Письмо в защиту Германии

Немецкий публицист заявил об опасности ислама для иудео-христианской культуры ФРГ

"Лента.Ру" предлагает перевод открытого письма известного немецкого публициста Ральфа Джордано федеральному президенту ФРГ Кристиану Вульфу по вопросу о роли ислама в Германии. Перевод был любезно предоставлен пользователем Вадимом Давыдовым aka gabblgob.

Проблема не в иммиграции, а в исламе!

Уважаемый г-н Президент,

Вы заявляете: "Христианство — часть [культурно-исторического, идентификационного кода] Германии, иудаизм — без сомнения, также часть […] Германии, это наша общая, христианско-иудейская, история, но и ислам уже тоже часть […] Германии".

Эти слова, произнесённые Вами 3 октября на торжествах по случаю 20-й годовщины объединения Германии являют собой в своей поверхностности столь глубокое непонимание действительности и столь неуместное желание соединения двух в основе своей несовместимых систем, что вызывают у более или менее осведомлённого человека состояние потери речи.

Я не собираюсь становиться вашим репетитором по истории, но столь явное и безответственное приравнивание реально существующего ислама к желаемому, совместимому с европейскими ценностями сферическому исламу в вакууме, вызывает необходимость энергичного протеста. Прежде всего потому, что политический и воинственно настроенный ислам невозможно никуда никак интегрировать, да и "обычный" ислам более чем достаточно проблематичен.

Неужели Вам не известно, что никто до сих пор ни разу сколько-нибудь убедительно не ответил на вопрос о совместимости ислама со свободой слова и совести, равноправием женщин, плюрализмом, отделением религии от государства, — короче говоря, с демократией? Ислам — чёрная туча, заслоняющая ясное небо XXI столетия, и угрожающе нависшая над Германией в результате абсолютно непродуманной, ошибочной иммиграционной политики.

На самом деле происходит столкновение двух глубоко различных культурных парадигм, и происходит это сразу на нескольких уровнях. Первая — это иудео-христианская, которая, преодолев горькое и страшное наследие предшествующих исторических эпох, через Возрождение, Просвещение, гражданские революции, либеральные ценности, обеспечила громадный прыжок в развитии общества.

Другая — исламская, которая после короткого периода расцвета, способного заставить Запад покраснеть от стыда [за своё тогдашнее невежество], погрузилась — и по сегодняшний день там пребывает — в патриархальность, архаическую стагнацию, характеризующуюся тотальным послушанием, религиозностью, неравенством женщин, патернализмом и безоговорочным следованием религиозным авторитетам.

Это столкновение между традиционно и религиозно обусловленной культурой, глубоко ограничивающей личную свободу, и культурой, которая после многовековых поисков и ошибок создала общество, испытывающее сильнейшее влияние индивидуализма и христианства, но при этом секулярное.

В идущем состязании общественных моделей кроются гигантские проблемы, и сами мусульмане указывают на них. Так, известный турецкий писатель Зафер Шеночак вонзает хирургический скальпель в одну из наиболее зияющих ран: "Едва ли хоть один исламский религиозный мудрец, не говоря уже о благочестивом простеце, желает и может увидеть основную проблему собственной веры, скрытую в её структуре и образе мышления. Они не готовы критически проанализировать собственную традицию, не способны беспощадно к ней самой поставить её перед реальными вызовами современной жизни".

Ему вторит неустрашимый Аббас Байдун, много лет ведущий колонку фельетониста в ливанской газете «Ас-Сафир», вступая в опасную зону запретной рефлексии и самокритики: "Многие из нас ищут отговорок, позволяющих не заглядывать в зеркало, чтобы не увидеть там перекошенную рожу — рожу изоляционистского ислама, исповедующего культ насилия, ислама, постепенно берущего верх над нами в то время, как мы упражняемся в искусстве притворства, ислама, дикая и злобная рожа которого вот-вот станет нашим единственным лицом".

Неспособность исламского мира к самокритике и рефлексии

А что говорят, г-н Президент, «Сатанинские стихи» Салмана Рушди, что противопоставляют они заклинаниям? В них мусульманин перестаёт взваливать вину за собственные, исламом обусловленные, зло и безобразия, на "Европу", "большого сатану Америку" и "маленького сатану Израиль". В них мусульманин приковывает к позорному столбу неспособность исламского мира к честному взгляду на себя самого, в них называются истинные виновники ужасающего положения вещей в исламском мире — собственные элиты. И вслух произносятся вещи, которые немусульманин вряд ли когда-нибудь осмелился бы произнести: проблема — не в миграции, проблема — в исламе!

Огромная, революционно перезревшая часть человечества — "умма", сообщество мусульман, разделена внутри себя непримиримо и причудливо. Она захлёбывается в собственных отсталости и неподвижности, обусловленных особенностями исповедуемой религии и порождённой ею культуры. И к тому — угрожающий восклицательный знак: призрачный мир нефтяных набобов, полный фальшивой мишуры и похожий на жирное пятно — грязное пятно безграничного, питаемого немыслимым богатством, цинизма. "Это ничем хорошим не кончится", - говорит писатель Орхан Памук.

