Новости партнеров
Прослушать статью

«Это все мы уже проходили в 1933 году»

Почитание Гитлера, запрещенные песни и поджоги — как живет деревня нацистов в Германии

Фото: David Speier / Getty Images

Нетерпимость к любым проявлениям нацизма — одна из отличительных черт Германии после Второй мировой войны. Немецкие политики и чиновники регулярно приносят миру извинения за грехи отцов, а граждане, допустившие неосторожные высказывания, караются местным правосудием многотысячными штрафами и тюремными сроками. Однако даже в такой ситуации в ФРГ встречаются люди, открыто выражающие приверженность нацистской идеологии и не готовые каяться за ошибки предков. Некоторые из них сплотились не только идеологически: они уже много лет живут вместе и активно отстаивают свое право верить в то, что нравится. Как в Германии появилась целая деревня нацистов и почему власти ничего не могут с ней поделать — разбиралась «Лента.ру».

Внимание! «Лента.ру» осуждает любые проявления нацизма, фашизма, расовой ненависти и межнациональной розни. В Уголовном кодексе России предусмотрено наказание за реабилитацию нацизма (статья 254.1).

Арийцы из глубинки

Небольшая деревушка Ямель расположена на северо-востоке Германии, в 260 километрах от Берлина, в земле Мекленбург — Передняя Померания, на политической родине канцлера Ангелы Меркель. На первый взгляд населенный пункт мало чем отличается от десятка тысяч других, разбросанных по всей немецкой территории: ухоженные домики, симпатичные улицы, по которым неспешно ходят фермеры и изредка проезжает автомобиль. Эта идиллия резко контрастирует с развевающимся на ветру флагом времен кайзеровской Германии (1871-1918 годы), не запрещенного, в отличие от стяга Третьего рейха, символа былой имперской мощи.

Одним черно-бело-красным флагом трепетное отношение большинства местных жителей к былой истории не ограничивается, о чем говорят встречающиеся на каждом углу ненавязчивые, но несущие прямой смысл цифры и надписи. Так, один из указателей на сельской дороге сообщает, что в 855 километрах находится австрийский город Браунау-на-Инне, более известный как место рождения Адольфа Гитлера. Номера автомобилей жителей Ямеля часто заканчиваются числом 88 — цифровым обозначением лозунга «Да здравствует Гитлер!» (Heil Hitler), столь любимого националистами и праворадикалами как в Германии, так и за ее пределами.

Названия улиц и надписи на домах в деревушке оформлены средневековым готическим шрифтом. Им же сделана и надпись «Деревенская община Ямель. Свободная, социальная, национальная», пересекающаяся по смыслу с лозунгом старой нацистской партии. Эта надпись служит пояснением к настенному рисунку, который описывает идеальную немецкую семью, состоящую из светловолосой супружеской четы и троих детей.

«К нашим убеждениям мы относимся очень серьезно и хотим, чтобы они были ясны каждому», — рассказывает негласный предводитель националистической общины и известный ультраправый активист Свен Крюгер (Sven Krüger). За свои взгляды покрытый татуировками праворадикальный житель Ямеля уже заплатил многолетним тюремным заключением, травмой головы и постоянным надзором местной полиции.

Крюгер ни о чем не жалеет и гордится твердостью доминирующей в деревне идеологии. Скрывать ее он не намерен — ведь есть свобода слова, гарантируемая конституцией ФРГ каждому жителю страны.

«Я не вижу ничего плохого в наших настенных рисунках или доске почета», — говорит бывший осужденный. К слову, на доске почета, упомянутой Крюгером, висит фото 92-летней Урсулы Хавербек, получившей 3,5 года тюремного заключения по обвинению в публичном отрицании холокоста и подстрекательстве к антиправительственному мятежу. По соседству с «нацистской бабушкой» — так прозвали Хавербек журналисты — висят фотографии членов запрещенных праворадикальных движений и наиболее видных критиков действующей власти.

По некоторым данным, именно Крюгер и создал деревню, уже прозванную «оплотом нацизма» в Германии: скупил дома и продал или сдал их последователям таких же взглядов. В прессе Ямель стал появляться в связке с правым экстремизмом примерно 30 лет назад: в 1992-м неонацисты отпраздновали там день рождения Гитлера и подняли флаг Третьего рейха. Некоторые данные позволяют говорить о том, что несогласных с ультраправыми взглядами выживали из деревни, в том числе поджогами.

