Отдать половину? Какого черта!

или Варварство современного развода

В последние месяцы несколько громких разводов потревожили общественность, породив массу вопросов: почему расстались, кто виноват, к кому ушел или ушла? И, главное, кто и с чем останется. Мутная возня вокруг алиментов, это, конечно, не масштаб афер с офшорами, но тоже дело. Женщина, как и государство, вечно норовит откусить слишком много. Вот только не все готовы просто так сдаваться.

За что?

В своем знаменитом стендап-выступлении RAW 1987 года Эдди Мерфи глумился со сцены на тему алиментов: «Если у тебя есть пять баксов и ты должен отдать кому-то 2,50, ты будешь расстроен. У Джонни К. было минимум 300 миллионов. И что, отдать кому-то 150 миллионов? Они поженились, у них ничего не вышло, они развелись, и теперь он должен отдать половину своих денег? Что за фигня?! Отдать половину? Да идите вы на хрен с такой фигней!»

На этих словах зал, до того дружно стонавший от хохота, разделился, и часть его освистала комика. Довольно легко представить, кто свистел, а кому было совсем не до смеха.

Это перед алтарем все готовы целый мир подарить друг другу. Ближе к разводу в человека вселяется сатана, и ни о каких подарках больше речи не идет. По женским рядам проносится дружное «Отбери у него все!» По мужским — «За что?» и «Какого черта?»

Коррекция времени

Однако тут надо правильно формулировать вопрос: скорее не «за что», а «почему».

Действительно, почему в наше время, когда женщина порой зарабатывает больше мужа, а мужья все чаще берут декретный отпуск по уходу за детьми, история про «отдай половину» или «уйди в одних носках» должна быть все так же актуальна, как раньше?

В Германии в 2008 году произвели реформу в системе выплат алиментов. Это раньше в сладком немецком патриархальном быту мужчина зарабатывал деньги, женщина вела хозяйство, а когда семья распадалась, в качестве компенсации получала внушительные алименты. Все, лафа закончилась.

Женщины выбрались из бермудского треугольника Kinder, Küche, Kirche, но оказалось, что за свободу надо платить. То есть работать. А работающему человеку алименты не полагаются. Или почти не полагаются. И мужья-алиментщики теперь предпочитают с помощью адвокатов давить на своих бывших жен, вынуждая их после развода не считать деньги в чужих карманах, а найти работу и начать уже наконец обеспечивать себя самостоятельно.

Когда трещат скрепы

Но вообще-то началось все с мужчины. Это он везде был поставлен за главного. И ребро его, и ответственность, и авторитет. Исторически его задачами были: первое — обеспечивать жену, второе — развивать ее духовно. Ну или в другом порядке.

Теперь представьте себе нашего среднестатистического мужчину в образе бытового «духовного учителя». Получилось? Поздравляю. Вы прямо джекпот сорвали. Нет, серьезно. Такие люди действительно есть. Вопрос в том, как часто мы их встречаем. И потом, в один период жизни он, может, и учитель, но уже спустя пару лет — алкоголик и дебошир.

История с содержанием жены тоже темная. Потому что предполагалось, что это родители берегут дочь «до венца», а вот муж — «до конца», со всеми вытекающими последствиями.

Вот только на скрижалях ничего не было написано про развод и раздел имущества.

И зря. Потому что неважно, что перед свадьбой современный человек не верит в развод. Зато развод верит в человека. И с каждым годом все сильнее. И институт семьи, которая вроде как один раз и до гроба, трещит по швам. А институт разводящейся семьи и вовсе горит синим пламенем.

Защитит себя сам

И хотя уже и многим женщинам есть что терять, горит он аккурат в зоне мужских интересов. Теперь на своих страшных форумах мужчины сбиваются в анонимные стаи и делятся секретами спасения имущества от стервятников. Адвокаты гремят законами и гонорарами. А иные мужья порой умудряются так все повернуть, что бывшая жена с двумя детьми, от которой он ушел к молодой пиявке, еще останется ему должна.

И неважно, чем обладает такой муж, — однушкой в Бибиреве или особняком в Грюневальде. За свое добро он кому угодно печень вырвет.

Закон — да, вроде есть, но в вопросах развода все будет определять человеческий фактор. А значит, будут бои без правил. Практика брачных контрактов пока не приживается в стране романтиков. А если такой контракт, о чудо, вдруг существует, то и он не гарантирует, что в роковой момент половина бизнеса вдруг не окажется, например, ловко «обанкроченной».

Мужчина хитро использует право сильного. Защищать свое добро — это да, отдавать и делиться — ни в какую. Вот тут он как раз слабый. Он даже готов оказаться жадным и жалким, лишь бы не разутым и раздетым. Но и в женщине не надо будить подлого зверя. Чувствуя слабое место, почти любая начнет бить туда кулаком и адвокатом. И, если она не налажала по дороге, закон, скорее всего, будет на ее стороне.

Развод по-итальянски

Во многих странах Европы закон все еще защищает интересы женщины, но в Италии он их защищает насмерть. Для итальянца развод — контрольный выстрел в кошелек и в голову.

Там мужчина обязан со всех сторон платить алименты, не только на ребенка, но и на содержание бывшей жены. Обязан. Точка. Он платит за все и в период сепарационе, когда в ожидании официального развода они с женой на несколько лет разъезжаются по разным адресам и живут каждый своей жизнью. Итальянцы говорят, что «после развода у тебя отберут все и ты будешь спать в машине, если хотя бы она у тебя останется».

Сейчас специальные комиссии работают над смягчением бракоразводных законов в Италии, но это перспективы. Реальность жестока и беспощадна к разводящимся мужчинам.
Но это католики.

Старое новое варварство

Пока весь мир раздумывает и примеряется, наш мужчина парит над любым законом. Застрявший, как жук в янтаре, в своем бессовестном и варварском прошлом, он вместе с ним рванул в счастливое будущее, где женщина, ок, победила, равноправие удалось, а значит, он никому ничего больше не должен. Бамбалейла! Я свободен.

Алименты? Какие алименты? Кому? С чего? Какой суд? Какое благородство? Щедрость? Чувство вины? Дети? Жена? Какая жена? Вы о чем вообще?

Возможно, общество просто тормозит и не успевает за этим прогрессивным мужчиной. Возможно, только ханжество и пережитки темных времен заставляют из двух образов — мужчины, который по своей воле обеспечивает бывшую семью, и мужчины, который, как жадная макака, распихивает все активы по углам и бубнит «с какой стати?», — выбирать первый.

Но наш мужчина уже очень далеко. В массе своей он давно сообразил, что совсем не обязательно терять, отдавать и расплачиваться. Благородство затратно. Жен много, я один. Если что, нужно хватать свое и бежать. А красиво это или нет — это лирика. Вас что, волнует красота шага, когда вы спасаете два завода, свой особняк на Мадейре или все ту же однушку в Бибирево?

С такой прытью рано или поздно мы все окажемся в этом стремном будущем. И там уже не будет привычных мужчин и женщин. Не будут работать устаревшие обязательства по половому признаку. Там вообще непонятно будет, кто победил и был ли мальчик?

И алименты там будет выплачивает тот, кто сильнее.

И вот теперь большой вопрос, мужчина ли это будет?

Из жизни00:0312 октября

Тяжелая рука

Хирург годами убивал и калечил пациентов. Никто не знал, как его остановить