Но и в Германии, г-н Президент, раздаются голоса мусульман, весьма скептически рассматривающих перспективы вхождения исламского дискурса в иудео-христианскую цивилизацию.

Так, теолог из Ирана Хамида Мохаджени предупреждала: "Внутриисламские просветительские тенденции потребуют от 20 до 30 лет, чтобы ислам смог европеизироваться, — и при этом нет никакой гарантии, что такие тенденции не потерпят крах и не будут поглощены традиционным исламом".

Общечеловеки и социал-романтики

Другой голос, призывающий прислушаться к мнению немецкого народа и критически отнестись к мусульманским общественным и религиозным функционерам, — голос д-ра Эзхара Цезаирли из "Исламской конференции Германии": "Я с пониманием отношусь к тому, что люди, ни в коем случае не относящиеся к правым экстремистам, опасаются исламизации. Опасность для будущего Германии состоит в том, что некоторые политики в силу своего невежества готовы сдавать исламским активистам основополагающие ценности и принципы нашего просвещённого и свободного общества".

Их голоса не слышны всем этим юродивым, готовым целоваться с кем угодно, ослеплённым ксенофилией социал-романтикам и профессиональным "людям доброй воли", племенным миротворцам и прочим исусикам, даже после Тило Саррацина делающим вид, будто их сюсюканье способно оживить мультикультурную идиллию, существовавшую лишь в их воображении.

Не поймите меня неправильно, г-н Президент. Честь и слава нации, защищающей любого мигранта, чужака, иноземца от чумы — расистов с их подельниками. Но в то же самое время наш гражданский долг — защищаться от тенденций, которые несут в себе традиции, обычаи и привычки турецко-арабского меньшинства, той недоброжелательности, переходящей во враждебность, что кроется за лицемерными признаниями достижений свободы в демократической республике и клятвами в верности её конституционному строю.

Принципиальные проблемы, осложняющие их интеграцию, несут в себе сами мусульмане, даже если исходить из предпосылки об их миролюбии. Миролюбие? Допустим. Но скорость и размах организации волн насилия и протеста в исламском мире, когда мусульманам сообщают, что на них кто-то набросился с оскорблениями, откровенно пугает.

Зато какая немота поражает здешние мусульманские объединения и общины при мечетях, когда, например, в турецкой Малатье режут на куски сотрудников библейского издательства, когда в Сомали расстреливают монахинь, когда в Пакистане сажают и держат в яме христиан — до приведения в исполнение смертного приговора за "богохульство". Кладбищенская тишина.

Вопросы миграции и последующей интеграции требуют откровенного, смелого и нелицеприятного обсуждения.

Где же мы все в конце концов окажемся, если из страха получить на лоб печать ксенофоба мы предаём наши собственные ценности? Куда мы придём, если будем вынуждены стыдиться назвать неспособной к интеграции патерналистскую, патриархальную культуру, для которой личность — ничто, а род и община единоверцев — всё? Что такого неправильного в констатации факта — в бесчисленных случаях причиной иммиграции является не поиск работы, а соблазн воспользоваться немецким социальным пособием?

Враг демократии — мой враг

"Ислам тоже является частью [культурно-исторического, идентификационного кода] Германии", — да неужели?! Примите, пожалуйста, к сведению, что выразить сомнение в этом — небезопасно для жизни! Я знаю, о чём говорю. Ислам не знает такого метода — "критика". Именно потому любая критика приравнивается к оскорблению. Это не значит, что критически настроенных мусульман не существует. Я целиком на их стороне, вместе с отважными женщинами — Неклой Келек, Зейран Атеш, Миной Агда, Айан Хирси Али — и всеми остальными здравомыслящими мусульманами на свете.

Я сам, как переживший нацистские преследования, хорошо знаю разницу между гитлеровской и современной Германией. Её демократия для меня священна, потому что только при ней я чувствую себя в безопасности. И потому тот, кто является её врагом — христианин, мусульманин или атеист — и мой смертельный враг.

С глубоким уважением,

Ральф Джордано

Обсудить
US former President Barack Obama and his wife Michelle walk during their visit to Siena, Tuscany region, Italy, Monday, May 22, 2017. The Obamas arrived in Tuscany last Friday for a six-day holiday. (Fabio Di Pietro/ANSA via AP)
комментарии:
На свободу с чистой совестью
Новая жизнь Обамы и его семьи — еще лучше прежней
Памела Андерсон на Каннском фестивалеПамела, которую мы потеряли
Звезда «Спасателей Малибу» и другие знаменитости, очарованные ботоксом
Трое — не толпа
Как живется в любовном союзе, если в нем больше двух человек
Бьюти-блогер Shaaanxo Макияж с шестью нулями
Красивый бизнес по-женски: как заработать миллионы на пудре и помадах
От нашего стола
Российские интерьеры, сводящие иностранцев с ума
Зависли на хате
Украинцы придумали дом, который может обойтись без российского газа
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности