Будущее "Евросети"

Пресс-конференция
07.10 01:48

Get the Flash Player to see this player.

Видео "Ленты.Ру", кликните на картинке для воспроизведения

Будущее "Евросети"

На вопросы читателей "Ленты.Ру" ответил бывший совладелец "Евросети" Евгений Чичваркин
Российские деловые СМИ еще весной 2008 года начали писать о том, что "Евросеть", одна из крупнейших розничных компаний в стране, в ближайшее время будет продана. Сделка состоялась в сентябре, причем покупателем выступил инвестор Александр Мамут, который также владеет "Живым журналом". Как изменится стратегия компании после прихода нового собственника? Чем займутся бывшие совладельцы сети? Насколько объявленная стоимость сделки (400 миллионов долларов без учета долга) соответствует реальной стоимости "Евросети"? На эти и другие вопросы читателей "Ленты.Ру" ответил Евгений Чичваркин, один из основателей и бывших владельцев компании.

Ведущий: Нам сказали, что вы только что вернулись из Цхинвали. Как впечатления? Что там сейчас происходит?

Евгений Чичваркин: Плохое. Я вообще не люблю, когда что-то было создано для людей, а другие люди это разрушили. Надо восстанавливать.

Ведущий: Что вы там делали?

Евгений Чичваркин: Мы открывали магазины "Евросети", потому что мы символ созидания и символ комфортности для работы, для бизнеса. Мы когда-то давно первыми открылись на Дальнем Востоке, в Грозном. И сейчас в Чеченской республике мы хорошо работаем, у нас 4 магазина. Мы не сомневаемся в том, что обслуживать граждан Южной Осетии- это прибыльное мероприятие.

Ведущий: Как вы считаете, другие российские компании также заинтересованы в том, чтобы там работать?

Евгений Чичваркин: Не сомневаюсь. Я думаю, что пара розничных банков и сетевой продуктовый дискаунтер появятся там в ближайшее время.

Ведущий: Почему вы продали компанию и почему именно сейчас?

Евгений Чичваркин: Потому, что сейчас возникло опасение, что мы не сможем рефинансировать долги перед новым годом. Это единственная причина.

Ведущий: Связана ли продажа с начавшейся рецессией и экономическим спадом, и повлияло ли все это на цену?

Евгений Чичваркин: В России нет рецессии, нет экономического спада, потому что потребление пока поддерживается. Я надеюсь, что оно и в дальнейшем будет поддержано, так как у всех регуляторов есть понимание, что нельзя допустить снижение потребительского спроса. Никаких предпосылок в российской экономике для этого снижения нет.

Ведущий: Вы довольны той ценой, за которую продали компанию?

Евгений Чичваркин: Конечно, нет, потому что это недооценка в разы.

Ведущий: Не жалеете ли вы о том, что не продали компанию раньше, когда, может быть, была возможность продать дороже?

Евгений Чичваркин: Нет, не жалею. Задача была не продать компанию дороже, а развивать ее, жить в ней и созидать.

Ведущий: Не было ли какого-то давления на вас со стороны властей или силовых структур?

Евгений Чичваркин: По всем сигналам, полученным от властей - к нам относятся достаточно хорошо, и мы идем в ногу со временем и современной общественной жизнью России. И еще раз говорю - единственная причина была: опасение, грубо говоря, просрать новый год, не закупив нужное количество телефонов. Я не готов из-за личной гордыни потонуть вместе с компанией. Пусть компания будет в надежных, крепких руках состоятельных людей, которые способны рефинансировать долги в сложный для мировой экономики период.

Ведущий: Наш читатель из Санкт-Петербурга спрашивает о неком таможенном скандале, который там произошел и связан с компанией "Евросеть". Якобы в контейнере "Евросети" нашли наркотики. Не было ли это какой-то заказной акцией, чтобы снизить стоимость компании перед продажей?

