Новости партнеров
Прослушать статью

Спасибо, кэп

Супергерои-убийцы, расизм и мигранты: зачем новый сериал Marvel ударился в политику

Кадр: сериал «Сокол и Зимний Солдат»

На Disney+ вышел финал «Сокола и Зимнего солдата» (The Falcon and the Winter Soldier) — второго после «Ванды/Вижна» сериала четвертой фазы кинематографической вселенной Marvel, в котором мир супергероев неожиданно оказывается полон социально-политических проблем, а главными противниками наконец-то оказывается не кто-то из «Большой тройки» (пришельцев, андроидов и волшебников). Чем проекту удалось выделиться на фоне марвеловских блокбастеров и в чем он повторил главные их ошибки — в материале «Ленты.ру».

Через шесть месяцев после событий «Мстителей: Финала» человечество все еще пытается разгрести бардак, наведенный дважды убитым Таносом; для супергероев же, наоборот, настало время относительного простоя. Борется со своими демонами Баки Барнс (Себастиан Стэн), в прошлом — Зимний солдат, лишенное собственной воли орудие в руках Гидры (в еще более раннем прошлом — друг детства Капитана Америки), а ныне — пациент на кушетке у психолога. Пытается поднять со дна убыточный рыболовный бизнес сестры Сэм Уилсон (он же Сокол в исполнении Энтони Маки); это, однако, оказывается задачей куда более тяжелой, чем спасение человечества от угроз любого сорта — даже кредит ему, несмотря на всемирную известность в качестве одного из Мстителей, не дают. Сэм, которого Стив Роджерс (Капитан Америка в «Мстителях: Финале») объявил своим преемником, все же решает от звания Кэпа отказаться, а звездный щит Роджерса передает в музей.

Правительство США, однако, решает, что этой стране все-таки нужен новый герой — и избирает Капитаном Америкой Джона Уокера (Уайатт Рассел), примерного военного, выделяющегося и послужным списком, и выдающейся челюстью. Тот хоть сверхспособностями не обладает, все же получает все привилегии супергероя и отправляется охотиться на новых опасных злодеев, обладающих сверхсилой и оставляющих метки по всему миру. Параллельное расследование их деятельности устраивает и Сэм, за которым увязывается Баки.

Основная сюжетная линия «Сокола и Зимнего солдата» следует канонам детективного бадди-муви — сотрудничество Сэма и Баки, поначалу спевшихся скорее из-за общей ненависти к Уокеру, быстро перерастает в эдакую братскую любовь. Любопытнее тут, однако, то, как расширяет новый проект Marvel собственную вселенную социальным контекстом происходящего: атмосфера в мире только накалилась с возвращением половины человечества из небытия через пять лет после исчезновения, вернувшиеся оказываются совершенно не у дел — их дома и рабочие места заняты чужаками, возлюбленные уже перестали горевать и завели другие отношения, да и мир в целом уже не такой, каким был раньше. Однако половина всего населения Земли — сила слишком мощная, чтобы ее игнорировать.

Правительства ставят интересы граждан-возвращенцев выше мигрантов из стран Третьего мира, занявших их дома и работы в период «щелчка» — пятилетки, в которую человечество пыталось встать на ноги после исчезновения половины населения. Были, по-видимому, открыты все границы, люди принялись теснее ютиться в наиболее развитых странах. Теперь же мигрантов перемещают в масштабные лагеря беженцев (те расположены преимущественно в Европе), которыми управляет международная организация GRC, Всемирный репатриационный совет. Это вызывает масштабные протесты у вынужденных переселенцев, которым жизнь при устроенном Таносом геноциде вполне нравилась. Несогласными в подполье формируется анархо-террористическая группировка Флэгсмэшеров (или «Разрушителей флагов»), цель которой — подорвать деятельность GRC. Члены организации достают препарат, некогда сделавший из Капитана Америки суперсолдата, и разворачивают по всей Европе робингудскую деятельность, грабя банки и склады с лекарствами и припасами (все, конечно же, ради поддержки беженцев, о которых GRC не очень-то заботится).

