Женщина моей мечты

Что особенного в Мардж Симпсон

Вот тут на днях Мардж Симпсон снялась для журнала Vogue. Ну как снялась: художник Александро Паломбо, который и прежде рисовал для издания, изобразил эту прекрасную женщину без возраста и с хриплым голосом в самых разных считающихся культовыми образах. Жена Гомера Симпсона предстала перед читателями и в коническом лифчике Мадонны, и в платье-лебеде певицы Бьорк, и в твидовом белом костюме Коко Шанель, и в вечернем туалете принцессы Дианы, и в вошедшем недавно в мир глянцевой фотографии «кроличьем» корсете Кейт Мосс – всего Мардж примерила около двух десятков нарядов. (Взгляните на эти рисунки – загляденье).

На первый взгляд, конечно, это обычный фэшн-проект, вполне характерный для современного Vogue. Однако все-таки есть в нем что-то очень человеческое – даже несмотря на любовь этого издания ко всему неестественно пластиковому (ну знаете, когда со страниц на тебя смотрят люди с лакированным взглядом, полным красивого равнодушия) и на то, что предстала перед нами не существующая в реальности женщина. Последнее обстоятельство лично меня вообще мало смущает: можно подумать, Кейт Мосс, вся такая в летящем шифоне-ветер в волосах-неудобная поза-полузакрытые глаза-стремительные жесты, существует.

На картинках в Vogue видно, как Мардж весело и одновременно странно примерять, к примеру, платье Одри Хепберн из «Завтрака у Тиффани». На ее лице такое выражение, будто она совершила открытие: не нужно быть голливудской актрисой, чтобы хорошо выглядеть в этом наряде. Или вот платье-флаг Джери Холиуэлл из Spice Girls – в нем Мардж явно почувствовала себя немного озорной девицей. Короче говоря, рассматривая эту милую желтую тетеньку, как-то веришь, что на страницы Vogue пробралась жизнь и истинная женственность.

Мардж на рисунках Паломбо не похожа не только на модель, но даже и на мультипликационного персонажа – она выглядит как обычная женщина, которая растит детей и ежедневно ведет хозяйство, старается держать все вокруг в своих аккуратных руках, одновременно тщательно помешивая, сортируя вещи для стирки и объясняя мужу, что это едят без кожуры. Просто – вот удача – ей каким-то образом удалось попасть в глянцевый журнал (ну, например, она выиграла конкурс типа «Отправь анкету со своей фотографией и выиграй фотосессию»; анкету, конечно же, тайком заполнила ее подруга).

Это все можно списать на заслугу художника или, что было бы более логичным, сценаристов мультсериала «Симпсоны». Но я этого делать не буду. Потому что мне, особенно после этих картинок в Vogue, стало понятно, что характер Мардж – отдельный феномен. Он практически идеален.

Мощь работ Паломбо заключается в том, что он смог это понять, даже если не смотрел ту серию «Симпсонов», в которой Мардж объясняет своей старшей дочери, какое качество характера является одной из основ женского существования, сущности и всего такого. Точнее, речь шла даже не о каком-то одном качестве, а о целой совокупности свойств нрава, которые появляются и укрепляются с течением времени, утверждая внутри женской души (ну, если, конечно, она у нас есть) власть терпения над желанием выпустить внутреннюю стерву. Точную формулировку я не помню, но звучало это примерно так: «Лиза, ты же женщина, ты можешь терпеть и сносить обиду вечно».

На страницах модного журнала оказалась именно такая женщина. Ей никогда не стать иконой стиля, но в ней, облаченной в глухое черное платье, чувствуется сила — не меньшая, чем в неприступной женщине-модельере, сумасшедшей певице или там получившей «Оскар» актрисе. Просто иногда (или вечно) ей приходится терпеть. Это не Мардж Симпсон стала немножечко Мадонной, Элизабет Херли, Джеки Кеннеди и Грейс Джонс. Это все они — немножечко Мардж Симпсон. Так что, когда я вырасту, я, пожалуй, тоже стану Мардж Симпсон. Хотя бы немножечко.

Из жизни00:07 9 августа
Джерри и Рита Альтер

Унесли в могилу

Они выкрали шедевр за сто миллионов и скрывали это до самой смерти