Евгений Чичваркин: Это херня полная. Есть люди, которым всегда хочется представить кого-то в виде гадов, преступников и каких-то бытовых сволочей. Там же могли еще найти каких-нибудь несовершеннолетних амазонских попугаев, все что угодно.

Ведущий: Естественно, были вопросы об уголовном деле, которое возбуждено против нескольких ваших сотрудников. Повлияло ли это дело на ваше решение о продаже компании и чем, как вы думаете, оно закончится?

Евгений Чичваркин: Если есть законность и закон, то ничем плохим для компании и сотрудников это не закончится. У меня нет ни малейшего сомнения в том, что в основе этой проблемы лежит клевета, наглая клевета.

Ведущий: Не боитесь ли вы за свою безопасность?

Евгений Чичваркин: Я вчера на винтовом самолете прилетел в Ингушетию, приехал в город, куда трое журналистов из пяти побоялись ехать. Чего мне бояться? Я делаю, я создаю, я созидаю. Я создаю компанию, я создаю прибавочный продукт, я создаю настроение у людей. Если бы вы видели вчера, каким настоящим городским праздником было наше открытие! Люди и дети просто стояли несколько часов вокруг магазина и смотрели как на островок цивилизации (потому что это единственная вывеска, которая светится). Я созидатель - чего мне бояться.

Ведущий: Логика людей, которые задаются таким вопросом, состоит в том, что если проблемы возникли у сотрудников, то они могут возникнуть и у вас лично.

Евгений Чичваркин: Еще раз говорю, что если есть закон, никаких проблем не будет.

Ведущий: То есть вы не собираетесь уезжать из страны или что-то в этом роде?

Евгений Чичваркин: Нет, я не собираюсь выезжать (я могу выехать на каникулы) и работать вне страны.

Ведущий: Каковы ваши дальнейшие планы? Вы собираетесь оставаться в "Евросети" в качестве управленца, в качестве руководителя?

Евгений Чичваркин: Да. Такая договоренность есть, она абсолютно добровольная и безвременная,она нас устраивает. Я с удовольствием отдам все свои мозги и силы, чтобы в компании все было хорошо.

Ведущий: В связи с продажей вами компании возникают вопросы: не собираетесь ли вы заниматься какими-то новыми проектами?

Евгений Чичваркин: Все мои силы и мысли направлены на "Евросеть".

Ведущий: Не поступали ли вам предложения о работе из каких-то других компаний?

Евгений Чичваркин: Поступали, но я не буду работать наемным человеком в принципе.

Ведущий: Как вы считаете, выгодно ли сейчас заниматься крупным бизнесом в России?

Евгений Чичваркин: Конечно. Умеючи.

Ведущий: Это не опасно?

Евгений Чичваркин: Опасно на ветру стоять, потому что может продуть.

Ведущий: Не собираетесь ли вы издать "Письма внутреннего пользования" отдельной книгой?

Евгений Чичваркин: Нет, я не собираюсь создавать книги. Во всяком случае, писать. Есть уважаемые писатели, называть себя писателем при отсутствии навыков и талантов - заносчиво.

Ведущий: Продолжаете ли вы их писать?

Евгений Чичваркин: Нет. Все изменяется, все развивается. Сейчас есть видео. Я обращаюсь к сотрудникам по видео.

Ведущий: А это только для сотрудников, для внутреннего пользования?

Евгений Чичваркин: Только для внутреннего пользования.

Ведущий: Многие считают, что у вас такой жизненный опыт и такие знания, что вам, может быть, следовало бы их собрать, передать.

Евгений Чичваркин: Я сделаю это, когда буду стареньким.

Ведущий: Как вы собираетесь распорядиться деньгами, которые вы получили от продажи компании? Может, во что-то их вложите?

Евгений Чичваркин: Там не такая уж значительная сумма, чтобы говорить о чем-то грандиозном. Кафе открою для психов.

Ведущий: Как это будет выглядеть?

