Спасти пятого, помятого…

Про обращение артистов к президенту по поводу сирот

Чулпан Хаматова на круглом столе «Сироты без границ» обратилась к президенту России: «Дорогой уважаемый президент, дорогое уважаемое общество, давайте сделаем маленькое исключение. У нас такая большая страна. И мы так часто промахиваем конкретные человеческие судьбы. Вот, давайте один раз не промахнем». Это она имела в виду тех российских сирот, потенциальным американским усыновителям которых не удалось завершить формальную процедуру до вступления в силу «антимагнитского закона». Чулпан поддержали Сергей Юрский, Лия Ахеджакова, Андрей Макаревич и Евгений Миронов.

Далее авторы обращения огребли с двух сторон. С одной стороны, совершенно безжалостная какая-то депутат и вроде бы женщина Ольга Баталина одернула всю эту добрую артистическую публику, что нечего законы нарушать. То есть, напомню, депутаты сначала людоедство оформили законодательно, а теперь говорят, что надо быть законопослушными. Ну, откусили у вас руку и зажарили. Товарищ, не визжите, не нарушайте закон и порядок. И Ольга Баталина еще добавила строго: «Ни в какие США не поедут — это уже однозначно!» И так, наверное, ножкой притопнула, но я не видела, врать не буду.

С другой стороны, и я даже не знаю, что хуже, Чулпан Хаматову объели начисто в блогосфере. Всё припомнили. И то, как она была доверенным лицом, и «дорогого», и еще много чего. Не забыли и язвительное стихотворение: «Утром Путин без затей слопал четверых детей, а пятого, помятого, спасла Чулпан Хаматова». Самое мягкое из сказанного — что обращение бесполезно, потому что власть давно закинула чепец за мельницу и прекратила контакты с населением. И это правда. Я тоже не понимаю, как можно что-то говорить тому коллективному бессознательному, которое напринимало кафкианских законов, пересажало невинных и сперло, в сущности, даже то, что никому раньше и в голову не приходило спереть. А воровать у нас всегда умели.

Я не знаю, что можно у них просить, но им это приятно как факт. Представьте себе, как вы в детстве посмотрели по телевизору на недосягаемую артистку Ахеджакову, а теперь она говорит вам: «Пожалуйста, отпустите их, ради Бога!» То есть вы всего добились, практически Бог, и в вашей руке 86 детей. Захотите, ручку разожмете, и дети выпадут, а захотите — сожмете, и дети выпадут в виде осадков. И народные артистки вас умоляют и боятся нервировать, чтобы избежать инстинктивного мышечного движения.

А теперь о ситуации серьезно, потому что если вы думаете, что только Чулпан Хаматовой придется в ближайшее время делать выбор, так вы ошибаетесь. Россия в очередной раз зашла столь далековато, что допускаю, не только Чулпан предстоит «Выбор Софи». Это такой роман Ульяма Стайрона, и кино по нему тоже снято. Офицер, когда Софи попадает в концлагерь, предлагает ей выбрать, кого из двух ее детей немедленно убить, а кого оставить в живых. Иное невозможно. Те, кто пытается лечить тяжело больных вместо государства (Хаматова в том числе), к такому выбору достаточно привычны.

Есть еще выбор Шиндлера. Бизнесмен Оскар Шиндлер спас во время войны 1200 евреев, а погибло шесть миллионов. Выкручивался ли он перед властями? Еще как. Вообще, чтобы вытащить каждого и пристроить на свою фабрику в Судетах, надо было исполнить буквально джигу перед «дорогими и уважаемыми».

Или вот Папа Пий ХII. Не выступал против Гитлера, не присоединился к протесту союзников против геноцида и даже подписывал всякие лояльные соглашения с нацистами. В то же время тайно отдал распоряжение спасать евреев в католических монастырях под видом монахов и монахинь. Конечно, спаслась ничтожная часть — но спаслась.

Этот список можно продолжать бесконечно. Несколько лет назад моя коллега и подруга Оля Богданова написала обращение к президенту Медведеву. Не гневное, не осуждающее, а очень даже трогательно-просительное. Оля — одноклассница Светланы Бахминой, которая тогда сидела в лагере по причине исключительно того, что работала юристом ЮКОСа. И потом Оля еще добавила вне письма, что готова на коленях проползти по Красной площади, если только беременную маму двоих детей освободят. Не думайте, что ей вообще свойственно ползать и что-то вымаливать у тех, кого стоило бы исключительно презирать. Это был выбор Оли Богдановой. Письмо получило широкую огласку, началась кампания в прессе, собрали множество подписей под обращением… Но я уверена, что именно письмо явилось решающим в том марафоне, в результате которого Светлана Бахмина через несколько месяцев была уже на свободе с маленькой дочкой. С него все началось. Впрочем, Ходорковскому, Лебедеву и Пичугину не помогло. Да и Оля за них не просила.

Эти восемьдесят шесть детей, которые уже привязались к своим американским родителям, а теперь обречены на разлуку с ними и на жалкую жизнь в интернате для инвалидов, они заслуживают, чтобы за них покланялись? Да. Спасет ли это остальных сирот? Нет. Возможно, что и восемьдесят шесть не спасет, это мы знать не можем. Вот такой «выбор Софи». Вы думаете, вам не придется с ним столкнуться? Про себя я не могу так сказать. И пока я не знаю, как спасала бы детей я и сколько именно, не рискну осуждать тех, кто вытаскивает их серенадой «милому, дорогому, любимому, единственному». И неизвестно, кому это больше испортит карму — исполнителям или слушателям.