Сексуальная справедливость

Надо ли восхищаться любвеобильными учительницами

В городе Волжский учительница 28 лет полгода занималась сексом со своим учеником 15 лет. Родители обо всем узнали и подали на нее в суд. Мнения общества уже полярные — мужчины в основном сопереживают и юному любовнику, и роковой училке. Ведь это же мечта любого — горячая учительница, которая преподает не только русский и литературу, но и секс-грамоту.

Помните, как в июле 2015 года Дженнифер Фихтер, учительницу, приговорили к 22 годам тюрьмы за сексуальные связи с тремя несовершеннолетними учениками?

37 половых контактов с подростками 17 лет. Судья графства Полк (Флорида) назвал Фихтер хищницей.

Но «обвинение вызвало широкие протесты в медиа, особенно в Европе», — сообщает Wikipedia.

Наверное, потому, что 22 года — это понятный срок за убийство. Но не за секс по взаимному согласию, пусть даже с несовершеннолетними.

При том что Фихтер не так уж проста — у нее уже были проблемы в другой школе, откуда ее уволили за какие-то шашни с учеником.

Если бы ей дали пять лет, ее жизнь все равно была бы разрушена. Во-первых, заключение — это не санаторий. Во-вторых, она бы никогда не смогла уже работать по специальности.

Да, это наказание всех возмутило, но с другой стороны — Фихтер спала с тремя своими учениками с 2012 по 2014-й, то есть с их 15 лет и до 17.

Многие писали, что сексуально активный подросток только и мечтает о такой вот учительнице. И сейчас тоже пишут, что биндюк 15 лет из Волжского должен был быть счастлив отношениям с опытной женщиной.

Но вот представьте на его месте не чужого сына, а своего. Или тем более — дочь.

Конечно, любовь бывает очень разной, и кто мы такие, чтобы быть уверенными в том, где тут у нас норма. И почему разница ей 30 — ему 45 лучше разницы, когда ей 15, а ему 28.

И да, ты можешь понять, возможно, свою дочь. Которую, допустим, никак не совращали, не обещали ей хорошие оценки, не угрожали плохими. Допустим, она искренне влюбилась и очень хотела близости с этим взрослым партнером.

А потом ты ставишь себя на место этого учителя и думаешь: «Вот что должно быть у человека в голове, чтобы чуть ли не на глазах у учеников, которых ты, возможно, помнишь еще совсем детьми, замутить интрижку с их сверстником?» Он же маленький! Он не младше, он правда маленький.

Ты думаешь — кто она, эта женщина? Насколько она в своем уме? И что она сделает в следующий раз? Соблазнит тринадцатилетнего подростка? Троих сразу? А если бы она была мужчиной?

Знаете, в этих историях очень важно, что оба фигуранта — и Фихтер, и наша из Волжского — женщины. Такое выходит немного гендерное правосудие. По мнению общества, если мальчика соблазняет женщина — это, скорее, счастье мальчику. Но если бы это была девочка? Боюсь, общество было бы в этом случае не таким терпимым.

Людям кажется, что женщина не может быть агрессором. Она вроде как сама жертва по умолчанию. Она скорее представляется потерявшей от страсти голову, а не рассудительной любительницей малолетних.

Женщина постарше все равно не тянет на совратительницу, потому что ее просто не могут вообразить в роли насильницы.

Мы в этом амплуа представляем только мужчин.

Но по факту женщина совершает точно такие же проступки, как и мужчина. Теоретически она может угрожать своему малолетнему ученику наказаниями и может при этом воспользоваться его сексуальной неопытностью и возбуждением. Да, этот гормональный подросток получит секс, но при этом он будет у него ассоциироваться с шантажом.

Был какой-то то ли датский, то ли шведский детективный сериал, где один из эпизодов был посвящен инцесту. Там мать домогалась маленького сына. Мы были шокированы — ты никогда не думаешь, что взрослая женщина может принуждать к оральному сексу семилетнего мальчика. На самом деле все просто, было бы желание.

Женщины так же извращены, изобретательны и агрессивны, как мужчины. И если одна из них так любит подростков, что теряет над собой контроль и занимается сексом со своим учеником, то никто не знает, что на самом деле происходит у нее в душе. Может, семилетние мальчики — ее следующий шаг?

Справедливость — она не имеет разделения по половым признакам. Мужчина-совратитель ничем не отличается от женщины.

И если представить на месте Фихтер мужчину 31 года, то, возможно, суровый приговор не будет уже выглядеть таким бесчеловечным. Секс с тремя девочками от их 15 лет до 17 — это как-то дико. Нет?

Проблемы равноправия решаются не только ради того, чтобы женщины зарабатывали так же, как и мужчины или чтобы их считали сексуальными даже с бритой налысо головой. А для того, чтобы в глазах общества закон был справедлив независимо от пола нарушителя или пострадавшего.

Общество так решило: секс с детьми — преступление. Для всех. Для мужчин и для женщин. И все ночные фантазии, все секс-видео о «мамочках друга» или «похотливых учительницах» не могут влиять на тот факт, что человек осмысленно преступил закон, подвергая риску психику несовершеннолетнего.

Россия00:0021 апреля

«Многие пожалели о своем решении»

Русские уезжали в Америку и пытались стать элитой. Получилось не у всех