Вдарь, Васенька, вдарь

Александр Поливанов о ненависти и токаре шестого разряда

Ролик с речью токаря шестого разряда и депутата от Народного фронта Валерия Трапезникова скоро станет интернет-мемом типа "язя": его расхватают на цитаты, слова Трапезникова положат на музыку, перемежат кадры с уральского митинга какими-нибудь смешными и не очень смешными картинками. Так будет побеждено главное, что содержится в этом ролике: ненависть.

"Настало время сказать нет этим клоунам с Болотной площади. Этих козлов сюда на Урал [не пустим]...", - кричал 28 января на митинге в Екатеринбурге Трапезников. Речь его, если судить по роликам на YouTube, длилась всего две минуты, но эти две минуты были наполнены такой чистейшей ненавистью, что ее хватило бы на добрую пару часов. Депутат распалил себя настолько, что если бы после него на сцену вышли Акунин, Кортнев, Парфенов, Кудрин, Собчак или кто-то другой из тех, кто выступал на Болотной/Сахарова, он бы лично вцепился этим "клоунам" в горло.

Многим, с кем я обсуждал этот ролик в минувшие выходные, на ум сразу же пришла "риторика 37 года". Те, кто настроен не так пессимистично, вспомнили про эпоху застоя и ее известное "я поэта ПастернакА не читал, но осуждаю".

Мне же в голову пришла "Четвертая проза" Мандельштама - наверное, потому что в ней описывается точно такая же вот ненависть, поощряемая властями. Судите сами:

"Мальчик в козловых сапожках, в плисовой поддевочке, с зачесанными височками стоит в окружении мамушек, бабушек, нянюшек, а рядом с ним стоит поваренок или кучеренок - мальчишка из дворни. И вся эта свора сюсюкающих, улюлюкающих и пришептывающих архангелов наседает на барчука:

- Вдарь, Васенька, вдарь!

Сейчас Васенька вдарит, и старые девы, гнусные жабы, подталкивают друг друга и придерживают паршивого кучеренка:

- Вдарь, Васенька, вдарь, а мы покуда кучерявого придержим, мы покуда вокруг попляшем...

Что это? Жанровая картинка по Венецианову? Этюд крепостного живописца? Нет, это тренировка вихрастого малютки комсомола под руководством агитмамушек, бабушек, нянюшек, чтобы он, Васенька, топнул, чтобы он, Васенька, вдарил, а мы покуда чернявого придержим, мы покуда вокруг попляшем...

- Вдарь, Васенька, вдарь..."

Не стоит думать, что Трапезников - единственный в своем роде. Токарь из Перми, пускай и экзальтированно, но выразил чувства если не большинства, то многих. "Приказчик на Ордынке работницу обвесил - убей его! Кассирша обсчиталась на пятак - убей ее! Директор сдуру подмахнул чепуху - убей его! Мужик припрятал в амбар рожь - убей его!" - это же ровно про наше время написал Мандельштам.

Посмотрите вокруг - все ненавидят всех. "Продавщица из Средней Азии обвесила - вон из России! Мерседес с мигалкой проехал на красный свет - сжечь его! Инженеру, работающему в "Доме-2", оторвало руки - так ему и надо, собаке, нечего в "Доме-2" делать!"

Люди вокруг ненавидят узбеков, богачей, бомжей, болельщиков "Спартака" или ЦСКА, депутатов "Единой России", геев. Люди ненавидят власть и ненавидят оппозицию, ненавидят полицию и армию, готовы вцепиться друг в друга в метро из-за места на скамейке или специально затормозить у турникета, чтобы потом подраться с тем, кто попытался пройти следом без билета.

И даже этот текст, как ни стыдно в этом признаться, он ведь тоже вдохновлен ненавистью: ненавистью к токарю шестого разряда Валерию Трапезникову.