Больше не холодная война

Почему отношения с США будут очень плохими, но совсем другими

Федор Лукьянов  главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Совета по внешней и оборонной политике, директор по научной работе клуба «Валдай»

В нынешней международной обстановке говорить о наступлении летнего затишья можно разве что стуча по дереву. Но все-таки вторая половина июля и август традиционно считается политическим межсезоньем. Значит, есть повод подвести итоги. Наиболее интересную, хотя не вселяющую оптимизм эволюцию претерпели российско-американские отношения. Долгожданная встреча Дональда Трампа и Владимира Путина на встрече «Большой двадцатки» стала вехой.

Главным событием условного политического сезона (осень 2016 — весна 2017) стала победа Трампа на президентских выборах в США, знаменовавшая приход новых времен. Успех «антисистемного» кандидата вызвал в России большой интерес и породил всяческие ожидания. Автору этих строк довелось еще прошлой осенью писать о том, что смена команды в Белом доме едва ли повлияет на характер отношений Соединенных Штатов и России, поскольку они уже несколько десятилетий покоятся на более чем прочном фундаменте: взаимное ядерное сдерживание и способность физически уничтожить друг друга. Пока этот фактор имеет место (а нет оснований ожидать его исчезновения), колебания от разрядок к обострениям и обратно будут повторяться.

Впрочем, кое-что явление Трампа все же принесло — новация, правда, оказалась не в лучшую сторону. В соответствии с заведенным циклом смена караула в Белом доме должна была стать залогом потепления и попыток разгрести хотя бы часть накопившихся завалов. Такое происходило регулярно, особенно после холодной войны, когда уходящего президента обычно упрекали за то, что он «потерял» Россию, а новый предпринимал усилия, чтобы ее вновь «разыскать». И Дональд Трамп, казалось, удачно вписывался в такую ритмичность: его ремарки в адрес Путина во время избирательной кампании заставили многих считать, что республиканский кандидат, а затем президент действительно готов к переменам.

Может быть, это было и так, хотя скорее симпатии к российскому руководителю обусловил его публичный образ «анти-Обамы». Трамп стремился на контрасте подчеркнуть несостоятельность уходящего главы государства, сокрушительная критика которого легла в основу всей его кампании. Но даже тактические улучшения отношений с Москвой оказались невозможны, потому что Россию «нашли» до Трампа: команда Хиллари Клинтон сделала тему российского вмешательства в американский выборный процесс одним из лейтмотивов — сначала избирательной кампании, а потом и атак на избранного президента с целью отомстить ему за провал. Как бы то ни было, вместо ожидавшегося циклического колебания вверх российско-американские связи обрушились до состояния, аналогов которому трудно припомнить.

Сегодня американский политический ландшафт в отношении России представляет собой печальное зрелище. Можно выделить три основные группы настроений. Демократы, которые считают Кремль виновным в поражении Хиллари, и именно это определяет их российский курс. Традиционные консерваторы-республиканцы, которые продолжают линию холодной войны и видят в России военного противника. Обе группы объединяет резкое неприятие того, что в Соединенных Штатах называют подрывом Россией основ американской демократии, вмешательством в политические процессы, которое считается аксиомой. Наконец, те, кого можно назвать трампистами и для кого Россия не была «злом по определению» — просто потому что она не занимает столь существенного места в их картине мира. Определенная индифферентность к России и готовность воспринимать ее как просто одну из заметных стран, взаимодействие с которой можно использовать в своих интересах, несло в себе позитивные возможности. Однако после того как Москва превратилась в главное оружие врагов Трампа, то же отстраненно-равнодушное восприятие из предпосылки для взаимодействия стало ему помехой. Россия не настолько важна для Трампа, чтобы ради отношений с ней идти на риски или даже просто прилагать серьезные усилия.

Что в сухом остатке?

