Демонстративная наглость

Перевоспитает ли Европа полтора миллиона арабских беженцев

В Европе расследуют нападения на женщин и кражи, совершенные группами мужчин в новогоднюю ночь в Кельне и ряде других городов. С самого начала пострадавшие описывали преступников как «не говорящих по-немецки североафриканцев или арабов». Многие мобильные телефоны, украденные в новогоднюю ночь, были впоследствии обнаружены в общежитиях для беженцев. Первая группа мужчин, замешанных в новогодних нападениях, опознана и арестована — как минимум 22 человека из нее действительно оказались беженцами.

Выводы последовали быстро: Ангела Меркель предложила внести в германские законы изменения, которые сделают процедуру депортации совершивших преступление мигрантов более легкой, а сторонники антиисламской партии EGIDA вышли на митинг с требованием отставки самой Меркель. Российские комментаторы и блогеры в основном высказались в том смысле, что «мы вас предупреждали!», «все пропало» и «не надо было пускать к себе дикарей». В этом «мы предупреждали!» есть немало снобизма и злорадства, но заметно и естественное опасение: кому же понравится, если по соседству вот-вот поселится не интеллигентный пожилой бюргер, позволяющий обзывать себя Гейропой и всячески хамить, а агрессивный фанатичный гопник?

Впрочем, упрекать немецкие власти за то, что в прошлом году они пустили в ЕС миллион с лишним беженцев, бессмысленно: другого приемлемого решения все равно не было. Когда с места снимаются целые народы (а только в одной Сирии около 12 миллионов человек были вынуждены из-за войны покинуть свои дома), удержать их не могут никакие пограничники.

Что могла сделать Греция, куда прошлым летом лодки с беженцами приплывали ежедневно — топить лодки вместе с людьми, не давая пристать к берегу? Что было делать туркам, венграм или немцам — стрелять в безоружных людей, как Брейвик, или строить концентрационные лагеря? Объявленная готовность принять мигрантов в определенном количестве по квотам ЕС, по крайней мере, помогла в какой-то степени упорядочить хаос и позволила выиграть время.

Если сравнивать количество приезжих, то вся Германия в прошлом году приняла лишь 1,1 миллиона беженцев (около трети — выходцы с Балкан, сербы, албанцы, македонцы и т.п.; и не всем из них будет присвоен статус беженца после рассмотрения). При этом только в одной Москве по итогам 2014 года мигрантов было зарегистрировано более 3 миллионов. От 1,5 до 2 миллионов русских эмигрантов приняла Турция и Европа после гражданской войны 1917-1922 годов (еще около миллиона послереволюционных беженцев ушли через Дальний Восток). Миллион, даже два или три миллиона, — то количество беженцев, которое Европа способна переварить. Может быть, не сразу, но способна.

Миграция ведь не всегда идет во вред принимающей стороне: вопрос в том, как приехавшие интегрируются в местную жизнь. США, Австралия и Канада построены мигрантами. В столице Финляндии сегодня около 13,5 процентов жителей — приезжие (в процентном отношении самую большую долю из них составляют русскоязычные, далее следуют сомалийцы), однако город продолжает оставаться одним из самых безопасных в Европе. Самое дешевое место, где можно поесть в центре Хельсинки, держат то ли турки, то ли арабы — открылось чуть больше года назад и продаются здесь огромные порции кебабов с гарниром за 5,5 евро (по акции, но эти акции у них систематические). У станции Леппаваара в пригороде Хельсинки напротив популярного у российских туристов торгового центра «Селло» работает ресторан «Кабул», предлагающий аутентичную непальскую кухню. Единственные магазины, где в Рождество усталый турист может купить в Европе продукты, тоже обычно турецкие или индийские. Чайна-таун в лондонском Сохо является одной из самых популярных туристических точек, а индийские рестораны и итальянские пиццерии дают кулинарное убежище от местной кухни, знаменитой своей невкусностью. В Чехии вьетнамцы вносят значительный вклад в экономику. Им принадлежат многие продуктовые и вещевые магазины, а также значительная часть пражских маникюрных салонов.

