Варвара и хиджаб

Зачем наши девочки бегут на передовую

Какие милые лица — быть беде. Вот симпатичные юные лондонские школьницы Шамима Бегум, Амира Абаз и Кадиза Султана вдруг уехали в Сирию, чтобы стать невестами джихада. Упс! И это уже случается с какой-то пугающей частотой.

Как это делается?

Вот, например, вычислили двух 17-летних близняшек Сальму и Захру Халан, которые составляли костяк британской группы подростков, занимающихся «грумингом» других девушек, убеждая их через соцсети бежать из Британии и присоединиться к «Исламскому государству».

Собственно, слово grooming обычно используется в описании последовательности действий в сетях педофилов, заманивающих в свои сети малолетних и доверчивых деточек.

Вот, сестрички, например, обещают девушкам, которые добровольно отправятся в Сирию, «смелого и сильного мужа», а также шариатскую защиту от сексуальной агрессии со стороны остальных мужчин. Все типичные приемы и тексты сетевой пропаганды, убеждающей девушек стать «невестами джихада», были собраны в отчете «Института стратегического диалога» под названием «Пока жертва не разлучит нас». На примере более ста женщин с Запада, связанных с «Исламским государством», и их онлайн-активности отчет показывает, как именно вербовщики убеждают людей покинуть Британию и присоединиться к ИГ.

Вышеупомянутые сестры-близняшки (из Манчестера, кстати) вовсю педалируют тему своего вдовства с тех пор как их мужья были убиты в боях, при этом одна работает как «человечная и сочувствующая» другая как «политически заточенная». Упор же делается на то, что их мужья, погибнув за правое дело, оставили их вдовами. Кстати, есть предположение, что натаскивал вдов их брат — 22 летний Ахмед, родившийся в Дании и переехавший в Британию. Теперь он в Орхусе занимается тренировкой по интернету вот таких пропагандисток.

Между тем сестры очень неплохо учились в школе и собирались поступать в медицинский.

Но это от нас так далеко, и черта с два разберешься, что у них там в головах происходит, когда у людей с британским паспортом, выросших в Англии вдруг происходит щелчок в голове и они превращаются в роботов, готовых убивать своими руками и послать на смерть других.

А действительно, насколько это далеко от нас? Вам же уже попадалась на глаза вот эта прекрасная инфа: «Пропавшую студентку МГУ Варвару Караулову удалось обнаружить в Турции при помощи сотрудников Интерпола». Об этом сообщается на сайте МВД России, а вся история уже достаточно отработана СМИ.

Предположительно, девушку завербовали боевики запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» (ИГ) и вывезли в Турцию для дальнейшей переброски в Сирию или Ливию. После пропажи родители узнали, что в последние несколько месяцев Варвара уходила из дома в светской одежде, а в университете переодевалась в хиджаб.

Внимание! Русская девочка, медалистка в школе, отличница на философском факультете, москвичка, казалось бы, современных взглядов, и вот на тебе — бежит в Сирию, чтобы присоединиться к ИГ. И чтобы что? Землю в Ракке крестьянам отдать? Смести крестоносцев с лица земли? Что? Зачем?

Вообще-то, перечень признаков, которые должны были насторожить окружающих, прост: вот ваш вроде бы взрослый и умный ребенок начинает постить в FB какие-то вещи на арабском. Стоит ли взять google translate и на всякий случай прочитать, что он там пишет?

Ну, конечно, некоторые могут сказать, что это вторжение в его личное пространство. Но если посты публичные — вы же видите их — стоит уже напрячься. Но резкую смену интересов-то можно как-то понять, если семья функциональная, даже если ребенок уже давно не ребенок. Слом — это когда девушка может вдруг бросить все и уехать не то чтобы за новым мальчиком или дядей (тут недавно в Берлине искали 14-летнюю школьницу и нашли на курорте во Франции с собственным дядей, который решил, что он Гумберт Гумберт), а на войну, в абсолютно чуждую ей среду…

Первое, что приходит в голову, — «зомбирование». На манер того, как раньше людей затаскивали в секты и они продавали квартиры и все имущество, лишь бы оказаться в этой секте. Вот только технологию подобного «зомбирования» никто толком объяснить не может. Ставка на романтизм неокрепшей души? На духовные и душевные метания? На неудовлетворенность личной жизнью? На неприятие ценностей родителей, если у них вообще есть какие-то ценности?

Но, когда девушка из обычной секулярной московской семьи, придя на занятия в университет, переодевается в хиджаб — почему ни у кого не возникло вопросов? А, да я забыл — толерантность и деликатность к чужой вере. Ну так к внезапным перепадам религиозного давления в мозгу тоже нужно бы присматриваться. Хотя отсюда прямая дорога ко всеобщей подозрительности. Чего-чего, а этого добра — только разреши.

Но все-таки, надо как-то быть повнимательнее. Хотя бы к собственным родственникам, вам не кажется? Потому, что не рай там ждет, этих девушек, которые бегут на передовую. Во всяком случае, не тот рай, который обещают все аврамические религии.