Со скидкой на угрозы

Почему ЦБ оправдал ожидания оптимистов

Что у президента на уме, а у вице-премьера на языке — то у ЦБ в процентах. Неглинная оправдала самый оптимистичный (из реалистичных) прогноз, снизив ключевую ставку сразу на 0,5 процентного пункта — с 9,75 до 9,25 процентов годовых.

По законам финансового жанра, чем меньше стоят займы в рублях — тем привлекательнее вложения в иностранную валюту. Следовательно, 60 рублей за доллар — которые Аркадий Дворкович называет «равновесным курсом» — теперь более достижимы, чем, например, в минувший вторник. Когда Владимиру Путину во время встречи с ярославскими предпринимателями пришлось опять отвечать на сетования по поводу невыгодной экспортерам переоцененности рубля.

«Я просто боюсь сказать лишнее слово, чтобы не навредить. Потому что здесь угрозы со всех сторон», — заявил тогда президент. Но ЦБ доказал, что осознает эти разноплановые угрозы не хуже главы государства.

Ведь ключевая ставка снижена, несмотря на ускорение темпов инфляции. — С 18 по 24 апреля она, по данным Росстата, выросла на 0,2 процента, хотя предыдущие недели добавляли ценам лишь по 0,1 процента. При этом довольно мощным инфляционным драйвером становится бензин. Похоже, за счет внутренних потребителей нефтяники пытаются компенсировать потери, связанные с ограничением экспорта в рамках сделки с ОПЕК. А ЦБ явно возлагает большие надежды на ее продление. «В ближайшее время основным источником инфляционных рисков может стать возможная волатильность мировых товарных и финансовых рынков на фоне переговоров об ограничении добычи нефти странами-экспортерами. При этом в сценарии с ростом цен на нефть инфляционные риски будут ниже». — отмечает финансовый регулятор. Наверное, отечественным нефтяникам будет проще поддержать новое соглашение с ОПЕК, если рубль станет слабее.

Впрочем, и помимо экспортеров, в стране достаточно влиятельных игроков, заинтересованных даже не столько в изменении курса, сколько в снижении ставки как таковой. Тот же Росстат фиксирует почти 16-процентное сокращение объемов сдачи жилья по сравнению с первым кварталом 2016 года. Чем дороже ипотека — тем сложнее переломить этот тренд, который негативно отражается не только на финансовом самочувствии застройщиков, но также на демографической и политической ситуации в регионах.

Между тем ключевая ставка ЦБ — не просто главный «процентный» ориентир для банков, занимающихся жилищным кредитованием. Пока центробанковские депозиты приносят хороший доход, нет смысла охотиться за другими заемщиками. Для сравнения: с января по март 2017-го ипотечных кредитов выдано около 175 миллиардов рублей, почти на треть меньше, чем годом ранее. А банковская прибыль за это же время приблизилась к 340 миллиардам рублей, что втрое превышает результат аналогичного периода прошлого года. Более того, ЦБ устами зампреда Василия Поздышева прогнозирует триллионный заработок для своих подопечных по итогам 2017-го.

Иными словами, деньги у банков есть, но не для «ипотечников» и прочей «реальной» экономики. Это не очень хорошая новость для тех, кто сидит на голодном финансовом пайке. Но и ЦБ от этого радости мало.

Голь на выдумки хитра. Особенно в эпоху, когда даже у «работающих бедных» есть смартфон или хотя бы доступ к интернету. И нет никакой гарантии, что завтра не появятся отечественные приложения и цифровые платформы, позволяющие тем или иным гражданам или «хозяйствующим субъектам» решать свои финансовые проблемы в обход традиционной банковской системы. А следовательно, и в обход регулятора.

Парадоксально, но триумф ключевой ставки вместо того, чтобы снабдить ЦБ главными рычагами управления российской экономикой, рискует, наоборот, сделать ее менее управляемой и более «гаражной». Хотя при этом и вполне высокотехнологичной.

Подобный поворот сулит не меньше опасностей, в том числе и политических, чем инфляция. А потому едва ли стоит удивляться, что ЦБ все-таки решил оправдать оптимистичные прогнозы по поводу ставки.

Экономика00:0321 октября

Игра в танчики

Америка, Россия и Китай тратят на армию миллиарды. Кто делает это правильней?