Евгений Чичваркин: Все психически ненормальные люди там найдут свое счастье, и меню будет таким же.

Ведущий: Наших читателей волнует судьба вашего ЖЖ.

Евгений Чичваркин: Надо было реагировать более адекватно на предыдущие посты. Мне показалось, что я впустую что-то делаю. У меня есть 30000 сотрудников, которые задают вопросы, а я не успеваю отвечать. Но там, если я отвечу, то хоть будет польза, несмотря на то, что вопросы могут быть просто тупые, а здесь я не увидел возможной пользы.

Ведущий: Что-то изменится сейчас в "Евросети", будут ли какие-то перестановки?

Евгений Чичваркин: В худшую сторону точно нет. Будут изменения в лучшую сторону.Сегодня ночью начнут iPhone продавать [интервью проходило днем 2-го октября - прим. Ленты.ру]. Каждый iPhone - это гвоздь в гроб социализма. Средство индивидуальной информации. Это касается не только iPhone, я имею в виду интересные, мощные коммуникаторы, начиная с HTC Touch Diamond и iPhone, и заканчивая тем, что выйдет в следующем году. Все те модели, которые уже не телефоны, а конвергентные, полноценные устройства.

Ведущий: Вы ожидаете хорошие продажи? Есть такое мнение, что все, кому было нужно, уже купили.

Евгений Чичваркин: Нет, я не ожидаю хороших продаж. У меня нет оценок. Мы продадим больше всех, но это будут не те продажи, не круглосуточные очереди, которые вы могли видеть в интернете... Очереди, давки - этого не будет.

Ведущий: А компанию Apple обвиняют в том, что ей удалось из себя создать кумира, в том числе и для России.

Евгений Чичваркин: Но не для России. У нас нет кумиров, так как у наших людей очень размытое чувство того, на кого надо равняться. В России известные люди даже в рекламу себя дорого продать не могут, потому что не являются авторитетом. Это ужасно, это реальная проблема, она меня заботит. Нет авторитетов, нет кумиров, нет людей, с которых берут пример. Все подвержено сомнению, чувству, что все не так, не по-настоящему. Если кто-то успешный, то он, наверняка, просто какой-нибудь скрытый уголовник. У нас, к сожалению, есть эта проблема: чудовищный блок в голове, который не дает развиваться.

Ведущий: Может быть, это связано с тем, что в сознании основной массы населения существует такая мысль, что честно заработать много денег в России нельзя?

Евгений Чичваркин: Кроме этого и хорошо научиться в футбол играть нельзя. Даже если патриотично настроенные люди ставят под сомнение честность матчей, в которых Россия выиграла - это полный нигилизм и неверие.

Ведущий: Под сомнение это сначала поставила испанская пресса...

Евгений Чичваркин: Среди русских людей эта риторика тоже звучала. Еще раз говорю - нет кумиров, нет авторитетов, нет центров системы координат,на которые можно равняться, нет тех, на кого хочется быть похожим. Это большая проблема. Национальные лидеры должны быть - без них нет ни нации, ни общества.

Ведущий: Откуда у компании такие долги? Она же считалась успешной. Пресса пишет, что у компании скопились очень большие долги. И вы сами упомянули, что продали ее достаточно дешево именно из-за них.