На гостей с «большой земли» большинство жителей Ямеля реагируют с нескрываемым раздражением, нередко переходящим в пожелания убираться восвояси

Комментировать ситуацию с деревней они отказываются. Частым спутником прогуливающихся по населенному пункту гостей служит лай крупных собак, бегающих по территориям многих местных домохозяйств, и выстрелы из охотничьего ружья в воздух, слышимые на окраине деревни. По рассказам некоторых очевидцев, периодически в Ямель приезжают известные правые активисты, а местные жители устраивают вечеринки с запрещенными песнями и нацистскими приветствиями.

И хотя местные националисты чувствуют себя в этом поселении привольно, в летний сезон им все же приходится мириться с наплывом туристов и противников правой идеологии. Они приезжают со всей Германии на Ямельский музыкальный фестиваль, посвященный борьбе с современным проявлением нацизма.

Двое против всех

Супруги Биргит и Хорст Ломайеры всегда хотели жить в селе и переехали в Ямель в 2004 году. Биргит вспоминает, что с нескрываемой агрессией со стороны старых жителей деревни они с супругом столкнулись спустя несколько месяцев после переселения в только что купленный дом, расположенный напротив дома семьи Крюгер. С тех пор пара живет в постоянном напряжении и фактически в полной изоляции. «Более 90 процентов жителей этой деревни — нацисты», — рассказывает Биргит.

По ее словам, уже в первые дни она была шокирована той уверенностью, с которой жители Ямеля выражают свои маргинальные убеждения. «Просто невозможно жить в деревне, где местные открыто демонстрируют ультраправую символику, и находиться по соседству с такими людьми», — сетует немка.

В последние годы отношения супругов с соседями дошли до критической отметки и перешли в настоящую войну. Противников ультраправых идей постоянно оскорбляют на улице, а летом 2015 года неизвестные даже сожгли их сарай. Примечательно, что полицейское расследование этого инцидента, длившееся несколько месяцев, зашло в тупик: из четырех десятков жителей деревни не нашлось ни одного, кто что-либо видел или слышал в ту роковую ночь.

По словам Хорста Ломайера, несмотря на все трудности жизни в Ямеле они с женой не собираются покидать свое место жительства. Для того чтобы привлечь внимание немецкого общества к проблеме нацизма, чета каждое лето устраивает на собственной территории «Музыкальный фестиваль против нацизма». На него постоянно съезжаются сотни, если не тысячи человек, готовых и словом, и делом, и своим видом показать: нацизм — это неприемлемо. Нередко на музыкальное мероприятие приезжают известные музыканты и журналисты международных СМИ.

Фестиваль стал ключевым событием в жизни семьи Ломайер и их личной борьбой против несправедливости. Помимо музыки, гости мероприятия с удовольствием готовят и пробуют блюда разных народов мира, подчеркивая тем самым одно из преимуществ многонационального общества. Нередко участники фестиваля гуляют по деревне под надзором дежурящих здесь нарядов полиции, которые не допускают прямых столкновений между сторонниками противоположных идеологий.

Стражи порядка в Ямель наведываются несколько раз в год, в том числе и во время празднования значимых для правых радикалов дат, и таких мероприятий, как летнее и зимнее солнцестояние. В остальное же время супружеская чета Ломайер ведет неравную борьбу с превосходящим идейным противником, а переезд на новое место жительства считает поражением в своей личной войне с нацизмом.

Белые кресты в черном поле

Свои взгляды праворадикалы активно демонстрируют не только в деревне Ямель. Тюрингский город Темар, расположенный в географическом центре Германии, в марте 2021 года стал местом проведения неонацистского фестиваля. Мероприятие, заявку на участие в котором подало более шести тысяч последователей правой идеологии из ФРГ и соседних европейских стран, должно было состояться еще год назад, но организаторам помешала набиравшая силу пандемия коронавирусной инфекции и прямой запрет окружного суда.

Тем не менее в этом году музыкальный фестиваль, зарегистрированный как политическое собрание сторонников небольших региональных партий — Национал-демократической партии Германии (НДПГ) и Партии правых, — собрал в пригороде Темара несколько тысяч посетителей. Однако, за редким упоминанием в немецких СМИ, он не привлек к себе внимания общественности.

