Русь оф Варкрафт

Артем Ефимов о конструировании исторического сознания

Президент России Дмитрий Медведев 22 июля ездил в древнерусский престольный город Владимир готовить празднование 1150-летия русской государственности, намеченное на будущий год. В рамках этой поездки, на совместном заседании президиумов двух президентских советов - по культуре и по науке и технологиям, - Медведев, в частности, выступил с идеей создать отечественный аналог популярной многопользовательской онлайн-игры World of Warcraft, только чтобы аналог этот, в отличие от оригинала, был не "псевдоисторическим", а основывался на "случаях и характерах из российской истории".

Попробуем сдержать хохот - первую естественную реакцию психически здорового человека на это президентское предложение. Оставим 11 с лишним миллионам игроков в WoW сетования, что их любимая игра - не "псевдоисторическая", а просто-напросто фэнтезийная (хоть в ней и заметны некоторые параллели со всемирной историей, - как, впрочем, и в любом фэнтези). И припомним, что в 1802 году Николай Михайлович Карамзин, уже приступив к работе над "Историей государства Российского", опубликовал в своем журнале "Вестник Европы" статью под названием "О случаях и характерах в российской истории, которые могут быть предметом художеств". В ней, уже в первом абзаце, Карамзин объяснил свою программу популяризации русской истории. Позволим себе привести этот абзац полностью:

"Мысль задавать художникам предметы из отечественной истории достойна вашего патриотизма и есть лучший способ оживить для нас ее великие характеры и случаи, особливо пока мы еще не имеем красноречивых историков, которые могли бы поднять из гроба знаменитых предков наших и явить тени их в лучезарном венце славы. Таланту русскому всего ближе и любезнее прославлять русское в то счастливое время, когда монарх и самое провидение зовут нас к истинному народному величию. Должно приучить россиян к уважению собственного; должно показать, что оно может быть предметом вдохновений артиста и сильных действий искусства на сердце. Не только историк и поэт, но и живописец и ваятель бывают органами патриотизма. Если исторический характер изображен разительно на полотне или мраморе, то он делается для нас и в самых летописях занимательнее: мы любопытствуем узнать источник, из которого художник взял свою идею, и с большим вниманием входим в описание дел человека, помня, какое живое впечатление произвел в нас его образ. Я не верю той любви к отечеству, которая презирает его летописи или не занимается ими: надобно знать, что любишь; а чтобы знать настоящее, должно иметь сведение о прошедшем".

Идея Медведева - это, в сущности, та самая идея Карамзина, только с поправкой на научно-технические достижения и социокультурные перемены прошедших двухсот с лишним лет. В 1802 году ради популяризации отечественной истории надо было писать картины на сюжеты из русских летописей (Карамзин подробно описывает, как они должны выглядеть) и долгие годы корпеть над 12-томной "Историей государства Российского". В 2011-м молодежь надо приманивать не живописью и не книжками, а компьютерными играми. Игровая индустрия, экономически уже сопоставимая с Голливудом, кажется, готова потеснить кино в качестве главного развлечения цивилизованного мира. Так что логика в медведевской идее, согласимся, есть.

Конструирование исторического сознания целого народа - дело крайне увлекательное. В начале XIX века Карамзин занимался этим чуть ли не в одиночку. Верноподданный императора Александра I, он не был государственным пропагандистом. "Историю..." он начал писать по собственной инициативе. Царь назначил Карамзина придворным историографом, что дало ему, во-первых, некоторую финансовую свободу, а во-вторых, право получать на дом архивные документы вместо того, чтобы ездить за ними по городам и монастырям. Со временем Карамзин стал советником императора, но неизменно подчеркивал, что он не политик, не придворный, не интриган, а лишь преданный и ответственный гражданин, ценящий возможность говорить царю то, что думает.

В России 2000-х годов самыми заметными действиями по конструированию исторического сознания стали замена "коммунистического" 7 ноября на "национальное" 4 ноября в 2005 году и создание "Комиссии по фальсификации истории" в 2009-м. Вспомните, сколько было воплей, когда готовилась ротация ноябрьских праздников: и про популярность старого праздника, и про непонятность нового, и про его сомнительную историческую обоснованность. Ну и? Стряслось что-нибудь за прошедшие пять лет? Даже националистические шабаши на 4 ноября, которых так боялась просвещенная общественность, уже скисли. Еще пара лет - и можно будет поздравлять с успехом авторов идеи замены одного праздника на другой.

"Комиссия по фальсификации истории" - и вовсе комедия. Тоже - сколько было криков, как все боялись неминуемого зажима свободных исторических исследований и повсеместного введения "единственно правильных" трактовок исторических событий. Ну и? Много кого притеснили? Вы вообще слышали что-нибудь об этой комиссии с тех пор, как стихли витийства по поводу ее создания?

Не стоит недооценивать возможности власти манипулировать историческим сознанием народа. Та же замена 7 ноября на 4-е (плюс ежегодная пропагандистская накачка нового праздника) уже в следующем поколении, скорее всего, приведет к окончательной маргинализации годовщины Октябрьской революции. Советский миф будет вытеснен имперским. У кого-то это может вызывать ярость, у кого-то - торжество. Большинству россиян, скорее всего, пофигу - дело привычки.

Тем любопытнее, что манипуляции эти, судя по всему, производятся властями предержащими вполне осознанно. Тот же Медведев во Владимире, говоря о разных трактовках исторических событий, охотно оперировал понятиями "полезности" и "вредности". В академической науке, по его словам, различные трактовки должны быть, но в преподавании и вообще в публичной сфере не все трактовки одинаково полезны. Например, президент заклеймил как "вредные" рассуждения об отсутствии у России правовых традиций - это, дескать, позволяет оправдывать нынешние безобразия и вообще парализует.

То есть если я сейчас напишу, например, что в Московском государстве, начиная века так-этак с XIV, последовательно уничтожалась (в том числе и великими князьями) независимая от власти судебная система, - то я выступлю как вредитель. Поэтому я лучше закончу тем, что мне крайне импонирует фигура князя Ивана Калиты, расширявшего свои владения без войн, покупками и иными бескровными "примыслами". Про это, по крайней мере, можно сделать компьютерную игру. Не World of Warcraft, конечно, но какую-нибудь экономическую стратегию. Я их люблю больше, чем всякие войнушки и ролевухи.

Другие материалы рубрики
Спорт00:02Сегодня

«Любой результат — это успех»

За Исландию играют уборщик, фасовщик соли и режиссер. Их голы — заслуга дантиста