Евгений Чичваркин: Чтобы все это построить таким образом, как это устроено сейчас, нужны средства. Понимаете, все это создается не на вымышленные деньги, а на реальные. Чтобы построить магазин, нужно сначала заплатить деньги, чтобы купить телефоны - нужно заплатить реальные деньги, чтобы построить склад, закупить оборудование, войти в систему, которая умеет считать - это все затраты. А норма прибыли и уровень прибыли, в те годы, когда они были, - не столь велики, чтобы можно было развиваться. Естественно, мы заимствовали средства, тем более, долгие годы была тенденция к упрощению и удешевлению заемных средств, что толкало и наше потребление, и нашу экономику вперед. Можно вспомнить о том же нацпроекте, которым два года назад занимался Дмитрий Анатольевич Медведев, он говорил о важности и доступности ипотеки, чтобы люди переезжали в свое собственное жилье, так как это способствует развитию еще очень и очень многих факторов. И что мы сейчас видим? Из-за мирового кризиса ипотека практически стоит. Если еще недавно людям до переезда в квартиру оставалось полгода или год, можно было накопить, и ставки шли на встречу, то сейчас может случиться большая демотивация, если вовремя не среагировать. Это абсолютно нормально - жить в долг. Если ты уверен в себе и своей работе, то результат своей работы ты можешь обменять. Это абсолютно нормальная, цивилизованная форма кредитования малого бизнеса.

Ведущий: В России никто не чувствует уверенности в завтрашнем дне.

Евгений Чичваркин: Сейчас уверенность в завтрашнем дне никто в мире не чувствует! А у России есть все шансы, чтобы для нас это был кризис недоверия часть вторая, а не полноценный экономический кризис.

Ведущий: Если бы у вас была возможность начать все сначала, вы сделали бы что-то по-другому?

Евгений Чичваркин: То же самое, только быстрее, мощнее и веселее.

Ведущий: Каковы перспективы общения "Евросети" с Nokia? Вроде бы, с ними постоянно возникают какие-то проблемы?

Евгений Чичваркин: Никаких проблем, слава богу. Все идеально, нет обязательств, нет проблем.

Ведущий: Ваша компания на рынке акций не присутствует?

Евгений Чичваркин: Нет. А если бы присутствовала, возникла бы такая же проблема.

Ведущий: А есть ли это в перспективе?

Евгений Чичваркин: Как только, говоря финансовым языком, все рынки откроются - для этого будут все предпосылки. Этого можно ожидать, но вопрос не совсем ко мне, потому что это решение должны принимать держатели акций. Мы не так давно работаем вместе, чтобы можно было говорить за них.

Ведущий: Интересуются судьбой благотворительного фонда "Евросети". Как он сейчас работает и будет ли работать?

Евгений Чичваркин: Работает и будет работать. Красивая история. Надо быть полностью сумасшедшим человеком, чтобы ее похоронить. Тем более, что все взносы идут со стороны покупателей (прибыль от браслетов), никаких затрат. Я думаю, что он и дальше будет работать на благо детей из больших семей, на их образование и здоровье.

Ведущий: Как вы оцениваете результаты вашего сотрудничества с певицей Земфирой, чей альбом вы распространяете в своей сети, и нет ли у вас плана работать с музыкантами по этой же схеме?

Евгений Чичваркин: Мы ушли в минус, получив Земфиру в рекламе. По сути, то на то и вышло.

Ведущий: Заниматься чем-то подобным больше не хотите?

Евгений Чичваркин: Почему? Хотим. Лучше жалеть о том, что сделано, чем о том, что не сделано. Мы не жалеем. Просто мы хотели заработать, а у нас не получилось. Бизнес зависит от опыта, от умения договариваться и от продукта. Есть же интернет, а все будущее за интернетом.

Ведущий: Вопросы о ваших взаимоотношения с партией "Единая Россия". Вы в ней состоите?

Евгений Чичваркин: Нет, я в ней не состою, но в рамках организованного мероприятия "Россия 2020 год" я являюсь оператором сессии "Новый вид". Проблема кумиров, о которой я говорил раньше, здесь поднята, и я считаю, что мы занимаемся очень правильной и полезной деятельностью.

Ведущий: А вы себя как-то видите в политике?

Евгений Чичваркин: Нет. Все что ты делаешь, надо делать профессионально. Я профессионально умею торговать, как мне кажется, здесь, наверное, надо вырабатывать в себе больше цинизма, быть спокойней, смотреть дальше вперед, на более отложенный результат. Не знаю, наверно, нет.