Еще одна интересная и в контексте творений Marvel важная особенность «Сокола и Зимнего солдата» — отсутствие явных, однозначных антагонистов

Немудрено, что в противостоянии с Флэгсмэшарми Сэм и Баки очень скоро столкнутся лбами с новоявленным Капитаном Америкой, у которого от груза взвалившейся ответственности начинают сдавать нервы. Уокер, с самого начала изображаемый персонажем довольно заносчивым и нелепым, вскоре ожидаемо принимается выходить за рамки закона; коррумпированность его, впрочем, частично ложится и на плечи тех, кто его сотворил, то есть на правительство. Как и в случае с полицейскими, злоупотребление властью которыми должно, по идее, вменяться в вину еще и тем, кто дал им в руки пушки — ведь именно олицетворением копского произвола становится, по сути, жестокая публичная расправа Уолкера над одним из Флэгсмешров.

Жалко, конечно, что для развенчания супергеройского культа шоураннеры не решаются разменять одного из уже существующих персонажей, вводя нового, который, мягко говоря, не располагает к себе уже с первого появления в кадре. Более того, в финале Уолкер за все свои прегрешения неожиданно получает индульгенцию и становится еще одним супергероем. Причина очевидна — после трагичной гибели нескольких главных протагонистов в последних блокбастерах, вселенной Marvel жизненно важно заполнить оставшиеся после них пустые места; и коль экранного времени на рассуждения о моральной стороне поступков нового героя не остается, то, видимо, не так уж они и необходимы.

Куда более нестандартным (и неоднозначным) противником Сэма и Баки поначалу представляется предводительница Флэгсмэшеров, юная и с виду крайне хрупкая девушка Карли Моргентау (Эрин Келлиман). Та встает на защиту депортируемых из развитых стран мигрантов, успевших обжиться на новых местах за период «щелчка». Ее космополитические (и, одновременно, антиглобалистско-анархичные — за мир не только без границ, но и без контролирующих его организаций) идеи, впрочем, меркнут на фоне откровенно сомнительных методов их реализации — уже классический, в общем-то, для марвеловских фильмов прием, в котором злодей с весьма объективной позицией все равно остается злодеем. При этом мотивация что бесчинств Карли, что ее протеста остаются преступно непродуманными и списываются на юный возраст.

Пустившаяся во все тяжкие Карли и медленно едущий кукухой Уолкер оказываются не единственными надломленными персонажами «Сокола и Зимнего солдата» — еще одним предстает Исайя, чернокожий суперсолдат, над которым правительство во время Корейской войны ставило эксперименты, пытаясь повторить успех создавшей Капитана Америку сыворотки. Исайя в итоге озвучивает мысль, висевшую в воздухе уже давно, но для Marvel крамольную — а именно, что Капитан Америка для любого чернокожего героем быть не может; а любой уважающий себя черный, соответственно, на роль Капитана Америки ни за что не согласится.

Что ж, новым Капитаном Америкой в итоге все же становится чернокожий — заявленная еще в концовке «Финала» трансформация Сокола в новую надежду Соединенных Шатов, главного Мстителя, оказывается неизбежной, просто оттянутой на шесть часов экранного времени. И не то, чтобы рефлексия Сэма по этому поводу была особенно глубокой (вывод его свелся к чему-то вроде «меньше слов — больше дела»). Сокол, впрочем, оказывается самым неожиданным супергероем Marvel хотя бы потому, что его главная сила заключается в эмоциональной зрелости — что проявляется во всех его диалогах с другими персонажами сериала — и способности к дипломатии. А подобных протагонистов нужно еще попытаться найти не только у Marvel, но и вообще в супергеройском кино.

Если стилистически «Сокол и Зимний солдат» более мрачен, нежели полнометражные марвеловские блокбастеры, то с визуальной точки зрения он в большинстве эпизодов выглядит блеклым, напоминающим скорее стандартные криминальные теледрамы. Более того, свой темп шоу к самой концовке не выдерживает, тратя, к примеру, уйму времени на тренировки Сокола со щитом Капитана Америки, которым разве что слогана Just do it не хватает — настолько они напоминают рекламу кроссовок. Да и расстановка точек в финальном эпизоде, то, как шоураннеры расправляются с Карли, прощают Уолкера и решают мигрантский кризис, оставляет больше вопросов, чем ответов. Тем не менее «Сокол и Зимний солдат» берется за то, что так и не затронул ни «Ванда/Вижн», ни последние полноформатные марвеловские блокбастеры — за расширение вселенной, придачу ей социальных и политических окрасов, за диалог этого волшебного мира с проблемной реальностью. Шаг, конечно, откровенно запоздалый, но для фильмов студийного гиганта весьма редкий и по-своему знаковый.

Культура00:0122 апреля

«Подобные ужасы происходят по всему миру»

Японские химзаводы 30 лет травили ртутью рыбаков и их семьи. Как об этом сняли кино с Джонни Деппом?