Те, для кого Россия важна, смотрят на нее как на врага и источник зла. Дух холодной войны, но в ухудшенном виде. Тогда присутствовало хотя бы определенное уважение к сильному сопернику. Сейчас же у большинства антироссийски настроенных деятелей негативное отношение усугубляется еще и тем, что, мол, эта «бензоколонка, прикидывающаяся страной», (пользуясь выражением сенатора Маккейна) имеет наглость что-то вякать… Есть, конечно, и более серьезный взгляд, который фиксирует реально возросшие военно-дипломатические возможности Москвы, но опять-таки не с той точки зрения, что с ней надо договариваться, а в плане необходимости еще более жесткого сдерживания.

Для тех же, кто не настолько одержим зловредной русской угрозой и более свободен от наследия холодной войны, Россия просто второстепенна. Хорошо бы иметь с ней плодотворные отношения, чтобы использовать их в качестве дополнительного инструмента при решении проблем, которые по-настоящему важны. Но если не получается — ну ладно…

Дональд Трамп по-своему невероятно последователен, не в своем текущем поведении — тут как раз все может меняться, как в калейдоскопе, — а по системе взглядов. Как тридцать лет назад он говорил, что весь мир обирает Америку через существующую систему экономических и политических отношений, так твердит это и сегодня. Как в 1980-е сетовал на то, что Соединенные Штаты перестали уважать, так и сейчас обещает это уважение быстро восстановить. Как был убежден в том, что навыки и умения из сферы бизнеса прекрасно применимы в сфере управления государством и проведения международной политики, так и демонстрирует эту уверенность на практике.

В целом американская политика совершает крутой вираж, он не с Трампа начался и не им закончится. Эпоха холодной войны — той холодной войны, которую мы помним из второй половины ХХ века, — действительно уходит в прошлое. Признаки этого стали проявляться еще при Джордже Буше-младшем: разлад с европейскими союзниками, игнорирование России, смещение фокуса внимания на Ближний Восток. По-своему эту тенденцию продолжил Барак Обама — и Европа для него явно не играла большой роли, и линии противостояния, унаследованные от прошлого, его не заводили. К парадигме, больше напоминающей холодную войну, и Буш, и Обама соскальзывали по той причине, что у них не особенно клеилось со всем остальным. Да и Россия всеми силами напоминала о своем существовании и подталкивала к прежним форматам, поскольку оказалось, что другие между ней и Западом не срабатывают.

Трамп хочет уйти еще дальше от схемы прошлого столетия. Перестроить мировые экономические отношения так, чтобы они отвечали интересам исключительно США. Соответственно, главные визави и оппоненты — те, от кого зависит расстановка сил на торгово-экономической арене. Прежде всего Китай и Европейский союз — точнее, крупные европейские страны, в категориях ЕС американский президент не мыслит. Россия, как известно, в этой лиге не игрок. А те площадки, где Москва активно и временами умело играет, интересны американскому президенту в основном как инструменты достижения основных целей. Например, надавить на Пекин или заставить Европу быть более сговорчивой по темам, что волнуют Вашингтон.

Если добавить к этому острую политическую борьбу, которая идет в США и почти полностью поглощает управляющий класс, а также желание Трампа из всего извлекать выгоду и не допустить ощущения односторонних уступок (см. историю с пресловутой дипломатической собственностью, которая превратилась чуть ли не в главный сюжет российско-американских отношений), перспективы открываются безрадостные. Тем более что тема «Трамп и Россия» продолжает обрастать новыми внутриполитическим обстоятельствами, и завершения этой эпопеи не видно: скандалы, интриги, расследования подбираются все ближе к президенту.

Что делать?

Понять, что отношения с США сейчас и в неопределенной перспективе — не актив, а исключительно пассив. Что бы Москва ни делала — все обернется против нее, потому что будет подливать масла в огонь, на котором сейчас кипит малоаппетитное варево под названием американская внутренняя борьба. Ни протянутая рука, ни тактика поднимания ставок и «принуждения к диалогу», которую Россия использовала не раз, нужного результата не принесут. Осмотрительность особенно важна, потому что соотношение сил и интересов в Соединенных Штатах благоприятно для резких ответов на российские действия, но не для хитрых и продуманных комбинаций.

