Ворота в Арктику

Почему «Лукойл» так рвется на Таймыр

Не мытьем так катаньем частная нефтяная компания «Лукойл» пытается пробиться на арктический шельф. Правительство будет рассматривать вопрос о допуске частников к шельфовым проектам в сентябре, однако «лукойловцы» ведут себя так, как будто положительное решение по этому поводу уже принято.

Действительно, стала бы компания бороться за сухопутную часть Восточно-Таймырского участка, не рассчитывая в дальнейшем прибрать к рукам и морскую его часть? Одержав победу в конкурсе, «Лукойл» видит себя в полушаге от заветных арктических сокровищ.

Нынешней весной Роснедра, вопреки соображениям здравого смысла и явно с оглядкой на интересы «Лукойла», распилили Восточно-Таймырский участок на две части. До этого прогнозные ресурсы нефти на этом участке оценивались в 351,1 миллиона тонн, а ресурсы газа — в 226,1 миллиарда кубометров. Однако на конкурс Восточно-Таймырский участок был выставлен с минимальными прогнозными ресурсами: 4,5 миллиона тонн нефти и 9,3 миллиарда кубометров газа. Ресурсы, прямо скажем, небольшие. А учитывая огромные вложения, которые понадобятся для их освоения (в регионе отсутствует какая бы то ни было инфраструктура), можно было бы сделать вывод, что овчинка не стоит выделки, если бы не одно но…

Спорный сухопутный блок дает его владельцу возможность выхода на шельф. Это не единственная возможность освоения шельфа Хатангского залива, но все же шанс. И данная маячащая вдали перспектива во многом определяет поведение «Лукойла». Президент компании Вагит Алекперов еще в феврале просил президента России позволить «Лукойлу» осваивать Восточно-Таймырский участок — окопаться в «медвежьем углу, который находится за 900 километров от всех коммуникаций и городов».

Казалось бы, весьма скромное желание. Однако президент, согласившись на участие «Лукойла» в конкурсе, не давал добро на искажение его условий. Преференций для частной нефтяной компании, как водится, добивались чиновники Минприроды и Роснедр, о лоббистских замашках которых мы уже не раз говорили. Разработанная ими схема довольно проста: разделить участок, допустив таким образом «Лукойл» к участию в конкурсе, всеми правдами и неправдами обеспечить ему в этом конкурсе победу и затем лоббировать объединение сухопутной и морской частей участка. Ведь если двумя блоками — сухопутным и морским — будут владеть разные компании, это повлечет дополнительные затраты.

Теперь о самом конкурсе, победу в котором, как и следовало ожидать, одержал «Лукойл». Второй его участник — «Роснефть» — уже обжаловал итоги в суде, и суд определил обеспечительные меры, то есть фактически наложил запрет на освоение участка до окончания разбирательства. Согласно сравнительной таблице технико-экономических показателей, опубликованной на прошлой неделе, государственная компания по всем параметрам превосходила своего конкурента. Так, например, «Роснефть» предлагала вложить в социально-экономическое развитие региона в 1,5 раза больше, чем «Лукойл», и в 4,2 больше инвестировать в экологические программы. Что уж говорить о научно-технических разработках, над которыми госкомпания трудилась более семи лет и получила в итоге уникальные данные! Зачем, спрашивается, отдавать победу тому, кто ее не заслуживает? Не окажется ли она пирровой?

Восточно-Таймырскому участку «Лукойл» отводит роль первого арктического проекта, позволяющего компании доказать, что она может успешно работать в Арктике. Затем «Лукойл» планирует выйти на арктический шельф, поставить со временем на баланс шельфовые месторождения и повысить за счет этого капитализацию. Пока же в условиях низких цен на нефть все крупные частные нефтяные компании сворачивают свои инвестиционные программы ввиду нехватки средств. В сложившейся ситуации вряд ли «Лукойл» сможет привлечь многомиллиардные средства для освоения Восточно-Таймырского участка. Надо полагать, что ни о каких инвестициях «Лукойла» в Арктику пока речи не идет, так зачем же брать лицензию?