It’s…

О смысле жизни по «Монти Пайтон»

«Монти Пайтон» соберутся вместе, чтобы выступить с новой театральной программой! Это, пожалуй, лучшая новость из тех, что мне довелось прочитать за последние два года, не считая, конечно, десятка тысяч сообщений об успехах российского правительства в борьбе с терроризмом. Подобные фронтовые сводки греют душу почище глинтвейна.

И все же «Монти Пайтон» — нечто из другой оперы, точнее — из другого цирка. Легендарный балаган, развернутый в конце шестидесятых Терри Джонсом, Эриком Айдлом, Джоном Клизом, Терри Гиллиамом, Майклом Пэйлином и Грэхемом Чэпмэном, с того самого момента, когда я первый раз увидел «Житие Брайана» (да еще в переводе Михалева), стал для меня эталоном комедии. Тем не менее, я не отрицаю, что творчество «пайтонов» — весьма специфичное, и на свете каким-то образом прозябает великое множество людей, не способных отличить лиственницу от конского каштана и мертвого попугая от попугая, прилегшего вздремнуть.

Именно сейчас, если уж мы заговорили о «Монти Пайтон», можно с чистой совестью признать, что «Лента.ру» не умеет шутить, не знакома с чувством юмора, а все наши потуги быть смешными не вызывают ничего, кроме презрения и жалости. Думается, после этих слов стоило бы поставить точку, ударить кого-нибудь ощипанной курицей по голове и отправиться на поиски Святого Грааля, но формат не позволяет нам делать то, что делали «пайтоны». У них этого формата в помине было — в своем творчестве британские комики презрели все возможные границы и рамки стиля, а уж вслед за ними потянулись и прочие шутники: те же братья Цукеры, Трей Паркер и Мэтт Стоун, Сет Макфарлейн и иже с ними. Поэтому вообразить современный юмор (разумеется, мы не имеем в виду отечественные аналоги — тут у нас даже более обособленный путь, чем в политике) без оказанного «пайтонами» влияния невозможно.

Шутки «Монти Пайтон» оказались чрезвычайно заразными. Все знают, что такое спам, но не все осведомлены о том, что нынешним смыслом это слово впервые наполнили именно «Монти Пайтон». Им же обязан своим появлением и Длиннокот. Скетч о мертвом попугае не гнушалась цитировать Маргарет Тэтчер, а жизнеутверждающую «Always Look on the Bright Side of Life» жители Соединенного Королевства выбрали самой подходящей песней для собственных похорон. Конечно, вы вряд ли обратитесь к продавцу сигарет с фразой «В моей лодке полно угрей», но скетчи «пайтонов» преследуют нас повсюду. Когда во время общения с народом шутит наш президент, на ум сразу приходит скетч про самую смешную шутку на свете, суть которой так и осталась для всех загадкой. А принципы финансирования государственных ведомств, как и сам смысл их существования, отсылают нас к скетчу о Министерстве дурацкой походки. «Сэр, мне нужны субсидии, чтобы моя походка еще больше поглупела» или «РЖД попросила из бюджета еще 140 миллиардов рублей» — какая, в сущности, разница?

Футбольные матчи российского первенства своим накалом и обилием острых моментов до боли напоминают «пайтоновский» поединок философов. Нашим кудесникам мяча, похоже, не менее чем Архимеду необходимо божественное озарение, чтобы понять, что надо делать с этим круглым предметом. Собственно, даже песня канадского лесоруба — это хоралы некоторых наших общественных деятелей, на публике рисующихся радетелями морали и здорового образа жизни, а на деле, в чем я ни секунды не сомневаюсь, предающихся различным перверсиям и порокам.

Но, стоп, все же привязывать вселенную «Монти Пайтон» к конкретным жизненным примерам — это приблизительно то же самое, как увязывать расписание трамваев с количеством пятен на солнце. Собственно, мир, который создали британцы, это и есть тот мир, который нас окружает, мир, полный абсурдных ситуаций, мир, в котором на каждом шагу встречаются полоумные Черные рыцари. Мир, в котором человек на пороге смерти может безмятежно радоваться жизни, в котором Гитлер стал самым потешным историческим персонажем. Мир, где люди, способные закрутить гайку, уже супергерои, а вопрос о том, чем развлечь своего кота, превращается в идефикс. Мир, в котором половинки кокоса заменяют лошадей, в котором испанская инквизиция, как обычно, приходит тогда, когда ее никто не ждет, в котором люди, вооруженные горстью малины, охотятся на добропорядочных граждан, да и весь калейдоскоп происходящих вокруг событий настолько же абсурден, насколько абсурдна анимация Терри Гиллиама.

В свое время Джером К. Джером написал, что все художественные произведения строятся исключительно по одному и тому же сюжету: «Жили когда-то мужчина и женщина, и женщина любила мужчину». Пожалуй, «Монти Пайтон», как никто более, сумели доказать, что сюжет может варьироваться, или даже закончиться после первой буквы «и» в указанной фразе. А все потому что.

P.S.: За время подготовки текста автором было получено 14 писем со спамом, из которых он узнал о том, что нужно делать, если ваш французский бульдог кусается; о том, что в России к вегетарианству относятся благожелательно, но практикуют редко; а также о том, что говорящий хомяк WoodyOTime получил только положительные отзывы. Ekke Ekke Ekke Ekke Ptangya Ziiinnggggggg Ni!

Культура00:40Сегодня
Майкл Кейн

Время свинга

Кино недели: от мюзикла с песнями ABBA до Лондона 1960-х
Культура01:3915 августа
Эдуард Успенский

Не тратил время зря

Он придумал Гену, Чебурашку и кота Матроскина: каким запомнят Эдуарда Успенского