Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

«Без власти всегда поднимается криминал»

Создатель первой российской хипхоперы о мире без полиции, боевиках и возвращении на сцену

Фото: lecirque.ru

Музыкальная театральная постановка «Копы в огне», прозванная первой российской хипхоперой, — абсурдная история про четырех полицейских с огромными картонными пистолетами, охотящимися за бандой опасных злодеев и читающими рэп. Премьера спектакля, которым занимался режиссер Юрий Квятковский и команда Le Cirque de Charles La Tannes, состоялась в 2009 году, после чего «Копы» в течение нескольких лет шумели на театральной сцене, а затем исчезли, — автор идеи Александр Легчаков, он же исполнитель роли Копа Козульски и рэпер Super Sanyc из проекта «всигме», рассорился с автором музыки Александром Холенко (участник группы «Мумий Тролль», известен как продюсер-электронщик DZA), увлекся песнями о нравственности, мудрости и светлом пути, а также занялся созданием иммерсивных театральных постановок в Москве. Однако в 2020-м прежняя команда собралась с перезапуском легендарной хипхоперы. Легчаков рассказал «Ленте.ру» об образе полицейского в кино и в реальности, изменениях в российском хип-хопе за последние десятилетие и о том, почему возвращение «Копов в огне», нужно сегодня стране не меньше, чем ее создателям.

«Лента.ру»: Расскажите про историю возникновения «Копов».

Александр Легчаков: Уже десять лет прошло! Тогда мы с друзьями, более сотни человек, объединились и создали первый в России хип-хоп мюзикл. Это был не коммерческий проект, мы хотели удивить всех, и самих себя в том числе. Я впервые участвовал в настолько большом проекте, но был такой творческий вайб тогда. Сегодня фестиваль «Выход» пригласил «Копов» вспомнить те времена, мы посчитали, что это было бы крайне актуально.

При создании постановки вдохновлялись вы, очевидно, американскими боевиками про копов. Вспомните какие-нибудь референсы?

Я вдохновлялся вообще всем запасом благочестивых боевиков про справедливых героев. И индийскими боевиками, которые в детстве смотрел, и американскими героями, и нашими копами. Эстетика копа, полицейского, крайне вдохновляет с точки зрения силы характера, его волевых качеств, способности следовать своему долгу, пренебрегать удовольствиями ради долга. Эти качества мне всю жизнь нравились, поэтому «Копы» стали квинтэссенцией этого увлечения. Поэтому источник вдохновения тут — не просто американские боевики, а именно герои, которые в 70-х были еще более мужественны, чем сейчас.

Да и у настоящих американских полицейских сегодня с репутацией проблемы — протесты движения Black Lives Matter по всей стране. В медиапространстве США на них сейчас совсем иначе смотрят, а как вы к этому относитесь?

Я думаю, что мир немножко с ума сходит, появляются какие-то совершенно безумные идеи о том, что нужно избавиться от полиции. Мы на самом деле не играем в эстетику американских копов, они у нас с довольно странными именами — Яблонский, Козульски, Пипи, Черный коп. У нас нет прямого референса на американскую культуру, внутри спектакля мы не заигрываем с этим шаблоном. А что касается современности — то, что мы сейчас живем во время, когда происходит очень сильное либеральное давление. Я бы даже назвал это либеральным фашизмом: если ты не следуешь каким-то принципам, не разделяешь базовые толерантные установки западного общества, тебя из него исключают. Эта система, мне кажется, нездорова, и американцы сейчас пожинают плоды этого либерального фашизма. Законы справедливости и чести у них отошли на второй план, вместо них люди во что бы то ни стало пытаются отстоять свои права. Я к этому отношусь, как к странному явлению. Смотрю со стороны и понимаю, что «Копы в огне» отвечают всем этим процессам. Тем, что ни в коем случае нельзя распускать копов, нельзя надеяться чисто на гражданское общество — без власти всегда поднимаются криминальные элементы. Поэтому эта игра в демократию — «Избавимся от этих элементов насилия» — мне кажется неразумной.

Хип-хоп за десятилетие тоже очень поменялся и в России вообще набрал невероятную популярность. Вы за современной сценой следите?

