С широко закрытыми глазами

Иван Колпаков о "деле патриарха"

Обсуждали на днях с добрыми друзьями историю про патриарха Кирилла и его квартиру в Доме на набережной. История темная, как южная ночь, и неприятная, как липкий пол. Есть у Кирилла в Москве квартира, в которой живет некая Лидия Леонова. Ее называют "родственницей патриарха". А может, и не одна она там живет - якобы Кирилл перевез в столицу троих двоюродных сестер. Как сообщает телеведущий Владимир Соловьев, "они все воспитывались вместе, хорошая патриархальная семья, где родные, двоюродные, троюродные братья и сестры воспитывались как единый род".

О Лидии Леоновой стало известно, когда всплыла информация про судебный процесс, инициированный "родственницей патриарха". В квартире, где проживает Леонова, появилась "строительная пыль" по вине соседа - кардиохирурга Юрия Шевченко. Ущерб оценили в 27 миллионов рублей. Половина этой суммы приходится на поврежденную библиотеку Кирилла. История об апартаментах патриарха в Доме на набережной стала фактурой для нескольких мощных журналистских текстов со всеми полагающимися подробностями и документальными свидетельствами.

Руководитель пресс-службы Московского патриархата Владимир Вигилянский заявил, что вопросы о квартире патриарха Кирилла (Гундяева), где постоянно зарегистрирована Лидия Леонова, "неэтичны": "Это частная жизнь, которая является неприкосновенной". То есть у патриарха, который, кстати, пострижен в монахи в 1969 году, есть частная жизнь, и нечего в нее нос совать.

Как обычно убедительно, своевременно и принципиально выступила Общественная палата. "То, что делается против патриарха, - мракобесие. Другого слова подобрать невозможно. Те, кто развернул эту кампанию, пытаются оскорбить и унизить нашу культуру. Это все очень вредоносно не только для конкретного человека, но и для всего общества", - заявил член палаты Анатолий Кучерена. По его мнению, на проведение кампании был "определенный заказ", а в самой информационной атаке прослеживается "русофобская и антихристианская тенденция".

Так вот, вернемся же к друзьям моим добрым (и, кстати, православным), которым я, конечно, доверяю больше, чем Кучерене. А друзья мои по поводу всей этой истории говорят так: "Ну, а чего. По крайней мере, мы выяснили главное. Патриарх-то наш не гей!" Цитирую дословно, хотя некоторое время я размышлял, допустимо ли такое публиковать. Размышление это, в общем, раболепное - я тоже ведь живу в России и понимаю, что есть темы, которые обсуждать нельзя.

Например, недопустимо сомневаться в патриархе. У них ("духовенства") - есть право выносить моральные вердикты, у нас ("общественности") - нет. То есть мы все равно пытаемся, но народ (богоносец) вряд ли нас поддержит. Уроки православия и надувные передвижные церкви для военнослужащих кажутся безусловным злом, на самом деле, только горстке людей. Эта же горстка людей способна публично произнести слово "гомосексуализм" и не поморщиться. А вообще-то - это же бранное слово. Спросите любого. Ну а если в пределах одного предложения встречаются слова "гей" и "патриарх" - это вообще немыслимый отвратительный сатанизм. Мне-то уже нечего терять, и я продолжу: патриарх ведь запросто может быть геем. Не практикующим, разумеется, потому что монашество выносит за скобки вопрос сексуальной ориентации. Какая разница, кого бы он предпочел, если бы не посвятил себя служению церкви. Это все умозрительно.

Но на взрослый разговор между "духовенством" и "светскими" людьми на эту тему и на десятки других рассчитывать не приходится. У нас и у них нет общего языка, на котором можно было бы это обсуждать. И потому любое наше вяканье, с их точки зрения, маргинально. И объявляется мракобесием. А нам любое их действие кажется проявлением невежественной ортодоксальности. И, в общем, тоже маргинальности.

На детский разговор тоже рассчитывать не приходится. Вот Pussy Riot в меру своих сил попытались - и оказались за решеткой. И патриарх выразил свою "точку зрения". Точно не помню, но наверняка там что-то про мракобесие и сатанизм.

Чем дальше, тем сильнее стороны ненавидят друг друга, утрачивая способность не то что договариваться, но хотя бы беседовать. Одна Россия против другой. "Просвещенная" против "традиционной". "Просвещенная" Россия такова: ни одно из тех СМИ, которые мы сами считаем приличными, не в состоянии вступиться за патриарха: теперь ведь все богословы, все размазывают по лицу толстовские сопли, все лучше церкви знают, как толковать Евангелие (колонка вот эта - существует в полном тому соответствии). И в случае с медиа это - не маргинальность, но мейнстрим.

Другая Россия, как бы не "просвещенная", тоже есть, и в ней люди понимают, почему в церкви нельзя плясать с мешком на голове. И для этой России маргинально уже все то, на чем настаивают медиа.

В самом уязвимом положении из-за этого всего оказывается, однако, патриарх. Достаточно всего одной маленькой дырочки в его "частную жизнь" - и сквозь нее мы разглядим все это неприглядное, про квартиры и "двоюродных сестер". А что не разглядим - с наслаждением домыслим.

И не ждите от нас пощады. Ведь мы от вас пощады не ждем.

Другие материалы рубрики
Из жизни00:05Сегодня
Сьюзи Гудолл

Гонка безумцев

Они мечтали обогнуть Землю и разбогатеть. Один сошел с ума, другой пошел ко дну