Культура

Иконный спорт Скандальная выставка Марата Гельмана доехала до Петербурга

36 фото

В Санкт-Петербурге 29 марта со второй попытки открылась выставка «Icons» куратора Марата Гельмана, которая будет работать около месяца в выставочном центре «Ткачи». Экспозиция, успевшая побывать в Краснодаре и Перми, завоевала репутацию скандальной, а сам Гельман, пытавшийся почти год выстроить диалог между искусством и церковью, из-за нее был окрещен безнравственным богохульником. Специально для «Ленты.ру» фотограф Сергей Максимишин побывал на открытии выставки, в действительности исследующей икону как художественный феномен — и убедился, что в культурной столице ее встретили в целом культурно.

Выставка «Icons» изначально должна была открыться в Петербурге в ноябре 2012 года, однако принимающая сторона в лице фонда поддержки современного искусства «Рицорди», видимо, испугалась скандальной славы экспозиции, ставшей, по сути, символом борьбы с мракобесием.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

Выставка «Icons» изначально должна была открыться в Петербурге в ноябре 2012 года, однако принимающая сторона в лице фонда поддержки современного искусства «Рицорди», видимо, испугалась скандальной славы экспозиции, ставшей, по сути, символом борьбы с мракобесием.

Фонд «Рицорди» попросил перенести проведение выставки. Однако Гельман, постоянно подчеркивающий, что «Icons» никого не оскорбляет, а исследует взаимоотношения художника с сакральными образами, решил отменить ее вовсе.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

Фонд «Рицорди» попросил перенести проведение выставки. Однако Гельман, постоянно подчеркивающий, что «Icons» никого не оскорбляет, а исследует взаимоотношения художника с сакральными образами, решил отменить ее вовсе.

Осенью 2012 года фонд «Рицорди» решил, что в Петербурге не самая благоприятная атмосфера для «диалога между искусством и церковью» — в городе уже вовсю боролись с пропагандой гомосексуализма, запретили «Лолиту», а также активизировались казаки, которые с особым рвением перекрывают кислород всему якобы «антирелигиозному».

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

Осенью 2012 года фонд «Рицорди» решил, что в Петербурге не самая благоприятная атмосфера для «диалога между искусством и церковью» — в городе уже вовсю боролись с пропагандой гомосексуализма, запретили «Лолиту», а также активизировались казаки, которые с особым рвением перекрывают кислород всему якобы «антирелигиозному».

В 2012 году до своего несостоявшегося открытия в Петербурге выставка успела побывать в Перми, где прошла очень успешно, и произвести фурор в Краснодаре.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

В 2012 году до своего несостоявшегося открытия в Петербурге выставка успела побывать в Перми, где прошла очень успешно, и произвести фурор в Краснодаре.

Именно на Кубани она прославилась на всю страну  – теплым отзывам людей, посетивших экспозицию, предшествовали обвинения в оскорблении верующих со стороны православных активистов.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

Именно на Кубани она прославилась на всю страну – теплым отзывам людей, посетивших экспозицию, предшествовали обвинения в оскорблении верующих со стороны православных активистов.

Официальное открытие «Icons» было сорвано, Марата Гельмана «прогоняли вон с Кубани», потому что вместе с ним идут «зло, разрушение и растление души», и даже плевали куратору в лицо.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

Официальное открытие «Icons» было сорвано, Марата Гельмана «прогоняли вон с Кубани», потому что вместе с ним идут «зло, разрушение и растление души», и даже плевали куратору в лицо.

Против экспозиции выступили представители Ставропольской и Невинномысской православных епархий, а Екатеринодарская и Кубанская обозвали Гельмана отрицательным отмером для православия.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

Против экспозиции выступили представители Ставропольской и Невинномысской православных епархий, а Екатеринодарская и Кубанская обозвали Гельмана отрицательным отмером для православия.

