Гламурность зла

Зачем Rolling Stone поставил на обложку вероятного террориста

Американский Rolling Stone поставил на обложку августовского номера фотографию 19-летнего Джохара Царнаева — выходца из Чечни, обвиняемого в совершении теракта на Бостонском марафоне. Подпись под фотографией («Как общительный и подающий надежды ученик, брошенный семьей, встал на путь радикального ислама и превратился в чудовище») не уберегла редакцию от общественного гнева. Журнал обвинили во всех смертных грехах — от неуважения к памяти жертв взрывов в Бостоне до гламуризации терроризма. Знаменитости и политики клеймят Rolling Stone за отсутствие этики, интернет-пользователи призывают к бойкоту, а торговые сети отказываются продавать номер.

Увлеченная скандалом общественность, как это часто бывает, не заметила самого важного — собственно, материала о Царнаеве. А это результат двухмесячной журналистской работы, репортаж о семье и юности молодого человека, вставшего на путь терроризма. О том, что никто из друзей и учителей Джохара, которого все характеризовали как спокойного и успешного в учебе молодого человека, не мог поверить, что он оказался способен на теракт. О том, как серьезно он относился к своей религии. О том, как обратились к исламу его мать и старший брат, Тамерлан. Как отец Джохара, впавший в депрессию из-за излишней религиозности жены, уехал в Россию и развелся с ней (потом мать Джохара, Забейдат, также уехала в Россию и вернулась к мужу). Как сам Джохар, разочаровавшись в «стране равных возможностей», мечтал уехать из США на Северный Кавказ.

Rolling Stone настаивает, что обложка и материал с Царнаевым выглядят в их журнале уместно: молодой человек относится к тому же поколению, что и многие читатели издания: «Тем важнее для нас изучить все сложности этой проблемы и попытаться разобраться, как происходят такие трагедии». Однако защитников у журнала все равно куда меньше, чем критиков. И, в общем, понятно, почему.

Серьезным общественно-политическим газетам (The New York Times или The Washington Post) разрешается иллюстрировать свои статьи той же самой фотографией Царнаева. Собственно, выбор у журналистов вообще в этом случае небогат — либо снимки с камер наблюдения, либо фотографии из аккаунтов молодого человека в соцсетях. Но, по мнению критиков, глянцевый журнал о развлечениях, на обложках которого появляются Мадонна, Бритни Спирс или Канье Уэст, такой ход себе позволить не может (о многолетней традиции серьезных расследований в RS все почему-то забывают). А если и может, то так, как это сделал Time с Осамой бин Ладеном — перечеркнув его кровавым крестом. Таков общественный дискурс в США, заданный событиями 11 сентября.

Кстати, именно 11 сентября 2012 года выходец из Чечни Джохар Царнаев стал гражданином США — после десяти лет жизни в стране. И вот это, похоже, самый болезненный для американцев факт. Царнаев — не афганский талиб и не боевик «Аль-Каеды». Террорист с обложки — полноправный гражданин США, пошедший на преступление против собственной страны. Да и выглядит он совсем не как террорист, с привычной бородой, чалмой и ненавистью к миру в глазах. Молод, хорош собой, с чуть надменным и чуть печальным взглядом — чем не рок-звезда (и действительно, читателей особенно возмутило сходство Царнаева с лидером The Doors Джимом Моррисоном, также появлявшимся на обложках Rolling Stone).

Номер Rolling Stone про Царнаева — это абсолютно сознательная провокация. Это попытка обратить внимание американцев на проблему, которой многие, судя по всему, стараются не замечать — что террористы не только воспитываются в лагерях «Аль-Каеды», но могут вырасти в их собственной стране. Что в США есть множество молодых мусульман, в которых, как и в Джохаре Царнаеве, зреет злоба из-за невинных людей, гибнущих вместе с боевиками от ракетных ударов США в Афганистане или Пакистане. Наконец, что среди недовольных политикой американских властей есть не только мусульмане и не только иммигранты, но и тысячи белых американцев. Они, может, и не готовы пока кричать «Fuck America» (эти слова Царнаев оставил на стене лодки, в которой прятался от полиции), но уж точно имеют немало претензий к своей родине.

Вот и Царнаев — обычный парень с соседнего двора, пусть и с восточной внешностью, но в Штатах кого ей удивишь? В этом и заключается пафос редакции Rolling Stone. Это рассказ о том, как один молодой американец, не самый глупый и не самый радикально настроенный, перешел к экстремизму. И как легко может произойти этот переход. Это не оправдание и не гламуризация терроризма, а попытка обратиться к не самой удобной для США теме — неудобной настолько, что без скандала о ней не рассказать. Так и вышло.