Слежу, когда что-то в медийном пространстве появляется. Когда мы делали «Копов», хип-хоп только подбирался к тому, чтобы стать мейнстримом. Сейчас, действительно, он стал мейнстримовым жанром, но я бы не сказал, что в России при этом что-то интересное происходит в хип-хопе. Но вот сейчас Хаски готовит новый альбомчик, мои друзья что-то делают, Миша Арчанга — мне интересно слушать каждый его релиз. Но больше всего я переслушиваю что-то из старого.

А что с вашими сторонними проектами?

С ребятами, с которыми мы занимались «Копами», у нас есть основной проект — «всигме», недавно выпустили альбом «Сигмачи», всем рекомендую послушать! Также я занимаюсь оперой, возглавляю Московский оперный дом в качестве художественного руководителя. Пока не было «Копов», я поставил два оперы — «Пиковую даму» и «Иоланту». И сделал их в иммерсивном формате, а такого еще вообще никто не делал, это первые иммерсивные оперы в истории человечества.

Вернусь к хипхопере — в новой постановке ставилась какая-то задача актуализироваться, или вы просто возвращаетесь с былым хитом ради поклонников?

Это возвращение хита, но некоторые новые тенденции мира там будут заложены. Например, копы у нас ищут особенную молекулу, которая погружает тебя в некое информационное пространство. В общем, сюжет и логика действия остаются прежними, но есть немного современных трендов, небольшие новинки для тех, кто в теме (смеется).

После премьеры в 2009-м как долго вы выступали с «Копами»?

Мы играли лет семь подряд в различных местах, года до 2015-го или 2016-го, затем пятилетний перерыв — и вот мы возвращаемся. У нас еще существовали отдельные музыкальные выступления, мы ездили по фестивалям с «копской» программой без театрального сопровождения.

Почему, как по-вашему, спектакль оказался таким успешным в свое время?

Замечательные эстетика и тема! Я вообще считаю, что тема эта крайне актуальна, каждый человек чувствует, как мир меняется в его глазах, что он стоит на пороге чего-то совершенно нового. И «Копы», как представители справедливости, нащупывают этот новый мир. К слову, когда мы поставили спектакль, в России вместо копов была милиция, я помню, что ее переименовывали в полицию, когда мы выступали. Такие герои, стоящие на принципах долга и справедливости, сейчас важны, потому что современные герои, как мне кажется, чаще менее притягательными, чем раньше. Копы — квинтэссенция сильных героев. Я считаю, что произведение как минимум легендарное, всем нужно, конечно же, посетить спектакль, потому что он беспрецедентен и на российском, и на мировом рынке. Это уникальная штука, а какой она получилась — вы определите.

Речь шла даже об экранизации «Копов» — что с ней?

Есть такой план, даст Бог — получится. Мы сейчас общаемся с определенными силами и надеемся, что на фоне перезапуска спектакля что-то получится. Я бы сделал из этого сериальчик или кино.

В октябре 2012 года DZA (Александр Холенко), писавший музыку к «Копам», объявил о прекращении сотрудничества со спектаклем и музыкальным проектом «Копы в огне» и запрете на использование его музыки. В чем заключался конфликт?

Конфликт был человеческий, мы же все люди, обладаем точками нервными. Я бы не хотел конкретизировать, но сейчас мы вместе работаем, спектакль будет с музыкой DZA. Забываем все расхождения и объединяемся, чтобы совместить все лучшее в «Копах». Возможно, этот перезапуск нам даже и нужен для того, чтобы всем помириться, объединиться и забыть обиды.

Спектакль «Копы в огне» пройдет в Москве на площадке MAIN STAGE в рамках театрального фестиваля «Выход» c 1-го по 4-ое и с 16-го по 18 октября

Культура00:05Сегодня

«Ничего, *****, непонятно»

Как сериал с Джудом Лоу про остров с сектантами вышел за рамки телевидения и смутил зрителей
Культура00:0220 октября

Не самый гуманный

Пацифисты, Черные пантеры и полицейская дубинка: за что борется новый политический хит Netflix
Культура00:0218 октября
\

Универсальный шпагат

Король вертухи и легенда видеосалонов: Жан-Клоду Ван Дамму — 60 лет