Ведущий: А та ситуация, которая сложилась вокруг компании в связи с уголовными делами, никак не повлияла на вашу лояльность к власти?

Евгений Чичваркин: На отношение к государству, к тем людям, которые принимают решение, данная ситуация не повлияла абсолютно.

Ведущий: Сейчас существует такое распространенное мнение, что компанию "Евросеть" "прессуют" силовые структуры, так же как они "прессуют" "Арбат Престиж" или... список можно продолжать.

Евгений Чичваркин: Не надо сравнивать общую политику государства,людей, которые принимают стратегические решения в государстве и отдельных сотрудников ведомств. Не надо смешивать эти два понятия. К сожалению, у них разные задачи и ориентиры.

Ведущий: Не повлияла ли случайно ваша легендарная машина "Волга" на отношение властей к вам?

Евгений Чичваркин: Меньше надо читать псевдоисторической беллетристики. Можно в переходе купить книжку и там будет написано, что у актрисы такой-то был неправильный цвет или разлет бровей и Сталин посадил ее на 20 лет. Меньше читать надо такой хреноты, и таких вопросов не будет.

Ведущий: А как вы оцениваете фигуру Сталина?

Евгений Чичваркин: Это очень многогранная фигура. Вчера открылся магазин, кстати, на улице Сталина. Есть какие-то вещи, очень жестокие, но они соответствовали тому времени. Есть совершенно чудовищные преступления, а есть удивительные позитивные результаты, в том числе экономические и общегосударственные. Это очень большой вопрос. Это фигура значимая, мощная и неоднозначная. Там есть совершенно крайние проявления террора граждан и созидание удивительных вещей в мировом масштабе. Например, 1928 год - планетарий, от решения о постройке до первых посетителей прошло 12 месяцев, архитектору 24 года, модный архитектор был. Вот сейчас это возможно? Нет. Потому что 2,5 года будут согласовывать и друг другу бумажки носить. Сколько был рост ВВП в 38-39? Около 20 процентов. Что было в жертву принесено - сотни тысяч, миллионы жителей. И непонятно, выиграли бы войну, если бы такие жертвы не были принесены. Там больше вопросов, чем ответов. Для меня это очень интересная фигура. Я стараюсь, по мере возможностей, изучать тот период времени. Мы должны уважительно относиться к этому периоду и адекватно оценивать результаты деятельности столь мощной и неординарной личности. Огульно говорить, что он преступник или что Сталина на вас нет, так держать. И то, и то - недоразвитость.

Ведущий: Вероятно, жители России, к примеру, не очень бы хотели, чтобы их принесли в жертву, пусть даже какой-то идее.

Евгений Чичваркин: Это зависит от настроя, вызванного пропагандой.

Ведущий: В одном печатном издании была опубликована выдержка из вашего письма сотрудникам компании: "Гордые почитатели КЗОТа - за дверь". А правда ли вы так относитесь к трудовому законодательству, и если да, то почему?

Евгений Чичваркин: Это выдернутая из контекста фраза. Когда люди, живущие на Севере и на Дальнем Востоке хотели, чтобы к той формуле зарплаты, которая есть, были добавлены северные и другие коэффициенты сверх нашей обычной формулы. Было очень много попыток (особенно в начале) вымогательства, путем использования законных путей, защищающих жителей Севера и Дальнего Востока. И это была реакция. Мы все равно там платим больше, чем по рынку. Просто люди совершенно не привыкли работать, они привыкли получать блага за то, что они соизволили там находиться.

Ведущий: Наших читателей беспокоит то, что они стали видеть ваши фотографии в классической одежде. Что случилось?

Евгений Чичваркин: Было два протокольных мероприятия: одно - инаугурация президента, а второе - встреча президента с бизнесом. Проявить неуважение к первым лицам государства, не выполнив дресскод, это глупость. В ресторане дрескод - это гордыня, пошел этот ресторан на три буквы. А если приглашает президент, то надо должное уважение не только проявлять, но еще и демонстрировать. Это абсолютно нормально и естественно.