Так что в самой по себе миграции нет ничего опасного — человеку свойственно переезжать, путешествовать и изучать мир в поисках лучшей доли. Опасна миграция не людей, а радикальных идей, которые привели к возникновению ИГИЛ и нынешней разрухе в регионе. К сожалению, эта миграция началась задолго до кризиса прошлого лета, и пограничники ей не помеха. Идеи радикального ислама, как показали французские теракты прошлого года, легко распространяются среди детей иммигрантов, с рождения имеющих европейские паспорта, и даже среди людей, вообще от ислама далеких (случай Варвары Карауловой). Эти идеи уже успели осесть на европейской земле, отравить часть ее населения и пустить корни — «внутренний враг», которым часто пугают своих граждан параноидальные тоталитарные режимы, в Европе действительно существует.

Вообще в мире сегодня ясно видны две противоположные тенденции. Есть движение в сторону прогресса, к развитию технологий, большей гуманизации среды, толерантности, понимаемой как уважение к любой личности вне зависимости от пола, расы, сексуальных предпочтений или вероисповедания. И есть мощное встречное движение в сторону архаики, к воинствующей религиозности, общинности и обесцениванию человеческой жизни в пользу какой-либо «сверхидеи». Это движение тоже находит много сторонников, потому что огромное количество людей устало от потока информации и нуждается не в научных изысканиях и свободе мысли, а в четких указаниях, как жить и что делать, в простой системе наказаний и поощрений, в ясной «картинке» счастливого будущего, будь то небесные гурии, обещанные исламом, христианский рай, буддийская нирвана или коммунизм.

Новогодние нападения в Кельне, Фракфурте-на-Майне или Гамбурге оскорбительны для европейских граждан, но не слишком страшны: в них нет ничего, с чем полиция не умела бы работать. Они не более массовы и опасны, чем были массовые беспорядки в Великобритании в 2011-м или хулиганства футбольных болельщиков в Москве в 2002-м.

В Великобритании с помощью записей с видеокамер идентифицировали и посадили главных участников тех беспорядков, а оставшиеся, надо думать, сделают выводы. Можно надеяться, что со временем полиция выявит и большинство виновных в новогодних нападениях в Германии. Однако в этих последних атаках тревожит согласованность и демонстративная наглость, которые наводят на мысль о том, что новогодние нападения могут оказаться репетицией более кровавых событий.

Обсудить
Ни один еврей не пострадал
Исследователи зафиксировали падение уровня антисемитизма
Эрдоган, Аллах и Россия
Стоит ли бояться исламизации Турции
Как живется Микки-Маусу в КНДР
Что представляет собой поп-культура Северной Кореи
French Foreign Legionnaires carry the coffin of French politician Yves Guena during an official funeral ceremony at the Hotel des Invalides in Paris, France, March 8, 2016 REUTERS/Charles Platiau TPX IMAGES OF THE DAYУтрата масштаба
Франция рискует стать малой европейской страной
«В отношениях с Китаем и Россией Трамп готов рискнуть»
Политолог из КНР о ситуации внутри страны и взаимодействии с соседями
Комби-удар
Выясняем, как обновленная «Октавия» ведет себя на российских дорогах
Самые выдающиеся французские машины
10 автомобилей из Франции, ставших культовыми
Сельхозтехника с паровыми двигателями
Самые интересные паровые машины для работы в поле
Китайские машины, которые уже совсем не клоны
Крутые новинки китайских марок, которые вы пропустили
Чудеса селекции
Что получится, если скрестить квартиру с дачей: опыт россиян
Шведы поневоле
Исповедь россиянина, живущего в групповой семье
Добро пожаловать в рай
Жилье в Крыму: новую квартиру на полуострове можно купить за миллион рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности