С уважением, ваш

О главном пороке российского бизнеса

Недостатки российского бизнеса давно известны: потакание коррупции, отсутствие конкуренции, рейдерство, занижение налогооблагаемой базы, вольные интерпретации Трудового кодекса. Все эти проблемы хорошо отрефлексированы как в экспертном сообществе, так и в СМИ. Результаты борьбы с пороками можно оценить хотя бы по многочисленным международным рейтингам — от полюбившегося Владимиру Путину Doing Business до более специфических World Competitiveness Report и рейтингов инвестиционной привлекательности. Все они свидетельствуют, что если в российской деловой сфере и есть улучшения, то носят они косметический характер; никаких серьезных прорывов за последнее время не произошло.

Минувшая неделя напомнила, что у российского бизнеса есть и еще одно узкое место — отсутствие уважения к конкурентам и оппонентам. Оно характерно и для российской политики, и для российского общества в целом; это часть культурного кода. Но для бизнеса она попросту губительна, потому что проявление неуважения в предпринимательской деятельности немедленно ведет к убыткам, пусть и не всегда финансовым.

Вот лишь два примера.

В середине недели газета «Ведомости» внимательно прочитала обзор Сбербанка CIB (бывшая «Тройка Диалог»), посвященный корпоративному управлению в России, и обнаружила, что некоторые абзацы почти дословно совпадают с аналогичным обзором «Атона» годичной давности. Кроме того, аналитики Сбербанка даже не закамуфлировали заимствования, приведя в своем обзоре один из графиков «Атона» и не удосужившись «продлить» его до начала 2013 года.

Инвестиционный рынок в России узок, а конкуренция на нем развита относительно хорошо. Ссылаться на работы конкурентов у банкиров не принято; ссылка на «Атон» в исследовании Сбербанка — это как ссылка на РИА Новости в ленте «Интерфакса» или как ссылка на газету «Коммерсантъ» в статье «Ведомостей». Такого рода ссылки — редкость для СМИ, но все же в них нет ничего экстраординарного. Банкиры пока ссылаться на коллег не научились, за что в итоге и поплатились. И хотя денежные потери Сбербанка от этой истории будут относительно небольшими (по данным «Ведомостей», банку пришлось отменить презентацию исследования в США), репутацию инвестбанкиры подпортили себе на многие годы; теперь любой их отчет потенциальные клиенты будут воспринимать с известной долей скепсиса, а коллеги — рассматривать под микроскопом каждую фразу и каждый график.

Пример второй, чуть менее очевидный. Глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев раскритиковал РЖД за завышение расценок на грузовые перевозки и сравнил железнодорожную монополию с «Газпромом». В ответ от руководителя монополии Владимира Якунина он получил странный пост-отповедь в ЖЖ, в котором есть такие слова: «Я не стану развернуто отвечать на опубликованный текст, потому что не могу вступать в дискуссию с теми, кто не видит разницы между тарифами и вагонной составляющей».

Иными словами, Якунин публично усомнился в компетентности своего давнего оппонента, да еще и занял позицию, за которую, будь Якунин политиком, его бы раскритиковали даже собственные сторонники. С репутацией у РЖД далеко не все гладко, но вместо того чтобы использовать критику Артемьева для публичного объяснения позиции монополии, руководство компании начинает делить оппонентов на чистых и нечистых, тех, с кем стоит разговаривать, и тех, кто недостоин диалога.

Эмоция Якунина понятна: когда критикуют то, за что ты несешь ответственность, всегда неприятно (особенно если твою компанию сравнивают с «Газпромом»). Непонятен стиль: до какой степени нужно не уважать оппонента, чтобы вести дискуссию в духе «сам дурак»?

Конечно, тон Якунина не обрушит капитализацию РЖД (компания не торгуется на рынке) и не приведет к усилению конкурентов (их нет), но ущерб от такого отношения к соперникам все равно будет — как для РЖД, компании, которая оказывается неспособна вести публичный диалог с оппонентами, а значит, и с собственными клиентами, так и для самого Якунина. Во всяком случае наживание себе врагов за счет необдуманно брошенных фраз не считается менеджерской заслугой нигде в мире, в том числе и в России.

Соблазнительно было бы сказать, что подобного рода неуважение к конкурентам и коллегам свойственно исключительно госкомпаниям — в конце концов, Сбербанк контролируется Центробанком, а РЖД — Росимуществом. Такого рода заключения ошибочны — хотя бы потому, что отчет в Сбербанке писали выходцы из частной «Тройки Диалог», лишь недавно ставшей частью госбанка. Да и вообще, дихотомия частное/государственное в этом конкретном случае работает плохо. Кризис проистекает скорее из общественного убеждения, что уважение — это невыгодно. А раз невыгодно, можно не здороваться с соседями по подъезду, не уступать дорогу в пробке, не ссылаться на работу конкурентов и обвинять оппонентов по спору в некомпетентности.

Экономика00:0214 августа

Построят всех

Россия возвращает советское будущее. Это будет очень дорого
16:03Сегодня
Экономика07:0315 августа

В тени не стоять

Налоговики вплотную занялись «серыми» грузоперевозками
Экономика09:4514 августа

Молочные реки

Молочники, конкурируя с Белоруссией, придумывают новые формы ведения бизнеса