Новости партнеров

Одну из древнейших икон Русского музея передадут в коттеджный поселок

Одна из старейших икон Русского музея, "Богоматерь Одигитрия", по решению министерства культуры должна быть временно передана в новопостроенную церковь Александра Невского в коттеджном поселке "Княжье озеро", что в Истринском районе Подмосковья. Об этом пишет "Коммерсант".

Икона датируется XII-XIV веками. Ее сохранность считается критической: икона может рассыпаться, из-за чего в Русском музее ее не показывают в экспозиции. С XVII века она хранилась в Корсунско-Богородицком соборе города Торопец; на хранение в Петербург ее перевезли в 1930-х. В последние годы община восстанавливаемого торопецкого храма неоднократно просила вернуть икону, однако власти отвечали отказом. Так, 24 ноября представитель Минкульта заявил "Коммерсанту", что Корсунско-Богородицкий собор не может обеспечить необходимый для иконы режим хранения.

Однако 25 числа директор департамента культурного наследия и изобразительного искусства министерства Рамазан Колоев направил в Русский музей распоряжение о передаче иконы - правда, не в Торопец, а в коттеджный поселок "Княжье озеро" (24-й километр Новорижского шоссе). Основанием для решения стало письмо патриарха Кирилла министру культуры Александру Авдееву.

Как пишет "Коммерсант", единственным объяснением передачи иконы в коттеджный поселок может быть только то, что финансовую помощь Корсунско-Богородицкому собору оказывает Сергей Шмаков, президент строительной компании "Сапсан", занимающейся проектом "Княжье озеро". В его секретариате комментировать ситуацию отказались.

Газета отмечает, что решение сейчас за музеем. Сотрудники отдела древнерусского искусства уже заявили его директору, что икону транспортировать нельзя. Похожая ситуация сложилась в конце 2008 года, когда рассматривалась возможность на три дня отправить "Троицу" Андрея Рублева в Троице-Сергиеву лавру. Тогда этому воспротивились сотрудники Третьяковки.

Культура01:3915 августа
Эдуард Успенский

Не тратил время зря

Он придумал Гену, Чебурашку и кота Матроскина: каким запомнят Эдуарда Успенского