Совмещение танцев и расстрелов

Травля как единственный способ общественного диалога

В последнее время дня не проходит, чтобы кто-нибудь не пообещал меня расстрелять — с некоторыми вариациями. К примеру, кому-то милее картинка меня не с пулей во лбу, а с веревкой на шее. Бывает, что добрые люди сначала мне желают потрудиться в лагере на Колыме, а потом умереть от голода и болезней. Кому-то и этого мало, и они требуют у «дорогого мироздания», чтобы страданиям подверглись все мои потомки до двадцатого колена. Самое интересное, что наши соотечественники не просто грезят о расстрелах, они мечтают, как будут делать это лично. Оно и понятно, разве можно на кого-то рассчитывать в столь важном деле? Где гарантии, что сердце не дрогнет?

Я могу ошибаться относительно начала эпохи новейшей дозволенной травли, однако, на мой взгляд, она открылась в сентябре 2009 года, когда против виртуального текста журналиста Александра Подрабинека возле подъезда его жены и матери его детей встали вполне реальные «нашисты» с плакатами. Они заблокировали выход, улюлюкали и развлекались, и никто ничего с ними не мог сделать, пока, собственно, им самим не надоело или сигнал не поступил.

Либералам сначала это очень не понравилось, потом немного понравилось, потом сильно понравилось, а потом оказалось, что травить и угрожать обычное дело для всех и каждого. И необходимо-то для этого немного — уверенность в своей правоте и небольшая, но бойкая стая. Все-таки, травля как выпивка — одному напиваться некрасиво и смахивает на алкоголизм. А если втроем, так уже не унылое «нажиралово», а веселая вечеринка друзей.

Няня ударила грудного ребенка. В нормальной системе координат это повод для уголовного дела и только. В ненормальной к ее детям пришла в социальных сетях топочущая, гогочущая и матерящаяся толпа, которая с помощью всеобщей русской матери объяснила подросткам про их конкретную мать, ее богатое прошлое, настоящее и будущее. Каждый второй выказывал себя половым гигантом, остается только порадоваться потенциалу родины.

В начале робкой весны хождения на четырех лапах и лязганья челюстью, травля считалась уделом анонимных гопников и маргиналов. Постепенно в игру втянулись люди с известными фамилиями, реальными именами и двумя высшими образованиями.

Можно ли стоять во дворе у путинского следователя с позорящим его плакатом? А у школы, где учатся его дети, можно? Большинством голосов было решено, что в самый раз. У Подрабинека было нельзя, он наш и за ним не стоит государственная сила. А у следователя можно, потому что он кровавая гэбня.

С судами у нас давняя напряженка, поэтому каждый в России присвоил себе право быть и судьей, и палачом. Причем, таким же офигевшим, как и тот, который работает в Басманном суде. То есть признавшим, что от своих может исходить исключительно миллион алых роз, а от чужих только помои. А если ты с нами не согласен, то ты на зарплате. Между прочим, автор этой колонки одновременно на зарплате и в Кремле, и в Госдепе. В зависимости от попутного ветра.

Остается констатировать состояние «пятого угла», когда в обществе практически полностью исчерпала себя готовность даже к слабому диалогу. Только в морду сапогом.

Большинство моих знакомых в восторге от героев, которые три дня назад несли по Тверской лозунг «Смерть кремлевским оккупантам» и скандировали: «Путин будет казнен!» Вы знаете, что такое смерть? Сейчас я попробую объяснить на доступном примере.

Вот есть телевизор. И, скажем, депутат Милонов со священником. Вот уже несколько месяцев телевизор, депутат Милонов и священник по телевизору объясняет стране какие ужасные твари гомосексуалисты и как они покушаются на детей и суверенитет родины. Это была вполне себе воздушно-капельная травля, и травивший никогда не забывал приговаривать: «Пусть занимаются, чем хотят, но молча». А потом в Волгограде поздним вечером девятого мая один гей помешал троим «нормальным» пацанам праздновать пивком «спасибо деду за победу». И они сначала сломали ему все ребра, потом нашли применение пустым бутылкам из-под пива, а в довершение восемь(!) раз швырнули на голову «врагу» камень весом двадцать килограммов.

А теперь слушайте внимательно, все борцы за всеобщее счастье (как каждый из вас его понимает). Если вы однажды написали в социальной сети «сдохни, сука», вы вполне созрели, чтобы делать из чужой головы кровавое месиво. Запросто. Если вы считаете, что ваша великая цель оправдывает ваши средства, ваша цель — построение ада в одной, отдельно взятой стране. В сущности, немного осталось — скоро под крышу подведем.

Другие материалы рубрики
Мир00:06Сегодня

Солдаты Европы

Евросоюзу нужна своя армия. Потеснит ли она НАТО?