Мир

Беспощадная борьба за экологию Чем обернулась кампания против загрязнения воздуха для жителей пекинских окраин

14 фото

Чаомидянь — небольшая (всего 2000 человек) деревушка на окраине Пекина, жители которой традиционно занимались изготовлением кирпича. В качестве источника энергии поколениями использовался уголь. Но все изменилось в 2014 году, когда власти китайской столицы всерьез взялись за борьбу со смогом — проклятием Пекина. Выхлопные газы и угольная пыль мешали дышать, приводили к болезням сердца и легких. Одним из первых шагов городских властей стало закрытие бесчисленных заводиков на окраинах, работающих на угле. Уровень загрязнения воздуха в столице упал на 10 процентов, но вместе с тем тысячи человек потеряли работу.

Закрытый кирпичный завод в деревне Чаомидянь в пригороде Пекина. Когда-то на нем работали 170 человек.

Фото: Jason Lee / Reuters

Закрытый кирпичный завод в деревне Чаомидянь в пригороде Пекина. Когда-то на нем работали 170 человек.

Остатки продукции

Фото: Jason Lee / Reuters

Остатки продукции

Внутри заброшенного цеха

Фото: Jason Lee / Reuters

Внутри заброшенного цеха

Общежитие для рабочих. Многие уехали отсюда, даже не забрав часть вещей.

Фото: Jason Lee / Reuters

Общежитие для рабочих. Многие уехали отсюда, даже не забрав часть вещей.

Внутри заброшенного цеха

Фото: Jason Lee / Reuters

Внутри заброшенного цеха

После закрытия фабрик по производству кирпича непроданный товар так и лежит на соседних полях.

Фото: Jason Lee / Reuters

После закрытия фабрик по производству кирпича непроданный товар так и лежит на соседних полях.

Брошенная техника.

Фото: Jason Lee / Reuters

Брошенная техника.

Хань Фэнгэ, менеджер закрытой фабрики, 53 года, она выросла в Чаомидяне и проработала на производстве все последние годы. «У меня нет денег, чтобы начать все сначала, — рассказывает Хань. — Остается только ждать обещанной компенсации от государства».

Фото: Jason Lee / Reuters

Хань Фэнгэ, менеджер закрытой фабрики, 53 года, она выросла в Чаомидяне и проработала на производстве все последние годы. «У меня нет денег, чтобы начать все сначала, — рассказывает Хань. — Остается только ждать обещанной компенсации от государства».

Закрытие малых фабрик подорвало экономическую основу жизни Чаомидяня. Из старых корпусов вытащили все оборудование, те, что сохранились лучше всего, переоборудовали под автосалоны.

Фото: Jason Lee / Reuters

Закрытие малых фабрик подорвало экономическую основу жизни Чаомидяня. Из старых корпусов вытащили все оборудование, те, что сохранились лучше всего, переоборудовали под автосалоны.

Последний сторож.

Фото: Jason Lee / Reuters

Последний сторож.

Изображение божества домашнего очага и иероглифа «фу», символизирующего долголетие, на стене заброшенного общежития.

Фото: Jason Lee / Reuters

Изображение божества домашнего очага и иероглифа «фу», символизирующего долголетие, на стене заброшенного общежития.

Многие китайские малые предприятия по-прежнему работают на угле, и с началом кампании против загрязнения воздуха они оказались под угрозой закрытия.

Фото: Jason Lee / Reuters

Многие китайские малые предприятия по-прежнему работают на угле, и с началом кампании против загрязнения воздуха они оказались под угрозой закрытия.

60 процентов всего промышленного производства Китая обеспечивает малый бизнес, который зачастую достаточно творчески подходит к вопросу соблюдения экологических норм.

Фото: Jason Lee / Reuters

60 процентов всего промышленного производства Китая обеспечивает малый бизнес, который зачастую достаточно творчески подходит к вопросу соблюдения экологических норм.

Правительство, закрывшее заводы, обещает компенсировать собственникам и рабочим убытки. В Чаомидяне обещанных денег ждут уже больше года.

Фото: Jason Lee / Reuters

Правительство, закрывшее заводы, обещает компенсировать собственникам и рабочим убытки. В Чаомидяне обещанных денег ждут уже больше года.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.