Лицензия на мораль

Религия не поможет обществу укрепить моральные устои

Дети из религиозных семей в большей степени склонны к жестокости и в меньшей — к альтруизму, чем дети, воспитанные неверующими родителями. Такие выводы следуют из социологического исследования, опубликованного на этой неделе журналом «Современная биология» (Current biology). Полученные результаты показывают, что атеистические взгляды на самом деле могут улучшать, а не ухудшать поведение человека.

Авторы исследования объясняют это таким понятием, как «моральное лицензирование». «Лицензия на мораль», обладателями которой ощущают себя дети, воспитанные в религиозных семьях, позволяет им мало заботиться о том, как они ведут себя в реальной жизни: они заведомо считают себя лучше неверующих одноклассников просто потому, что соблюдают требуемые их верой обряды.

В исследовании участвовали школьники из США, Канады, Иордании, Южной Африки, Китая и Турции, то есть представители разных религий и конфессий. Им была предложена «игра в диктатора»: ребенку предлагались 30 стикеров, из которых он мог оставить себе любые 10. Потом детям говорили, что из-за отсутствия времени часть его одноклассников не сможет поучаствовать в игре. Дети, воспитанные родителями-атеистами, чаще оказывались готовы делиться стикерами со школьными друзьями, чем дети, воспитанные в семьях мусульман или христиан. Кроме того, исследование показало, что верующие дети склонны сильнее наказывать тех, кто совершил какие-либо проступки, задевшие других людей.

Последний результат можно трактовать двояко: с одной стороны, дети верующих родителей больше атеистов озабочены восстановлением справедливости. С другой — дети из неверующих семей в большей степени обладают способностью понимать и прощать.

До недавнего времени верующие считали, что, говоря словами Достоевского, «если Бога нет, то все позволено». Журналист Валерий Панюшкин несколько лет назад публично удивлялся тому, как могут люди справляться с жизнью без веры в Бога. «Как вы заставляете себя делать что-нибудь, что нужно делать, но очень тяжело? Ну, например, ходить в хоспис, ухаживать за безумным стариком. Есть ли какая-нибудь книга, с которой вы сверяете свои реакции и поступки. Ну, у меня Евангелие. А у вас что? «Властелин колец», «Крошка Доррит», «Война и мир»? «Капитал»?», — спрашивал он.

Этими вопросами многие тогда оскорбились, потому что прозвучали они так, точно неверующие по определению не могут иметь никакого представления о морали. Но, на мой взгляд, последний из них вполне имеет смысл — мировая литература действительно является неиссякаемым ресурсом для выстраивания собственной системы моральных ценностей; ничуть не худшим, чем религиозные трактаты.

Другое дело, что выбрать единственную книгу в качестве «морального камертона» сложно и что у каждого читателя будет свой набор книг и любимых героев. Несколько дней назад в своем блоге я спросила друзей, какого героя можно считать «лучшим человеком» из числа описанных в мировой литературе. Назвали много имен — Мартин Иден, Пеппи Длинныйчулок, Ходжа Насреддин, Винни-Пух, Пьер Безухов, князь Мышкин и Алеша Карамазов, д’Артаньян, Снусмумрик и Мумми-мама, Дядя Федор из книг Успенского, Робинзон Крузо, Майкл Монт из «Саги о Форсайтах», Арагорн из «Властелина колец» и другие; в том числе Гекльберри Финн из романа Марка Твена.

Так вот Гек Финн — прекрасный пример того, как религиозные правила могут войти в противоречие с простой человеческой моралью. Самая известная цитата из романа звучит так: «Ну что ж делать, придется гореть в аду». Речь идет о сомнениях Гекльберри насчет того, выдавать или не выдавать беглого раба, негра Джима, с которым он путешествует на плоту по Миссисипи (до отмены рабства в США), его хозяйке. Хотя в воскресной школе мальчика учили, что «если кто поможет негру, то за это будет веки вечные гореть в аду», он в конце концов решает все-таки не выдавать человека, ставшего ему лучшим другом. Сначала Гек пишет письмо с указанием места, где спрятался Джим, а потом его уничтожает. «И тут я нечаянно оглянулся и увидел свое письмо. Оно лежало совсем близко. Я взял его и подержал в руке. Меня даже в дрожь бросило, потому что тут надо было раз навсегда решиться, выбрать что-нибудь одно, — это я понимал. Я подумал с минутку, даже как будто дышать перестал, и говорю себе: "Ну что ж делать, придется гореть в аду". — Взял и разорвал письмо».

Речь в исследовании идет не о том, что одна сторона лучше другой: злодеи и святые на протяжении истории встречались и среди атеистов, и среди верующих. Но собранные данные показывают, что у атеистов есть больше причин опасаться верующих, чем наоборот. И что если общество хочет укрепить свои моральные устои, то религия ему в этом определенно не поможет.