«Меньше политики — больше танцев», — под таким слоганом, напечатанным на многочисленных плакатах, уже с самого утра на фестивале стали собираться агрессивные толпы полупьяных и преимущественно молодых людей. Ближе к вечеру пространство у сцены жужжало, как улей. По данным полиции, в общей сложности выпить пива и сделать совместные фотографии на фоне имперского орла или цифры 88 собралось более двух тысяч сторонников праворадикальных идей. Некоторые из собравшихся демонстрировали полицейским татуировки с запрещенными символами «мертвой головы» и свастики, так что 50 человек все-таки были задержаны.

Хотя на федеральном уровне мероприятие прошло почти незаметно, оно не осталось без внимания активистов.

«Это все мы уже проходили в 1933 году», — вспоминает пенсионерка Арнольд, вышедшая на митинг против нацизма в день фестиваля в Темаре

Пожилой женщине не передалось царящее среди протестующих боевое настроение: борьба с проявлением ультраправых идей давно стала личным делом многих немцев, родственники которых на себе испытали все ужасы национал-социалистического террора.

В общей сложности в акции против нацизма в Темаре участвовало несколько сотен человек. Они скандировали антифашистские лозунги и играли на духовых инструментах. Протестующие расположили лагерь прямо у дороги, ведущей к музыкальному фестивалю, а в память о жертвах нацизма установили в черном поле десятки белых крестов.

Однако у проходящих мимо крепких татуированных людей этот спонтанный мемориал вызывает лишь смех и улыбки. По данным организаторов «правого фестиваля», поле для концерта зарезервировано на десять лет вперед, а значит, мероприятие может состояться уже в следующем году и привлечь еще больше людей.

Неонацизм как часть цивилизованного общества

Как считает Уве Вандель, глава коммуны Гэгелов, в которой находится Ямель, ситуация с немецкими радикалами со временем может стать только хуже. Связано это с тем, что они все чаще обращают внимание на небольшие населенные пункты, в которых члены их постепенно увеличивающихся общин могут открыто демонстрировать свои убеждения. Власти если и в курсе подобной ситуации, повлиять на нее не в силах: сторонники нацистских взглядов не совершают серьезных преступлений, так что привлечь их к ответственности не получается.

«Последователи ультраправой идеологии стараются вести себя как законопослушные граждане и не давать властям повода для ареста. В последнее время усилилась радикализация подобных движений во Франции и на Украине, они могут усилиться и на востоке Германии», — убежден Вандель.

Колумнист берлинского издания Die Tageszeitung (TAZ) Патрик Генсинг убежден, что рост правого экстремизма в Германии хорошо иллюстрирует увеличение рейтингов партии национал-демократов в сельских общинах. «В отдельных муниципалитетах рейтинг НДПГ доходил до 38 процентов, и эта тенденция продолжает усиливаться», — обеспокоен эксперт.

Генсинг также отметил, что в последнее время люди, не скрывающие свои праворадикальные убеждения, все чаще попадают на административные, хоть и пока невысокие должности — например, глава пожарной службы в поселке Постлов в земле Мекленбург — Передняя Померания. Таким образом их голос постепенно становится все громче, а значит, и сторонников найти им будет легче.

Слова муниципального главы и столичного журналиста подтверждают данные исследования, опубликованные недавно Министерством внутренних дел Германии. По его информации, в 2019-м и 2020 году на территории ФРГ увеличилось число политически мотивированных преступлений, совершенных правыми экстремистами. Глава немецкого МВД Хорст Зеехофер в связи с этим даже напомнил сотрудникам полиции о «необходимости действовать в этом направлении с максимальной бдительностью».

По словам министра, правый экстремизм тянет по стране «длинный кровавый след», проявляющийся в актах ненависти на национальной почве по всей Германии. «Наша самая большая угроза — это по-прежнему угроза справа», — заключил Зеехофер. Насколько хорошо смогут бороться с нацизмом силовики, в стане которых тоже находят ультраправые ячейки, — будет понятно уже в ближайшие годы.

Мир00:04 1 апреля

«Либо убей, либо погибни»

Яды, бомбы, интриги. Как легендарная разведка «Моссад» 70 лет устраняет врагов еврейского государства?