Чужие дела

Про то, во что стоит вмешиваться

Все, наверное, знают стишок Виктора Шендеровича:

Солнце парит, Бог скучает,
Тутси режут хуту...
Как они там различают,
Кто из них откуда?

Стишок, может, и остроумный, только вот тема, которой он посвящен, к веселью совсем не располагает: в течение примерно четырех месяцев 1994 года жертвами конфликта между хуту и тутси в Руанде стали около 500 тысяч человек. Это больше 200 убийств в час, или примерно 3,5 убийства в минуту. Никого нынче не удивишь такими цифрами и выражениями вроде "не щадили ни женщин, ни детей". 11 апреля 1994 года в школе "Дон Боско" в руандийской столице Кигали боевики хутусского ополчения "Интерахамве" порубили мачете разом 2 тысячи беженцев-тутси, в том числе 400 детей. 18-го "Интерахамве" согнало на стадион в городе Кибу 15 тысяч тутси и перебило всех до одного. 19-го несколько тысяч человек были заживо сожжены в траншеях с горящими покрышками в городе Бутаре. 22-го несколько сотен беженцев-тутси были заперты в гараже монастыря Сову, после чего гараж был подожжен. Остальных беженцев, которых в Сову было около 7 тысяч человек, перерезали или перестреляли. В свою очередь, тутси тысячами топили хуту в реке Кагера, и их трупы потом всплывали в прекрасном озере Виктория.

В Руанде в то время стоял миротворческий контингент ООН, состоявший в основном из бельгийцев. Руанда до 1962 года была колонией Бельгии, причем колониальное господство опиралось в основном на тутси. Поэтому захваченных бельгийцев хуту не просто убивали, а предварительно отрезали им половые органы и запихивали им же в рот. Тутси бежали под защиту миротворцев, но тех было слишком мало. Уже к 14 апреля бельгийцы вывели своих солдат из Руанды, предоставив хуту и тутси резать друг друга.

Споры в Совете безопасности ООН о формате миротворческой операции в Руанде, о том, какие государства пошлют туда свои войска, кто будет эту операцию финансировать и какой мандат получат миротворцы, продолжались три месяца. В каждый из этих дней в Руанде пытали, расстреливали, резали, сжигали, топили, закидывали гранатами несколько тысяч человек, насиловали несколько сотен женщин и девочек. В конце концов Совбез так и не послал никого в Руанду. Миротворческую операцию взяла на себя Франция. Около 800 тысяч человек не дожили до ее начала - те, кого не убили, умерли от инфекционных болезней, распространившихся из-за несметного количества трупов, от голода или от дурных болезней, передающихся при изнасиловании.

Сколько именно боснийцев перебили сербы в Сребренице, были ли эти боснийцы военнослужащими или гражданскими, жертвами спланированной на государственном уровне этнической чистки или массового линчевания - обо всем этом споры продолжаются до сих пор. Одно очевидно: статус "зоны безопасности", присвоенный Сребреницкому анклаву ООН, и размещенный там голландский миротворческий контингент не мешал ни боснийцам истреблять сербов, ни сербам - боснийцев. Голландцев было 600 человек, и когда на Сребреницу пошли сербские танки, они попросту отодвинулись и предоставили воевать тем, кого, по идее, должны были защищать друг от друга.

Потом мировое сообщество целый год обеспокоенно наблюдало за взаимным истреблением сербов и албанцев в Косово (год - это если считать только активную фазу Косовской войны). В конце концов американцы плюнули на ООН и своими силами, при поддержке союзников по НАТО, начали массированные бомбардировки Сербии. В результате албанцы получили Косово под свой полный контроль и в 2008 году провозгласили независимость края.

Мировое сообщество, отрекшись от колониализма и доктрины "мировых жандармов", так и не научилось быстро и эффективно справляться с хаосом в отдельно взятых регионах. Оно так и не научилось находить разумную грань между "внутренними делами" и очевидной необходимостью вмешаться в ситуацию, когда какое-то государство не может само со своими внутренними делами справиться. Когда нужно просто заставить людей перестать убивать друг друга, им могут предложить разве что бесконечные консультации, согласования, меморандумы о взаимопонимании и настоятельные призывы сесть за стол переговоров. Максимум - резолюции и санкции, которые не более эффективны. А если уж куда и вводятся миротворцы, то они оказываются, как правило, бельгийцами в Руанде или голландцами в Сребренице.

А надо ли вообще заставлять людей прекратить убивать друг друга? Ну в самом деле (к черту политкорректность!), какое нам дело до того, что хуту режут тутси, а тутси - хуту? Если мы не разделяем мистическую идею Джона Донна про "не спрашивай, по ком звонит колокол" - то никакого. Но - лишь до тех пор, пока хуту и тутси не начинают массово бежать из своей затопленной кровью Руанды в наш благополучный мир, где люди не рубят друг друга мачете со скоростью 3,5 трупа в минуту. В нашем благополучном мире и своих проблем хватает, чтобы тратить время и силы еще и на обустройство тысяч беженцев.

А так-то, конечно, хорошо быть в белом, и "пусть они сами разбираются".

Другие материалы рубрики
Дом00:02Сегодня
Заброшенная церковь в Ярославской области

Пустые места

Безлюдные деревни, скелеты церквей и русская разруха как произведения искусства