Идиоты и задиры

Андрей Коняев об особенностях отечественного законотворчества

Всякий анализ основан на представлении о том, что событие, подвергаемое анализу, устроено (хотя бы отчасти) рационально. То есть имеются предпосылки, следствия, некое подобие причинно-следственных связей. Это естественно, ведь в противном случае анализировать нечего - и можно просто развести руками: на все воля божья. Как показывает практика, в действиях людей, даже умалишенных, всегда есть смысл, пусть и незаметный на первый взгляд. И этот смысл становится очевидным, когда ставишь себя на место такого человека, помещаешь себя, так сказать, в его персональную систему координат.

Как-то довелось мне наткнуться на занятное исследование американских психологов, изучавших так называемого bully. Это слово обычно переводят на русский как "задира" или "хулиган", однако явление, о котором идет речь, намного глубже блеклых отечественных аналогов. Так вот, об исследовании: оно посвящено анализу мировоззрения типичного задиры. Как он живет, что думает, чем руководствуется в своих действиях. Оказалось, что большинство таких людей не видят в своем поведении ничего плохого. Более того, задирам кажется, что они поступают правильно. И даже приносят пользу - в том числе, и тем людям, которые считаются жертвами задир. Например, школьные хулиганы полагают, что превращают своих друзей-размазней в настоящих, готовых к жизни мужчин и женщин. Для меня это, в некотором смысле, эталонный пример извращенной логики: палач, уверенный в том, что он помогает жертве.

Надо сказать, исследование это я вспоминаю регулярно, особенно часто - в последнее время. А именно в контексте принимаемых в России законов: о списке запрещенных сайтов в интернете, иностранных агентах, штрафах за митинги, пропаганде гомосексуализма и клевете. А также в связи с теми людьми, которые эти законы придумывают и продвигают. Понятное дело, что всякое действие российской власти можно объяснить, например, своего рода вирусом садизма или страсти к унижению, каким заражается каждый, кому у нас положена хотя бы толика власти. Эта версия, однако, нерациональна, поскольку в некотором смысле равносильна утверждению про волю божию. С тем же успехом можно, смешивая водочку с коктейлями, в потной летней компании болтать о судьбах России.

Чуть более рациональное предположение основано на том, что законы принимаются в популистских целях. Правда, и это объяснение мне представляется неверным. Популизм имеет смысл тогда, когда популярность, заработанная с помощью этого самого популизма (да простит меня читатель за тавтологию), является ценным политическим капиталом. В России политика непублична: вместо конкурентных выборов тут существует разве что их имитация; а значит, и выставлять себя в выгодном свете перед избирателями, в общем, необязательно. То есть от этой славы, даже если она и есть, нет никакой практической пользы.

Наконец, еще более здравая мысль: пакет принятых законов нужен для борьбы с политическими оппонентами. Мол, все это бурное законотворчество является ответом на митинги, рост гражданской активности и так далее. Проблема с этой гипотезой (она, конечно, заслуживает отдельного обсуждения) заключается в том, что борьба с политическими оппонентами ведется не первый день; вся эта клиника началась не вчера и не сегодня. Открываем, например, кодекс об административных правонарушениях, статью "Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики" и узнаем, что, скажем, за показ фильма The Wall вполне можно штрафовать, равно как и за демонстрацию старых фильмов о войне. И это не говоря уже о "Русских маршах". Выходит, борьба с политическими оппонентами началась тогда, когда не было еще никаких оппонентов. Ну, таких, которых стоило бы опасаться.

Стало быть, причины возникновения плохо проработанных, сырых законов, многие из которых просто (с ошибками) списаны с законов других стран, кроются в другом. Предположим, следуя логике американских задир, что российские депутаты полагают, будто действуют в интересах своих избирателей. В таком случае самые яркие законодательные инициативы последнего времени вынуждают нас признать: депутаты искренне держат своих избирателей за идиотов.

Смотрите, как они направляют все силы на защиту нас от собственного идиотизма. Например, известно, что идиоты очень внушаемы, особенно для Госдепа-змееуста. Отгородим наш народ от гнусной пропаганды, а всякие организации, связанные с пропагандистской деятельностью, заклеймим иностранными агентами. Нужно защитить народ от митингов, которые только и нужны, чтобы простудные заболевания и ересь о стабильности распространять? Повысим штрафы, пусть идиоты дома посидят. Пишут гадости в интернете, придумывают лживые слоганы? Даешь пять миллионов за клевету, а то ведь идиоты разбираться не станут, поверят написанному в интернете.

Понимаю, что этот вывод не впечатляет. Да что там - читатель вправе воскликнуть: "Андрей, что за чушь! Мы это и так знали!" Да и статистика неумолима и говорит, что идиоты-то в стране есть. Однако знать и верить - это одно, но иметь на руках строгое научное, почти математическое (математика же царица наук, не хрен собачий) доказательство такого факта, пусть и не лишенное изъянов, - совсем другое. Потому что это не шутка и не натяжка, не эмоциональное передергивание во время спора, нет. Нас всех считают за идиотов. Не спешите, вдумайтесь, дайте этой оскорбительной мысли немного побродить у вас в голове. Мы все сопливые, никчемные идиоты, которым даже нельзя доверить процесс утирания собственных соплей. Не знаю как вас, а меня лично глубоко оскорбляет такое отношение. И, думаю, не меня одного.

Впрочем, какое дело задирам до чувств их жертв? Особенно, если мы сами им позволяем себя считать таковыми.

Другие материалы рубрики
Интернет и СМИ00:02Сегодня

«Я просто надеюсь, что там не бомба»

Загадочные коробки из даркнета захватили YouTube. Они опасны, но приносят славу