Корейский «тигр» в объятиях «дракона»

Как кризис в Китае может повлиять на политику Кореи

Банк Кореи 22 июля опубликовал данные об экономическом росте страны во втором квартале текущего года. Результат не самый обнадеживающий — всего лишь 0,3 процента. Ожидается, что суммарный рост по итогам года вместо первоначально заявленных 0,4 процента составит совершенно мизерные 0,1 процента. Впрочем, и пересмотренный прогноз в последние недели выглядит все более сомнительным.

Главная причина беспокойства корейцев — финансовый кризис в Китае, на который в последние годы все теснее завязывается южнокорейская экономика. Отток зарубежных инвесторов уже начался. В период с 8 по 10 июля с местных бирж выведено 2,8 триллионов вон (2,54 миллиарда долларов). Кризис в Китае, если его не возьмут под контроль власти страны, способен сильно повлиять не только на южнокорейскую экономику, но и на южнокорейскую политику.

До 1992 года Сеул и Пекин вообще не имели дипломатических отношений. На протяжении десятилетий Южная Корея в качестве единственного законного правительства Китая признавала правительство Китайской Республики в Тайбэе, а правительство КНР в Пекине, со своей стороны, официально считало, что единственной законной властью на всей территории Корейского полуострова является правительство КНДР в Пхеньяне. Обе стороны отбросили эту фикцию в 1992 году, и важнейшим результатом этого взаимного дипломатического признания стал экономический бум. Торговля между Китаем и Южной Кореей, которая до этого велась через третьи страны, стремительно расширялась. Темпы роста были столь велики, что в 2004 году Китай оказался крупнейшим внешнеторговым партнером Южной Кореи, оттеснив на второе место Японию, а на третье — США. С тех пор Китай уверенно лидирует в списке партнеров Южной Кореи, все дальше оттесняя соперников.

В 2014 году экспорт в Китай достиг 24,5 процента всего южнокорейского экспорта, в то время как на долю находящихся на втором месте США пришлось только 10,7 процента. Импорт из Китая составил 15,6 процента южнокорейского импорта, что на полтора процента превышает показатель Японии. Уже несколько лет товарооборот Южной Кореи с Китаем больше, чем корейский товарооборот с США и Японией вместе взятыми. Ожидается, что подписанное в июне 2015 года соглашение о свободной торговле приведет к существенному увеличению товарооборота, так что торговля с Китаем может в ближайшие годы составить около трети всего немалого южнокорейского внешнеторгового оборота. При этом сальдо платежного баланса для Кореи стабильно положительное — Корея продает в Китай заметно больше, чем покупает там.

Интенсивное взаимопроникновение экономик Кореи и Китая привело к тому, что количество южнокорейцев, проживающих в Китае, превысило 600 тысяч человек. С другой стороны, в Корее находится около 900 тысяч китайцев, большей частью это гастарбайтеры. Без них корейской экономике пришлось бы нелегко: безработицы в Южной Корее практически нет, и за непрестижную работу местные жители не берутся.

На протяжении всей второй половины XX века Южная Корея находилась в сфере не только политического, но и экономического влияния США. Однако в последние 15 лет ситуация изменилась. Корея превратилась в страну, которая в экономическом смысле чрезвычайно зависит от Китая, и в последние годы появились признаки того, что экономическая зависимость, как того и следовало ожидать, ведет и к пересмотру внешнеполитических приоритетов.

Это выглядит особенно логичным, если учесть особенности южнокорейского отношения к внешнему миру. Корейское общественное мнение вообще мало интересуется тем, что происходит за пределами страны, и не отягощено ни мессианскими идеологическими комплексами, ни имперскими мечтаниями. Подход к внешней политике в Сеуле подчеркнуто прагматичен — от дипломатов ожидают в первую очередь создания благоприятных условий для продвижения коммерческих интересов корейских фирм. Если поддержка каких-либо идеологических проектов или даже излишне ретивое отстаивание национального престижа наносит ущерб этой главной цели, то такими амбициями в Корее жертвуют с легкостью.

Хотя с 2008 года в Сеуле у власти находятся правые, традиционно ориентировавшиеся на США, именно при правых администрациях Ли Мён-бака (2008-2012) и Пак Кын Хе (с 2013 года) стало заметно, что Южная Корея старается осторожно дистанцироваться от Вашингтона, по возможности избегая таких действий, которые могли бы вызвать раздражение в Пекине, или же подчеркнуто соблюдая баланс между США и КНР.

Наглядный тому пример — принятое весной этого года решение Южной Кореи присоединиться к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций (AIIB), который мыслится как возможный будущий центр альтернативной международной финансовой системы. Это вызвало недовольство в Вашингтоне, но почти одновременно Сеул заявил и о своей готовности разместить у себя комплексы американской системы противоракетной обороны THAAD. Что в свою очередь вызвало активное недовольство в Пекине. Таким образом баланс был соблюден: в одном важном вопросе Корея уступила Пекину, а в другом — Вашингтону. Такой подход в последние годы типичен для Южной Кореи

С точки зрения государственных интересов Кореи, политика лавирования между США и Китаем, скорее всего, имеет смысл. С одной стороны, для Сеула рискованно провоцировать Пекин и исправно служить непотопляемым авианосцем США. У Южной Кореи нет ни малейшего желания оказаться невольным участником американо-китайских конфликтов, вызванных такими противоречиями этих геополитических гигантов, которые не имеют никакого отношения к проблемам Корейского полуострова. Ссориться с Вашингтоном в Сеуле не хотят по ряду причин, в том числе и потому, что осознают: чрезмерное сближение с Китаем тоже чревато проблемами. У корейских политиков нет особых иллюзий по поводу того, как в Пекине обычно разговаривают с младшими и зависимыми партнерами.

Однако политика лавирования не только требует немалого дипломатического мастерства, но и зависит от множества случайных факторов. Не исключено, что нынешний финансовый кризис в Китае может повлиять на позицию Сеула. Если китайская экономика столкнется с долгосрочными проблемами, то Южная Корея, вероятно, займет более проамериканские позиции. Впрочем, пока всерьез говорить об этом рано. Ситуация в Китае наверняка будет взята под контроль — биржа и рынок в Поднебесной, как известно, управляемые. Если это произойдет, то Сеул продолжит свой медленный дрейф в сторону Пекина.

Экономика00:0214 августа

Построят всех

Россия возвращает советское будущее. Это будет очень дорого
16:0316 августа
Экономика07:0315 августа

В тени не стоять

Налоговики вплотную занялись «серыми» грузоперевозками
Экономика09:4514 августа

Молочные реки

Молочники, конкурируя с Белоруссией, придумывают новые формы ведения бизнеса