Ведущий: Смогли ли вы реализовать все свои мечты и планы, которые у вас были на сегодняшний день или что-то еще осталось?

Евгений Чичваркин: Нет, конечно; люди, которые выполнили все свои мечты и планы, в двух телогрейках лежат под забором, потому что у них что есть - то и надо. Именно потребности двигают человека вперед. Потребности, желания, амбиции - это естественный мотиватор всех исторических процессов вообще.

Ведущий: Вы разделяете планы и мечтания?

Евгений Чичваркин: Нет, практически нет. Бесплотные мечты - это же глупость, как "А если бы я был дюймовочкой..." - ну и зачем об этом думать? Можно минут 20 на это потратить, и это время будет вычеркнуто из жизни. Можно потратить время на созерцание желтых листьев, это полезно.

Ведущий: Люди интересуются: как вам удается поддерживать себя в форме, ведь наверняка у вас не 8-ми часовой рабочий день?

Евгений Чичваркин: Ну где-то 8-ми часовой, всегда так было.

Ведущий: А как вам удается столько всего успеть сделать? Многие люди, у которых серьезный бизнес, жалуются, что недостаточно времени.

Евгений Чичваркин: Проблема делегирования полномочий: выбрал человека - надо ему доверить, пусть работает. Люди, которые работают по 16 часов в сутки - они просто хотят работать 16 часов в сутки. Надо полномочия делегировать.

Ведущий: Есть у вас какие-то принципы, которые помогли вам создать успешный бизнес, но при этом остаться собой, или чем-нибудь вам все-таки пришлось пожертвовать в своей частной жизни ради бизнеса, ради работы?

Евгений Чичваркин: Безусловно, временем общения с детьми приходится жертвовать - это единственное, что вызывает внутренний конфликт и диссонанс.

Ведущий: Читатели просят вас рассказать о своей семье, о том, любите ли вы детей, как вы их воспитываете?

Евгений Чичваркин: Очень люблю детей. Если будет вдруг сообщение, что я их ем по ночам - это клевета.

Ведущий: Как вы считаете, имеет ли смысл получать образование заграницей, имеет ли смысл отправлять туда детей учиться?

Евгений Чичваркин: Я процитирую Игоря Ивановича Шувалова: "Нам нужны знания со всего мира, не бойтесь отправлять детей заграницу. Если вы их правильно воспитали, они вернутся сюда и все лучшие знания здесь посеют". Есть общемировое знание, и мы не должны закрываться - это хорошо и правильно. Только не надо отправлять детей учиться абы куда, только в лучшие места - университеты Швейцарии, Франции, Великобритании, США.

Ведущий: А состояние нашего образования как оцениваете?

Евгений Чичваркин: Как плохое. Особенно высшее образование. Люди старой формации принимают решения, они не приспособились к нынешней жизни, для них все еще Советский Союз, они не понимают происходящего и не принимают его, они не способны обучить детей ничему путному. Есть ли коррупция в вузах - нет коррупции - учат не тому! Была бы хоть внутренняя аура правильная, созидательная. А не слушать рассказы преподавателей, которые свои личные проблемы, неурядицы, жизненную несостоятельность переносят на тех людей, которые должны быть успешны, которые должны быть той самой элитой. Все неправильно, образование должно быть престижным, его надо популяризировать, для того, чтобы лучшие люди страны, мира приезжали и учились здесь. Естественно, за это нужно платить, но это нужно совершенно по-другому популяризировать, чтобы лучшие преподаватели мира могли сорваться со своих мест, как это было при Петре, и приехать сюда учить, чтобы здесь передавали лучшие мировые знания лучшим детям.

Ведущий: Вы придаете значение образованию людей, которых собираетесь принять на работу?

