Деньги даром

Почему не стоит хоронить идею безусловного дохода

Долой боязнь безработицы и нездоровья! Прощайте, долгие офисные часы в солнечный день и переработки в выходные! Здравствуйте, любимые развлечения и семейные вечера!

Базовый безусловный доход (UBI, unconditional basic income) для каждого без условий и ограничений сгладит перекос в распределении национального богатства и радикально изменит жизнь общества. Швейцарские левые активисты посчитали, что для их соотечественников UBI составляет 2,5 тысячи швейцарских франков, и 5 июня граждане Альпийской республики на общенациональном референдуме решали — раздавать эти деньги или не раздавать. Более 80 процентов эту идею не поддержали. Победила протестантская этика — кальвинистские представления о труде как высшей добродетели.

При этом предварительные данные опросов показывали, что «против» проголосуют лишь 57 процентов. Около 40 процентов швейцарцев, по апрельским данным социологов, собирались голосовать «за» или «скорее за» введение базового дохода, остальные говорили о себе как о «неопределившихся». Однако в конечном счете все эти сомневающиеся тоже проголосовали против UBI.

Это легко объяснимо. Идея раздавать деньги всем подряд, вне зависимости от образования, трудовых успехов, возраста, религии, семейного положения и политических взглядов, противоречит всем принципам, которым человечество следовало на протяжении своей истории. Всегда приветствовались конкуренция, естественный отбор, право сильного и ловкого. Это закрепилось на уровне пословиц и поговорок — «без труда не вытащишь рыбку из пруда», «труд сделал из обезьяны человека», «Господь терпел и нам велел».

Денег всем, даром, и пусть никто не уйдет обиженным? — Это крайне непривычный подход.

Но прорывное развитие технологий делает идею UBI все более актуальной. Напомню, до 50 процентов современных рабочих мест могут исчезнуть в следующие 10 лет благодаря роботизации производства. Поэтому на первом в мире «митинге роботов», который прошел 1 мая в Цюрихе, говорили именно о безусловном доходе. «Мы хотим работать за людей, чтобы освободить их от борьбы за доход. Мы очень хорошие работники. Но мы не хотим забирать рабочие места людей и усложнять им существование», — заявили организаторы акции.

Развитие технологий и повышение производительности труда стирает с лица государств «звериный оскал капитализма». Недавнее общеевропейское исследование показало: идею базового дохода поддерживает большинство — 64 процента — жителей Старого Света. В Финляндии, где местное социальное агентство KELA совместно с правительством начнет эксперимент по введению безусловного базового дохода с 2017 года, уровень поддержки еще выше — 67 процентов.

Всегда ли вредна халява? Действительно ли введение базового дохода приведет к увеличению числа бездельников и пьяниц, пропивающих выплаты по подворотням и паркам? Конечно, имея дело с людьми, заранее гарантировать ничего нельзя, однако все опросы показывают, что только около 4 процентов граждан бросят работать, получив безусловный ежемесячный доход.

Первые эксперименты с UBI также были положительными. Так, в одной из беднейших деревень в Намибии, где проживали около 1000 человек, благотворительные организации выплачивали в течение года каждому жителю ежемесячно по сто местных долларов (около 9 евро). В апреле 2007 года, когда благотворители только появились в деревне, местная жительница Эмилия Карисес рассказывала им о своей жизни так: «В некоторые дни нам совсем нечего есть, поэтому мы просто ложимся спать и просыпаемся наутро, так и не поев». Проведенное по результатам эксперимента исследование 2009 года показало, что качество жизни деревенских жителей резко повысилось. Дети стали лучше учиться. На 11 процентов увеличилась занятость. Открылись мелкие бизнесы — парикмахерские, булочные и т.п. Уровень преступности упал почти вдвое (на 42 процента). А доля живущих за чертой бедности сократилась с 76 до 37 процентов.

Аналогичные результаты у проведенного в 2011 году индийского эксперимента. Опять же за счет роста малого бизнеса.

В связи с чем хочу поделиться одним старым наблюдением за жизнью отечественных «богатых и знаменитых». В конце девяностых — начале нулевых я, помимо прочего, занималась выставками, оформлением загородных домов, квартирным дизайном, о чем уже писала в одной из предыдущих колонок. Среди клиентов попадалось много совершенно неизвестных широкой публике миллионеров с весьма туманным источником происхождения капиталов. Они покупали в Подмосковье участок в пару гектаров, строили на нем пятиэтажный коттедж… Но к моменту выбора штор их дети успевали подрасти и уезжали учиться за границу, родители перебирались поближе к ним, и коттедж фактически переходил в пользование приезжей обслуги. В одном таком коттедже семья уборщицы и садовника из Чебоксар прожила 10 лет, получая попутно неплохую зарплату.

А добраться до подобных дворцов стоило немалых трудов. Когда мы ехали к одному из таких клиентов, в машине то и дело раздавались указания: «Теперь мимо вон того бывшего коровника», «осторожнее, в этой луже на прошлой неделе КамАЗ утонул!», «За этими раздолбанными пятиэтажками будет шлагбаум, там въезд».

Наконец, район обветшалых, грязных и уродливых пятиэтажек, куда какой-то гений планирования переселил деревенских жителей еще в советскую эпоху, заканчивался. И взору открывался охраняемый, построенный из ультрасовременных материалов коттеджный поселок с огромными участками, альпийскими шале, кирпичными замками и бассейнами с самодвижущимися крышами.

Это был оазис богатства среди моря нищеты. Смотрелся он и грустно, и комично одновременно. Владельцы коттеджа объяснили, что поселок был построен вблизи пятиэтажек, чтобы «запитаться» оттуда электричеством и водой. Признали, что никогда не выходят за высокий забор поселка, потому что выходить, собственно, некуда. Больше всего это напоминало Средневековье — жизнь знати в охраняемом замке.

Эти люди имели миллионы, заказывали ткани по американским каталогам и мебель по итальянским, но при этом были вынуждены пробираться к Москве по разбитым дорогам мимо провалившихся коровников и проводить жизнь за высокими заборами, как зэки. Менталитет наших миллионеров был менталитетом нищих: набрать добра и спрятаться с ним в нору поглубже, чтобы не отняли.

Если не вкладываться в общественную инфраструктуру, в благополучие всего общества, каждый богатей вынужден каждый раз отстраивать свою собственную маленькую инфраструктуру — личную систему безопасности, личные дороги, личные чистые леса, озера и прочее. Но личный чистый воздух так не сделаешь. И приятную глазу добродушную толпу на улицах — тоже. Форма распределения богатств, когда «одним все, другим ничего», в современном мире невыгодна ни бедным, ни (сюрприз!) богатым.

Поэтому неудивительно, что миллиардеры сегодня отдают свои состояния на благотворительность. А идея «безусловного базового дохода» находит все больше сторонников не только среди завзятых леваков. Люди все больше осознают, что комфортнее быть просто богатым в окружении благополучных соотечественников, чем невероятно, фантастически богатым в окружении больных и нищих.

Наверное, и нам стоит присмотреться к экспериментам с UBI и европейскому опыту масштабной социальной поддержки. Если мы не хотим, чтобы наши собственные «маленькие Швейцарии» и дальше могли существовать исключительно за шестиметровыми заборами. И на их охрану приходилось тратить больше, чем на благоустройство.

Экономика15:0912 декабря

«Не буди лихо, пока оно тихо»

Экологические налоги и меры по улучшению климата вызывают протест во всем мире