Слепила из того, что было

О выборах нового папы Римского

Нового папу Римского, который может появиться уже завтра вечером, большинство католиков искренне полюбят. Католическая Церковь сильно изменилась за период со Второго Ватиканского Собора, но это осталось — умение искренне любить папу. Если ты сторонник релятивизма, тогда тебе вообще нет никакого смысла быть католиком.

Остальное не так очевидно. Сама отставка предыдущего папы Бенедикта XVI породила много различных версий, в том числе и такую глупую, как стыд понтифика за «педофильские скандалы» и невозможность с ними справиться. Периодические скандалы — это в современном мире неизбежно. Тем более, в такой большой организации. Между тем, папа сумел выйти из этой деликатной ситуации почти без потерь. Почему-то ни одной из «гадалок по версиям» не пришло в голову самое логичное. Кардинал Йозеф Ратцингер никогда не был особо публичной фигурой, он зарабатывал свой авторитет в узком кругу, богословскими трудами. Интересными, но свидетельствующими об отсутствии сентиментальности по отношению к себе. Возможно, он просто понял, что ясность ума уходит, и не захотел быть управляемым ватиканскими группировками? Это только на Востоке считается, что власть — абсолютное благо, которое по доброй воле оставить нельзя, можно только уплыть с должности вперед ногами в роскошном гробу.

Как бы там ни было, новому папе придется проявлять и ясность, и неожиданность, и дипломатичность. Время правления Бенедикта XVI, для всего внешнего мира известное модным педофильским трендом, обнажило — в реальности — не столь популярные, но более серьезные современные проблемы Церкви.

Появились поколения священников и мирян, которые громко требуют срочного решения вопросов, которые раньше и шепотом обсуждать было нельзя. Взять хотя бы письмо папе от нескольких десятков немецких женщин, которые называют себя «женами священников» и хотят легализовать свое положение. Или церковный развод, который невозможен в Католической Церкви. Эта догма, которая вполне нормально смотрелась в иных условиях, сейчас вызвала к жизни целую генерацию «разведенцев». Они вынуждены либо оставить полноценную жизнь в общине, либо взять на себя неофициальный целибат. Спросите себя: вы согласитесь? Вот именно — соглашаются немногие. Женятся и постепенно отходят от Церкви.

В прошлом году книга американской монахини Маргарет Фарли «Просто любовь. Основы христианской сексуальной этики» вызвала немалый шум с участием Конгрегации вероучения, поскольку автор пошла перпендикулярно церковному учению о нерасторжимости брака, сексе и гомосексуальности.

Либеральные запросы, в основном, формируют Европа и Северная Америка, где в некоторых регионах ситуация близка к катастрофе. Семинарии пусты, а храмы не то чтобы пусты, но контингент таков, что я, в своих весьма средних годах, чувствую себя дебютанткой Венского Бала. В то же время, как никогда сильно консервативное крыло, которое уверено: поднять авторитет Католической Церкви возможно только закатав ноги по колено в бетон, чтобы случайно не сделать шаг в сторону от традиции. В борьбе этих двух глобальных идей перемирия не намечается. Кто спорит — именно консервативные общества сейчас дают наибольший приток и молодых клириков, и молодых верующих. Во Франции, Бельгии и далее по карте; нередки священники из Африки и Азии. «Родных» остро не хватает, и это плохо — не по причине снобизма и расизма, а по причине разницы в менталитете.

Завтра кардиналы окажутся перед сложным выбором. Среди фаворитов называют кардинала из Ганы Питера Терксона и канадца Марка Уэллет. Их избрание, по мнению некоторых аналитиков, может означать победу консерватизма, опору на Африку и Латинскую Америку, дальнейший отход Европы от католических ценностей и культуры, которые ее сформировали. Свято место пусто не бывает, и оно постепенно заполнится более пассионарными верующими. В Аллаха, например.

Пока у букмекеров впереди итальянец Анджело Скола — наверное, самый сбалансированный из лидеров и вполне способный впрячь в одну телегу две непримиримые точки зрения. К тому же — итальянец. Называют среди фаворитов и Тарчизио Бертоне, государственного секретаря Святого Престола, но папа — не генеральный секретарь ЦК КПСС, примета об «исполняющем обязанности» как новом главе в данном случае не работает.

И о России. Иногда принято считать, что отечественные католики — это потомки обрусевших поляков. Отнюдь. За последние 20 лет в крупных городах возникли относительно небольшие, но веселые общины новеньких поселенцев без католических корней. И, как всякие молодые общины, они страшно консервативны и охранительны. Думаю, что папа, который «оставит все, как есть» или даже проявит строгость, будет им по сердцу. Тем не менее, России, как части Европы, не избежать европейских проблем. В огромном здании питерской католической семинарии преподавателей гораздо больше, чем студентов.

О консервативном папе, очевидно, страдает и Московская Патриархия, в последние годы ударившаяся не то что в традицию, но в традицию лаптя и сохи.

Словом, миллионы людей о чем-то мечтают, глядя на 115 кардиналов. Однако не исключены сюрпризы. Кардинал Войтыла вошел когда-то на конклав явным аутсайдером, а вышел папой Иоанном Павлом II, одним из самых великих пап в истории.