался их пристраивать. Однажды, было это в 2016 году, на территории завода, на котором я работал, мне разрешили построить вольер для передержки собак. Потом еще, и еще один построил. Благодарен очень за поддержку нашему предприятию.

Но моей целью всегда было и остается устройство брошенных животных в новые семьи, а не содержание их в приюте. Мы с моими соратниками подбираем больных собак, выхаживаем их и публикуем отчеты об этом в соцсетях. На снимках и видео видно, как меняются наши питомцы, на что идут деньги жертвователей.

Может, кому-то представляется, что помощь животным, да к тому же не своим, а чужим или безхозным — занятие странное, особенно в период серьезного кризиса, когда людям нужно спасать самих себя, но это не так. Вернее, такие рассуждения расходятся с реальной жизнью.

Сейчас, когда из-за коронавируса люди по всему миру вынуждены изолироваться дома, свернуть свою общественную активность и сконцентрироваться только на своем здоровье и здоровье близких, сотни простых жителей небогатого российского города пришли на помощь чужим заезжим циркачам.

«Щенка снесло водой вместе с домом»

Карантин, схожий с тем, что теперь в Москве, у нас был введен только 30 марта, и можно сказать, что к коронавирусу в Ангарске пока не относятся как к настоящему бедствию.

Но я хорошо помню, что происходило после наводнения в Тулуне.

Дорога из Ангарска в Тулун на машине только в одну сторону занимает пять часов, и в первый месяц после наводнения я туда ездил десять раз. Приходилось не спать сутками.

Когда произошла вся эта трагедия, мне, как человеку, которому доверяют в городе, сразу же позвонили из Красного Креста, чтобы я организовал сбор гуманитарной помощи, позвал людей, способных отвезти собранное на своих авто в Тулун. Мы за день всю эту работу провели и выехали из Ангарска большим караваном из девяти легковых машин и трех грузовиков.

Зрелище, конечно, было не для слабонервных. Мы раздали все, что привезли, нуждающимся людям, а я заметил собаку. Она была вся измученная, грязная, спустилась к какой-то бензиновой луже, мучаясь от жажды, но попить так и не смогла.

На следующий день я кинул клич и собрал в Ангарске 12 больших мешков с кормом для собак. Отвез их в Тулун. Разливал воду питьевую в банки. Животные были там очень изголодавшиеся. Я туда где-то в общей сложности тонну корма отвез. Познакомился с местными волонтерами. Они уже потом стали развозить корм по домохозяйствам.

Больше десяти собак сняли с крыш затопленных домов. Доставали раненных животных из-под развалин. Всего мы спасли 68 собак. Одного щенка снесло водой вместе с домом. Он был на цепи и в наморднике. Заметили мы его случайно. Услышали вечером какой-то писк из кучи строительного мусора, в которое превратилось жилище.

Старались не просто накормить и вылечить животных, но и найти их хозяев или найти им новый дом. Люди, которые потеряли там жилье, были в страхе и отчаянии, и восприняли то, что мы делали, как возвращение к нормальной человеческой жизни.

Они удивлялись и радовались, хвалили нас. Сложно понять, почему. Может быть, человек выживает, когда остается человеком — то есть существом, которое по природе своей сострадает и заботится о братьях меньших.

Россия08:2921 октября

«Бессовестный народ из маменькиных сынков»

Умер протоиерей Дмитрий Смирнов. Что он думал о мужчинах, женщинах, богатстве и атеистах?