Пусть старший думает

Александр Амзин о выключении мозга

Многие, я знаю, не любят охранников. Я сам удивляюсь существованию миллионной армии здоровых мужчин, сидящих в офисных центрах, магазинах, подъездах и многих других местах. Но одновременно я уважаю этих людей за возложенную на них функцию. Именно они на вверенной им территории защищают нас (плохо ли, хорошо ли - другой вопрос) от террористов, насильников и наркоманов.

Ваш паспорт просят не для того, чтобы унизить. Заставляют ждать, пока охрана связывается с офисом, не для того, чтобы оскорбить подозрением. Вас досматривают в аэропорту не затем, чтобы с ухмылкой смотреть, как вы, чертыхаясь, снимаете обувь и натягиваете бахилы, а потом совершаете обратные телодвижения. У них, людей почти военных, есть инструкция и долг. Как только они начинают забывать об этом долге, происходят неприятные вещи. Например, в здании, где я снимаю офис, ночью обнесли стоматологический кабинет. Охранник, говорят, пил на рабочем месте. И спал там же. Бог ему судья.

Но есть одна черта характера, которая ярче всего проявляется у охраны, хотя присуща не только ей.

Мой знакомый вынужден носить на себе специальное медицинское устройство для жизнеобеспечения. Выглядит оно страшновато. Так мог бы выглядеть пейджер у шахида. Естественно, что в разъездах при досмотрах у охраны постоянно возникает вопрос о природе этого устройства.

Тут есть нюанс. Что делать охраннику, если он не знает, что именно проносит человек? В США поступили просто: моего знакомого проверили на следы взрывчатых веществ и ограничились кратким визуальным осмотром. Вопросом о природе вещей там не задаются. Все, что не запрещено, разрешено. Живи и дай жить другим.

Не то что в России и близких по менталитету сопредельных республиках. Первый же уточняющий вопрос задается с хитрым прищуром: "А документы у вас на эту штуку есть?" Никаких документов, конечно, не существует в природе (вы возите с собой документы на мобильник?).

Складывается забавная ситуация. Документы не могут удостоверять, что именно проносит человек. Они могут лишь удостоверить, имеет ли он право это проносить. Со стороны охраны это просто трусливое перекладывание ответственности на самого человека, проходящего досмотр. На все должна быть бумажка! Следующее действие так же стереотипно. Смена устраивает дебаты и делится на две равные части. Одни зовут старшего, другие говорят, что сами разберутся. И те и другие понимают, что дело не стоит выеденного яйца.

Но принять решение - это то, чему многие не обучены и обучены никогда не будут. Поэтому призванный старший тоже начинает с вопроса о документах, а затем проводит досмотр и устраивает разнос смене. У него-то нет начальника, на которого можно возложить ответственность за принятие решения.

Так вот. Видите ли, это касается не только и не столько охраны. Я сам замечаю, что часто стремлюсь отключить сознание, переложить производство продуктов высшей нервной деятельности на других. Если вы искренни, то заметите за собою то же самое.

Повторяйте за мной. Хочу игнорировать реальность, требующую решений. Хочу позвать старшего, не хватало размножать мозги за такую зарплату. Хочу усесться большой задницей в кресло, заснуть, и будь что будет с этим кабинетом стоматологии.