Неча пенять

Александр Амзин об особенностях российского среднего класса

Экономисты вот уже не один десяток лет задаются вопросом: как подсчитать число представителей среднего класса? Если кому-то удастся предложить простую схему, ученые смогут многое узнать про привычки значительной части населения всего мира.

Часто средний класс определяют по деньгам. Например, иногда к среднему классу относят зарабатывающих более 2 долларов в день, а иногда - более 85 долларов. Как видно, суммы разнятся настолько, что измерения почти теряют всякий смысл. Так как само понятие среднего класса достаточно условно, нужен какой-то более-менее универсальный критерий.

В начале лета экономисты Шимелс Али (Shimelse Ali) и Ури Дадуш (Uri Dadush) представили новую методику подсчета числа представителей среднего класса. Их критерий - наличие у человека автомобиля. Действительно, личный транспорт очень хорошо подходит на роль входного билета в средний класс. Купивший автомобиль купит и многие другие, характерные для среднего класса, товары и услуги.

Как это часто бывает, простые методы привели к необычным результатам. Если верить исследователям, в России насчитывается 104,4 миллиона представителей среднего класса. Другими словами, в эту категорию попали 73 процента граждан, а то и почти все работоспособные жители страны.

В конце февраля 2008 года Путин говорил: "средний класс в России в ближайшем будущем должен стать социальным большинством и пополниться, прежде всего, теми, на ком держится страна". Или вот еще одна цитата из его выступления на съезде "Единой России" в ноябре 2011 года: "Массовый средний класс должен стать социальным большинством в России, поэтому в центре нашего внимания - новые стандарты жизни для граждан". Откуда ему было знать, что то самое социальное большинство уже сложилось.

Но если говорить всерьез, то становится ясно: кроме количества важно и качество класса. Самодовольный немецкий бюргер; счастливая образцовая американская семья; проводящие в кафе все вечера французы; благожелательные и спокойные швейцарцы - десятки лет каждая страна вырабатывала собственный образ представителя среднего класса. Знание об устойчивости этого процесса позволяет англичанам выпускать книги с названиями вроде "Russia's Missing Middle Class: The Professions in Russian History". Они ищут российский средний класс там, где он был до революции 1917 года - среди членов профсоюзов. Очевидная безуспешность поисков позволяет зарубежным исследователям рассказывать о российском среднем классе анекдоты. Например, как российские рекламщики договорились создать профсоюз, а Лисовский неудачно повернулся и уронил пистолет.

Действительно, поставь стомиллионный российский средний класс перед зеркалом и спроси, кого он там видит. Окажется, что четкого образа нет. Это может быть и врач, и безработный пьяница, и молодой специалист, оформивший автокредит, и чиновник, особо удачно оформивший кому-то нужные документы. Это и банковский служащий, летающий по два раза в год на Мальдивы, и перекладывающая бумажки сотрудница турфирмы, оформляющая себе льготную путевку раз в год. Это домохозяйка, приобретения которой основаны на немаленькой зарплате мужа, и охранник в супермаркете.

Аристотель в своей "Политике" писал о людях среднего достатка как о гарантии стабильности государства: "Когда управление государством возглавляют земледельцы и те, кто имеет средний достаток, тогда государство управляется законами". Вот еще: "Государство, состоящее из средних людей, будет иметь и наилучший государственный строй".

Мозаичное лицо российского среднего класса непривлекательно. Али и Дадуш предполагают, что их входной билет - пропуск в парк аттракционов. В нашем псевдосословном обществе положение человека определяется не его материальными приобретениями. Скорее, важен потенциал, ресурс, который человек способен потратить на достижение желаемого. Деньги и законы, определяющие направление, в котором денежным потокам этично течь, не могут являться универсальным эквивалентом там, где покупка не переводит человека из сословия в сословие.

Пьяница, купивший машину, остается тем же деклассированным элементом - только с машиной. Бюрократ никогда не купит автомобиль, если можно получить служебный. Молодой служащий навсегда останется пожирающим суши планктоном, потому что переселение из одного офиса в другой не меняет положение в социальной иерархии. Человек с судимостью, но без связей останется в самом низу пирамиды, сколько бы угнанных машин он ни купил. Со связями - проберется наверх, когда захочет.

Так что в нашем зеркале - не типичный представитель среднего класса и не везунчик со счастливым входным билетом, а не пойми кто. "Государство, представленное этакой образиной, будет иметь наилучший строй", - сказал бы Аристотель. Обязательно будет иметь.

Другие материалы рубрики
Дом00:02Сегодня

Места знать надо

Жилье в Москве можно снять за смешные деньги. Где искать такие квартиры?