Крымская зима

Для чего Москва провела опрос населения полуострова о его принадлежности

Летом 2014 года в Севастополе появились предвыборные плакаты со слоганом «Русская весна. Что дальше?» — и в одном из районов славного города дали на это веселый ответ: «А дальше хоть камни с неба. Мы на Родине!»

Камней с неба не приключилось, но большие и маленькие пакости со стороны решительно отвергнутой крымчанами мачехи воспоследовали. И были встречены с удивительным, достойным лучших образцов севастопольских оборон мужеством. Люди спали в холодных домах, щедро делились энергией личных генераторов с соседями, танцевали, веселились и не унывали.

Крым блокадой не запугать, и соцопрос это еще раз подтвердил. Никаких, даже самых поверхностных дипломатических компромиссов с Украиной ради продолжения поставок энергии быть не может. Крымчане охотнее поживут несколько месяцев с перебоями, чем позволят заключить договор, в котором Крым будет назван частью Украины.

Строго говоря, никакого опроса и не требовалось. Было даже что-то немного обидное в предположении, что воля, единодушно высказанная Крымом 16 марта 2014 года, могла поколебаться под влиянием проделок Джемилева, Ислямова и их бродячего цирка.

Крым всегда был Россией и не переставал быть ею и в эпоху принудительной украинизации. Граждане Крыма высказали свою волю на референдуме. Принадлежность Крыма и Севастополя закреплена в Конституции России. И дискутировать тут с «Укрэнерго» попросту не о чем.

Опрос показал высокую готовность всего российского общества, а не только жителей Крыма, которые являются органической частью этого общества, перенести любые трудности ради защиты принципиальных национальных интересов. Сегодня российское общество сознательно сплотилось в защите государственных интересов, суверенитета и права русских людей жить в едином доме.

«Крымский консенсус» Владимира Путина — уникальное в истории нашей страны явление, когда подавляющая часть нации объединяется искренне, поверх всех идеологических и социальных барьеров.

Но, как мне представляется, смысл опроса не столько в том, чтобы узнать мнение жителей Крыма об отношениях полуострова и Украины, сколько в том, чтобы наладить новые каналы коммуникации между гражданами и властью.

Блэкаут ведь не только показал мужество жителей Крыма и Севастополя, но и вскрыл серьезные организационные провалы в функционировании местных властей. И не хотелось бы, чтобы сегодня патриотическое единодушие и мужество крымчан прикрывало проворонивших, а то и проворовавшихся чинуш.

Результаты соцопроса ни в коей мере не должны восприниматься как индульгенция региональным властям, дающая им возможность «продолжать в том же духе». Соцопрос — это отношение крымчан к их историческому выбору, но никак не оценка работы республиканских властей за минувшие с присоединения месяцы.

Можно вспомнить и сентябрьские заявления правительства Крыма о готовности полуострова к энергоблокаде — эфемерность этих заявлений высветил первый же блэкаут, а через несколько дней был отправлен в отставку министр энергетики Крыма. Выяснилось, что аудит сетевого хозяйства, расчеты аварийных бригад и формирование блоков объектов для веерного отключения в режиме ЧС проведены не были.

Сейчас задается масса вопросов о том, почему федеральные ведомства не проявили рвения и не построили энергомост раньше, почему по важнейшим решениям в отношении Крыма наблюдалась пробуксовка, оправдываемая словесами про «системное решение проблемы». Нельзя не признать, что, зная где придется падать, «федералы» подстелили соломку. А потом к своему изумлению обнаружили, что эту соломку растащили.

Многие пришедшие к местной власти чиновники — а зачастую это все те же, доставшиеся от Украины чиновники — других-то где взять? — очевидно, изучали механизмы работы российской системы по «криминальным разоблачениям» и статьям в западной прессе, а потому решили, что в Москве все еще действуют правила безудержного и беспощадного «дербана» и «распила». Что, конечно, далеко от истины.

Терпеть головотяпство пополам с хамством, которые сегодня становятся в крымской чиновничьей среде нормой, граждане, конечно, не обязаны. Одно дело — находящиеся за границей турецкие шпионы из меджлиса и киевские неонацисты (хотя на них тоже найдется управа), и другое — Раздолбай Бюрократыч из местной администрации, который не сделал ничего, чтобы подготовиться к возможному отключению света, и даже не почесался после того, как тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый Обамой город.

Именно система РФ, которая нам кажется несовершенной и неудобной, бюрократической и формалистичной, больше всего привлекала и привлекает крымчан. Да, они изумляются занудству московской бюрократии, но они же и восхищаются тем, какие результаты дает эта бюрократия. Один молодой отец рассказывал, что когда у него родился первый ребенок, еще при Украине, ему пришлось давать в роддоме крупную взятку. Через год, уже в России, все было бесплатно и наилучшего качества.

Каждый крымчанин сходу назовет вам сотни отличий и преимуществ российской системы в ее централизованном варианте, но он же пожалуется на невыносимый гнет местного начальства, которое обросло имеющимися в российском арсенале новыми полномочиями и возможностями, но не эффективностью, профессионализмом и ответственностью. Оставшись по духу анархическими жуликами, каковыми являются большинство чиновников недавней и нынешней Украины, они получили в России такую власть, что за людей становится страшно.

С самого начала излишний «автономизм» в отношениях Москвы с Крымом и Севастополем был ошибкой, поскольку народ хотел как можно более тесной интеграции в Россию. Сегодня для Москвы настал момент вспомнить, что Крым — именно интегральная и неотъемлемая часть России, а не какая-то свободно ассоциировавшаяся территория, и там необходимо внедрение механизмов управления такого качества, как во всей Российской Федерации.

Главное при этом — чтобы центр не запутался в реалиях и подлинных нуждах граждан. Но здесь-то и поможет тот нащупанный новогодним опросом механизм согласования позиции власти и ожиданий народа. Прибегая к этому механизму достаточно часто и грамотно, мы сможем создать для Крыма такую модель управления, которая позволит навсегда забыть позорные страницы чиновничьей растерянности и головотяпства эпохи блэкаута.

Обсудить
00:06 2 декабря 2016

«По-другому было и нельзя»

Как потомки сотрудников НКВД оценивают деятельность своих родственников
Сергей Лавров и Джон Керри, архивВ центре внимания
Почему Лавров стал самым популярным политиком на СМИД ОБСЕ в Гамбурге
«Верните наше будущее!»
О чем мечтают альтернативные правые — друзья Трампа и враги политкорретности
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Крым с навигатором и без
Как туристы верят спутникам, а местные жители над ними смеются
Рыночные отношения
Лучшие рождественские ярмарки Европы
Просто ми-ми-ми
Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
Подмосковные вечера
Как провести каникулы недалеко от российской столицы
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Повторяй за мной
Чернокожая модель восстала против стандартов красоты
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Кровавая пенсия
Чем занимаются знаменитые преступники, ушедшие на покой
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Кёрлинг по-крупному
Массовые аварии и другие скользкие видео в честь прихода зимы
Самые продаваемые автомобили в России
25 самых популярных автомобилей ноября 2016 года
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
От роддома до могилы
Тайны фамильных особняков, в которых живут поколения фермеров и журналистов
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями