Не опуская рук

Как пережить ярость и бессилие

«Да как же такое возможно!?» — уже несколько лет эту фразу можно произносить каждый день: включая телевизор, читая газеты, просто выходя на улицу. Да, к сожалению, то, что происходит вокруг, возможно. И надежды, что в ближайшее время это прекратится, немного. Но часть нашей единственной жизни, так уж вышло, пришлась на этот исторический период. И ее надо прожить, даже осознавая, что тотально изменить окружающую обстановку прямо сейчас не получится. За опытом надежды и борьбы приходит опыт разочарования и бессилия. Но вслед за ним наступит что-то другое.

Ганс Селье, знаменитый исследователь стресса, писал о трех стадиях реакции на раздражение. Первая — стадия тревоги, на которой мобилизуются защитные силы организма. Вторая — стадия сопротивляемости, когда организм приспосабливается к переменам. Но, если негативные стимулы продолжают поступать, а защитных сил не так много, наступает стадия истощения — у организма больше нет ресурсов, чтобы сопротивляться. Как пример можно привести ситуацию, когда человек пытается выбраться из ямы, но его все время кто-то сбрасывает обратно: в конце концов он перестанет что-либо делать и сядет на дно.

Со многими сейчас происходит именно это: ярость сменяется бессилием. Стадия истощения не всегда становится финальной, и есть шанс вернуться на предыдущую ступень — вновь начать попытки выбраться из ямы. Но ярость тоже не самое продуктивное состояние, особенно когда ее проявление ничего не меняет. Она держит человека «на взводе», его мускулы постоянно напряжены, он скрипит по ночам зубами: скопившуюся злую энергию хочется пустить в ход, и чаще всего она выплескивается на тех, кто рядом. Или в те же социальные сети, в бесконечные перепосты негативной информации и повторение фразы «Как же такое возможно?».

Предложение передислоцировать эту энергию в другие области может быть воспринято как призыв к смирению, если не к соглашательству. Но адаптация — не смирение, а умение жить в имеющихся обстоятельствах.

Психолог Виктор Франкл, три года проживший в нацистских концлагерях, написал об этом времени книгу «Сказать жизни "Да". Упрямство духа». Она, в том числе, и о том, как внутренне менялись люди, попавшие в лагерь.

Даже в этой ситуации, абсолютно подавляющей как внешне, так и внутренне, возможно сохранить остатки духовной свободы, противопоставить этому давлению свое духовное «я». Кто из переживших концлагерь не мог бы рассказать о людях, которые, идя со всеми в колонне, проходя по баракам, кому-то дарили доброе слово, а с кем-то делились последними крошками хлеба? А отречься от свободы и достоинства значило превратиться в объект воздействия внешних условий, позволить им вылепить из тебя «типичного» лагерника. В конечном счете выясняется: то, что происходит внутри человека, то, что лагерь из него якобы «делает», — результат внутреннего решения самого человека.

Вспомнить, где можно ощутить не только внутреннюю, но и внешнюю свободу, может быть полезно. Причем подойдут и самые микроскопические ее проявления: свобода идти, смотреть, дышать. В такие моменты может появиться автоматическая мысль: «Скоро и это запретят!» За этой мыслью надо следить, вовремя отлавливать и стараться не разрешать ей раскручиваться дальше: наша цель не констатация мерзостей нынешнего существования, а сохранение и развитие себя даже среди них.

Если ваше главное чувство, подавляющее все остальные, — ярость, то постепенное перенаправление ее энергии хорошо начать с тела. Гнев рассеивается в интенсивных движениях и самомассаже, а еще важно проработать зажимы: вечно сжатые кулаки и зубы основательно увеличивают их количество.

Сейчас во многих семьях и компаниях идут гражданские мини-войны. Ссорясь и прекращая общение с родителями и давними друзьями из-за того, что они видят происходящее иначе, чем вы, можно лишить себя тепла и необходимой поддержки. Ярость загоняет в тоннель узкого видения, не дает быть гибкими. Начните с малого: позволяйте людям быть другими.

Узость ярости проявляется и в том, что она держит в текущем моменте. Если попытаться посмотреть на момент с точки зрения истории, а еще лучше — вечности, то выход за грань собственного, непосредственного переживания ослабит слишком сильные эмоции. Станет ясно, что посетить мир в его роковые минуты, разочаровываться в настоящем и страшиться будущего доводилось не только нам. Еще, и это главное, что трудные периоды заканчиваются, закончится когда-нибудь и этот.

Перенаправление энергии начинается с переключения внутреннего тумблера: с позиции «зла должно стать меньше» на «добра должно стать больше». Да, это старики, дети, животные, беженцы, которым требуется помощь. Участвуя в их судьбах, вы не только меняете мир к лучшему, но и расстаетесь с установкой «с этим ничего нельзя поделать», потому что вы уже делаете, и бесцельные негативные чувства в этом процессе могут превратиться во что-то полезное.

Помогать нужно и себе, и эта помощь тоже способна вывести из ощущения «поделать ничего нельзя». Например, узнав, что в городе произошел выброс вредных веществ, можно переждать первую вспышку ярости, но не подогревать это состояние дальше, а начать строить планы совладания с обстоятельствами: скажем, заменить поход с детьми в зоопарк на домашние развлечения, проверить, хорошо ли заклеены окна, сходить в аптеку за масками и кислородным баллончиком.

Все это, повторюсь, не значит, что вы будете принимать то, что принимать не надо. Не миритесь с тем, с чем не способны мириться: протестуйте, пишите письма, вызывайте полицию, выясняйте информацию. Но, чтобы количество бессильной ярости не множилось, следует искать способ действия — не просто поделиться фотографией с подписью «До чего довели стариков», а предложить способ помочь: дать, например, координаты сообщества «Старость в радость», помогающего тем, кто живет в домах престарелых.

Тем же, у кого ярость уступила место страху и бессилию, подойдет другой вариант поведения, но заниматься телом надо и здесь: заряжать себя энергией, подпитывать всеми возможными способами — не только с помощью движения и воздуха, но и с помощью природы, искусства, общения. Знать о приступах бессилия и стараться полно жить в его промежутках.

И, чтобы эти промежутки были побольше, берегите себя не от информации вообще, а от ее избытка. Повторение одного и того же усиливает негативное воздействие. Побыв вдалеке от чужих версий, попробуйте сформировать свою: это поможет не запутаться в изобилии вариантов.

Фантазии о худших вариантах развития событий, вызывающие состояние обреченности, можно встречать размышлениями-планированиями: вспоминать, переживали ли вы (или ваши близкие) подобный опыт, решать, как поступите, если опасения воплотятся в реальность. Обычное фантазирование только усугубляет страх; представление, что вы будете делать в том или ином случае, помогает его изучить и приручить. «Стелите соломку»: напоминайте себе, что хорошо говорите на иностранных языках и умеете стрелять, чинить автомобили или готовить обед на три дня из одной курицы.

Конечно, даже мысленно возвращаться к этим навыкам невозможно обидно: мы-то думали, что они больше не понадобятся. Но так думали все, кто жил в периоды, когда заканчивалось что-то плохое и начиналось хорошее. Они верили, что трудные времена не вернутся никогда.

Не надо отдавать себя на заклание трудному времени, как дракону: оно проглотит и не подавится. И кормить своего внутреннего дракона яростью и бессилием тоже не стоит, иначе он займет слишком много места, а оно необходимо для свободы, которую не отнять.