В Петербурге православная общественность в итоге встретила «Icons» иначе, хотя еще за несколько недель до открытия проходили протесты представителей «Народного собора», партии «Родина и «Профсоюза граждан России», а куратора в очередной раз назвали деятелем псевдокультуры.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

В Петербурге православная общественность в итоге встретила «Icons» иначе, хотя еще за несколько недель до открытия проходили протесты представителей «Народного собора», партии «Родина и «Профсоюза граждан России», а куратора в очередной раз назвали деятелем псевдокультуры.

Однако в конечном итоге Марат Гельман добился значительного успеха в выстраивании диалога между миром художественным и миром религиозным: по его словам, один из сопроводительных текстов для экспозиции написал Всемирный православный собор (вероятно, имеется в виду Всемирный русский народный собор — прим. «Ленты.ру»).

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

Однако в конечном итоге Марат Гельман добился значительного успеха в выстраивании диалога между миром художественным и миром религиозным: по его словам, один из сопроводительных текстов для экспозиции написал Всемирный православный собор (вероятно, имеется в виду Всемирный русский народный собор — прим. «Ленты.ру»).

На открытии в Петербурге не было казаков и драк, всего несколько человек с плакатами, только, наоборот, в поддержку современного искусства и свободы творчества. Власти скандальной экспозицией не заинтересовались.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

На открытии в Петербурге не было казаков и драк, всего несколько человек с плакатами, только, наоборот, в поддержку современного искусства и свободы творчества. Власти скандальной экспозицией не заинтересовались.

Идея выставки «Icons» возникла после того, как Марат Гельман приехал в Краснодар, где религия оказалась запретной темой для местных художников. Экспозиция «Icons» была сформирована из работ собрания Пермского музея современного искусства.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

Идея выставки «Icons» возникла после того, как Марат Гельман приехал в Краснодар, где религия оказалась запретной темой для местных художников. Экспозиция «Icons» была сформирована из работ собрания Пермского музея современного искусства.

Для Петербурга Гельман пополнил выставку новыми работами. Сюрпризом стало произведение Дэмиена Херста The Holy Trinity. Достаточно известная работа модного британца по-новому прозвучала в контексте «Icons».

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

Для Петербурга Гельман пополнил выставку новыми работами. Сюрпризом стало произведение Дэмиена Херста The Holy Trinity. Достаточно известная работа модного британца по-новому прозвучала в контексте «Icons».

Всего на выставке представлено около 60 работ 25 современных русских художников первого ряда – от Дмитрия Гутова до Анатолия Осмоловского и Гора Чахала, размышляющих о феномене иконы и исследующих принципы иконографии.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

Всего на выставке представлено около 60 работ 25 современных русских художников первого ряда – от Дмитрия Гутова до Анатолия Осмоловского и Гора Чахала, размышляющих о феномене иконы и исследующих принципы иконографии.

В день открытия выставки в Петербурге Марат Гельман объявил, что на основе «Icons» собирается открыть целый музей, который если и появится, то не в Москве. И это точно станет культурным событием.

Открытие выставки «Icons»

Фото: Сергей Максимишин / «Лента.ру»

В день открытия выставки в Петербурге Марат Гельман объявил, что на основе «Icons» собирается открыть целый музей, который если и появится, то не в Москве. И это точно станет культурным событием.

Дмитрий Врубель и Виктория Тимофеева

Паша Брат

Илья Гапонов и Кирилл Котешов

«Петушиный-крик», 1975-1976

Михаил Шварцман

Дмитрий Гутов

Александр Сигутин

«Хлеб»

Анатолий Осмоловский

«Троица», 2012

Анфин Ханыков

Александр Ройтбурд

«Underground», фотография

Арсен Савадов

Аладдин Гарунов

«Золотая осень»

Виктор Хмель и Елена Суховеева

Владимир Куприянов

«Апокалипсис», 2009

Георгий Острецов

The Holy Trinity, графика

Дэмиен Херст

«Троица», 2012

Евгения Мальцева

Ирина Затуловская

«Предстояние»

Константин Худяков

Гор Чахал

Николай Макаров

«Семь-библейских-сцен», 1997

Рауф Мамедов

«Библейская почта»

Юрий Шабельников