Евгений Чичваркин: Нет, потому что то, что написано в бумажке - ничего не значит. Уровень развития интеллекта и гуманитарной культуры, безусловно, важен, но то, что написано и какой это диплом - сейчас это не имеет значения. Надо смотреть на человека, а не на диплом.

Ведущий: А какова ваша кадровая политика? На что вы обращаете внимание в первую очередь и чему вы учите кадровиков?

Евгений Чичваркин: 80 процентов наших людей - это продавцы, поэтому самое основное, самое важное - быть доброжелательным от природы человеком, это 80 процентов успеха компании, работающей в рознице и сервисе. Знания по телефонам, умение быстро, четко и качественно работать - все приложится, быть доброжелательным от природы - это залог успешной карьеры в компании. И быть не ленивым, естественно.

Ведущий: И вопрос в тему от девушки, которая являлась вашей бывшей сотрудницей, она работала в "Евросети" и пишет, что сотрудники компании вас просто обожают. Она спрашивает, это сложилось само собой, или вы как-то целенаправленно с ними работаете?

Евгений Чичваркин: Нет, я в 12:15 включаю специальный магнит, который светится разными лучами, и он вызывает такую неподдельную страсть, что пока люди едут с работы или спят, они даже не чувствуют, как вместо того, чтобы учить английский или заниматься чем-то еще, они начинают испытывать любовь и влечение к компании.
Ну а если серьезно, мы старались быть последовательными и не врать. Это большое мужество после Советского времени - не быть формалистами и не врать сотрудникам. Потому что люди, элементарно, приходят на работу и заполняют в анкетах не все графы. Их спрашивают: "Почему ты заполняешь не все графы?". То есть люди настолько привыкли жить в ненастоящем, в несуществующем мире, где есть просто такие графы, ради чего-то происходящие вещи, ради чего-то созданные структуры, какие-то процессы для самообмана, для чудовищного формализма. Это советское наследие, и оно занимает большую часть мозга - это бред, который надо из себя изгонять, он выходит с потом.

Ведущий: Скажем, в графе резюме "личные качества" очень многие не знают, что нужно писать.

Евгений Чичваркин: Напишите: "Я хороший". Надо спросить, почему ты считаешь себя хорошим. Если человек честно и прямо ответит, то все остальные ответы не будут вызывать сомнений, тогда уже можно делать вывод, что можно договариваться. Точно так же будут восприняты те правила, которые есть в компании, и задания, которые компания дает сотрудникам.

Ведущий: И заключительный вопрос: как вы считаете, в современной России выгоднее заниматься торговлей или производством?

Евгений Чичваркин: Это одно и то же. Есть часть, когда ты отливаешь заготовку, следующий этап, когда ты ее выпиливаешь, красишь, когда кладешь в коробочку, и эта коробочка продается людям - это все часть одного производственного процесса, единого процесса созидания. До прилавка созданное ничего не стоит, оно начинает стоить только тогда, когда за это в кассу отнесены деньги, до этого - это просто железка, это заготовка, она становится телефоном только после того, как по ней начинают звонить, после того как за нее заплатили. Мы часть производственного процесса - самая красивая и самая благородная.

Ведущий: Но, тем не менее, почему-то большая часть товара, которая продается в России, произведена за ее пределами.

Евгений Чичваркин: Потому что у нас огромный labor cost, высокие таможенные пошлины, потому что у нас плохая инфраструктура, чем власти озаботились, и, я надеюсь, что у нас будет достаточно внимания уделено инфраструктуре. Labor cost реальная проблема, и пока непонятно - что нужно сделать, чтобы ее решить.

Уважаемые читатели, в связи с тем, что времени, отведенного на запись интервью с Евгением Чичваркиным, было заведомо недостаточно для того, чтобы задать ему все ваши вопросы, мы отобрали только те из них, которые показались нам наиболее интересными. Тем, кто не дождался ответа на свой вопрос, приносим наши извинения.
Обсудить