Шел протест через протест

Андрей Козенко о состоянии оппозиции

Историю митингов за честные выборы с прошедших выходных можно считать завершенной. И оппозиция пока скорее в минусе: выборы честными не стали, диалога с властью не получилось, а ораторы тех митингов во многом потеряли контакт со своей аудиторией. Единственный для оппозиции плюс состоит в том, что число недовольных властью ничуть не уменьшилось - сама власть для этого многое делает. Вновь наладить контакт, сделать интересные предложения, не скатиться обратно в 2007 год, когда митинг на три тысячи человек считался удачей - перед российскими оппозиционерами стоит самая сложная задача в этом веке.

Закончилась история тем же, с чего и началась - задержанием десятков людей, среди которых оказались почти все лидеры протестного движения. Только почувствуйте разницу: в 2011-м группы добровольцев проводили у зданий разных ОВД всю ночь. Покупали воду, передавали мешками еду. Спустя год на заседании КС оппозиции его член, журналист Филипп Дзядко укоряет коллег, что задержанных на Лубянке никто не поддержал. Филиппу начинают довольно вяло отвечать: мол, было, ездили. Обсуждение прерывается на полуслове - ко всеобщему, кажется, облегчению. Эта разница в подходах - одна из лучших иллюстраций на тему того, что произошло с протестным движением за год.

Политическая система была зачищена от нежелательных партий, личностей и элементов в 2002-2003 годах. И выходит, что понадобилось почти десять лет, чтобы пожалеть об этом по-настоящему. Ведь если бы в системе сохранились партии СПС, РПР, "Яблоко" в его нормальном, а не нынешнем опереточном состоянии, диалог с властью по поводу результатов выборов 2011 года был бы неизбежен. И еще неизвестно, чем бы он завершился. А так у протеста не хватило ресурсов, да и просто желания его начать. Власть до протестующих не снизошла. Владимир Путин, как известно, с врагами на переговоры не идет.

Когда ты говоришь, а тебя откровенно не слушают, ты замолкаешь или уходишь. Либо берешь глухого к тебе собеседника за воротник и начинаешь трясти. Сейчас, спустя год, можно сказать, что большинство выбрало первый вариант. Более радикальное меньшинство получило в ответ "болотное дело". Следственный комитет РФ настолько увлечен преследованием рядовых и не рядовых оппозиционеров, что его политика напоминает одну из серий мультфильма "Ну, погоди!" Ту самую, в которой волк, сметая все на своем пути, гнался за зайцем на асфальтоукладочном катке. Без санкции самого первого лица такое просто было бы невозможным.

Диалога не будет. Власть заняла не просто удобную, а роскошную позицию. Дорогие граждане, мы уважаем ваши протестные настроения. Вы вообще наше все, креативные, но только с вашими представителями нам говорить не о чем. Потому что кто в девяностые ураганил, кто у грузинов деньги брал? Этот ваш Навальный - не то расхититель госсобственности, не то мошенник в особо крупном размере - сами никак решить не можем. Короче, они нас недостойны.

Оппозиция - ну давайте понимать под ней избранный Координационный совет - откровенно не понимает, что с этим делать. Свергать силой и вешать чиновников на столбах - ни настроений таких нет, ни особых предпосылок. Массовых митингов в Кремле больше не боятся. Да они и не ожидаются. Переговоры с правительством Москвы даже о согласовании шествия, намеченного на 15 декабря 2012 года, были бессмысленными и ничего кроме раздражения никому не принесли.

Раздражение тихо, по капле, продолжает расти. Смотрите сами - это только поздней осенью и в начале зимы: глава администрации президента прямым текстом говорил, что знал о хищениях средств на ГЛОНАСС, но молчал два года, чтобы не спугнуть. Его курирующий внутреннюю политику демонизированный заместитель первый раз за год появляется в публичном пространстве, чтобы потребовать не называть Россию "Рашкой". СК РФ говорит, что бывший министр обороны Сердюков ничего не знал о преступлениях подчиненных ему женщин. И в тот же день одна из них, обговаривая условия домашнего ареста, заявляет, что хочет с Сердюковым жить. И, получается, дальше его обманывать. Когда читаешь это все, складывается ощущение, что вместе со страхом перед ста тысячами митингующих власть потеряла еще и логику, здравый смысл, чувство меры, а также, возможно, инстинкт самосохранения.

Оппозиция же, похоже, потеряла этот нерв, а вместе с ним и аудиторию. Вот, читаем принятый КС 16 декабря проект политической реформы. Освободить политзаключенных, прекратить репрессии, обеспечить реальную сменяемость власти, реформировать судебную систему и правоохранительные органы, отменить политическую цензуру в СМИ, сократить власть президента в пользу парламента, перейти к четырехлетним срокам для президента и Госдумы, снизить порог для прохождения партий в парламент и перейти к прямому выбору сенаторов.

Отличная программа для тех, кто пришел к власти. Не забудьте про нее, если действительно придете. Но это очень плохая программа для 25 человек, собравшихся в гостиничном комплексе "Измайлово" (программу принимали 25 человек из 45 избранных). Потому что она - набор правильных слов при полном отсутствии механизмов их реализации. Освободить политзаключенных КС оппозиции сейчас может единственным способом: взять штурмом следственный изолятор и некоторые колонии. Про остальные пункты и говорить нечего.

Российская оппозиция переживает один из самых сложных моментов в своей новейшей истории. Оказавшись на гребне волны и падая с него, нужно удержаться. Сделав это, по возможности, красиво и убедительно. Если получится, то нас ждут интересные инициативы, веселая весна и хотя бы относительно непредсказуемые выборы губернатора Подмосковья и мэра Екатеринбурга. Если нет - посидим в социальных сетях, не привыкать. Подождем нового информповода — повозмущаться. Ну, или подождем, когда Михаила Ходорковского освободят.

Россия13:51Сегодня

«Чем реже болезнь — тем она дороже»

Тысячи россиян страдают редкими заболеваниями. Но получить лечение могут не все