Активизировать политику на всех остальных направлениях, пользуясь тем, что положение дел в Америке ошарашивает очень многих. Восприятие США как фактора всеобщей нестабильности растет, как и желание многих игроков обезопасить себя от самобытности Вашингтона эпохи борьбы за власть.

Осознать, что парадигма, определяемая холодной войной и ее последствиями, безвозвратно уходит. Мир меняется кардинально, и темы, которые были главными для российской политики предшествующие два с лишним десятилетия, отходят на второй план. Бесконечное выяснение отношений с Западом по вопросу, кто виноват в том, что все так вышло, может, и интересно в плане осмысления пройденного, но не принесет никаких реальных политических плодов. Бессмысленно надеяться и на то, что отношения с США и Европой восстановятся до уровня общего политического проекта и глубокого взаимопонимания.

К Трампу можно относиться сколь угодно плохо, но заданный им вектор — эгоизм прежде всего — соответствует очередному повороту исторической спирали. И следующий период каждый будет заниматься собой, укреплением собственных внутренних позиций на фоне все более острой конкуренции, откровенно меркантилистской, а не ценностно-идеологической и даже в меньшей степени геополитической. Россия привыкла к другому — к той самой холодной войне, когда в международных отношениях доминировали идеологии и геополитика. Но придется адаптироваться.

Обсудить
Девочка не промах
История 16-летней немки, сбежавшей от семейных проблем в ИГ и ставшей снайпером
A protester reacts in front Moroccan police forces during a demonstration in the northern town of El Hoceima, Morocco, Thursday, July 20, 2017. Clashes between police and Moroccan protesters Thursday left at least 83 injured in clouds of tear gas and running battles at an unauthorized demonstration over inequality and corruption.Налетели на Риф
Пережив «арабскую весну», марокканская монархия вновь оказалась под ударом
Тимофей Бордачев: Им стыд, нам позор
России пора коренным образом изменить структуру отношений с Западом
Former Utah Gov. Jon Huntsman walks on a platform Tuesday, June 21, 2011, at Liberty State Park in Jersey City, N.J., after announcing his bid for the Republican presidential nomination, (AP Photo/Mel Evans)Многодетный мормон в Спасо-хаусе
Почему Трамп хочет назначить послом в России китаиста без знания русского языка
Президент Польши Анджей Дуда с супругойСудный день
Из-за планов судебной реформы поляки перессорились между собой и с Брюсселем
Схематичное изображение вращающейся черной дыры (черный цвет), бозонной оболочки (красный) и гравитационных волн (синий)Кудрявый сценарий
Раскрыт механизм усыхания черных дыр
Темник фюрера
Кровожадных нацистов испугал безбашенный инвалид: превью Wolfenstein II
Сверкая пятками
Как побег англичан от нацистов превратился в народный подвиг
Холодная она
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Взрывной блондинки» до «Рокового искушения»
На поклон
Николай II глазами кино — пока без «Матильды»
И тропинка, и лесок, в поле каждый колосок
Лучшие снимки финалистов фотоконкурса «Точка на карте. Память места»
Воровать — так миллион
Длительный тест Ford Kuga: выводы, конкуренты и стоимость владения
Все о новой рамной «Тойоте» для России
Все, что нужно знать о внедорожнике Fortuner
Как стать миллионером
Какую машину надо купить сейчас, запереть в гараже и обогатиться. Через несколько лет
Битва трех респектабельных седанов на солярке
BMW 5 серии против Mercedes-Benz E-класса и Jaguar XF
«Я ничего не делаю, и мне это нравится»
Откровения москвички, которая сдает жилье и принципиально не работает
Зарыться в песок
Купить квартиру на море теперь можно за миллион рублей и дешевле
Входят и выходят
Самые известные, необычные и дорогие бордели мира
У вас упало
Что на самом деле происходит с ценами на квартиры в Москве