Культура

Кровь из глаз, огонь из пасти Шедевры самодельного африканского киноплаката из коллекции Вольфганга Штеблера

12 фото

Кино имеет свойство прорастать и процветать даже в самых удивительных обстоятельствах — как и все, что к нему прилагается. Например, киноплакат — как доказывает выставка «Вот такое кино» в уральском филиале ГЦСИ. На ней демонстрируются ганские кинопостеры 1990-2000-х годов из коллекции Вольфганга Штеблера. Это уникальный и уже ушедший в прошлое феномен: местные художники перерисовывали постеры голливудских (а также нолливудских, то есть нигерийских) фильмов, добавляя специфического ганского колорита, допуская вольности в трактовке сюжета, преувеличивая насилие, но искусно передавая особый мегаломанский и инфантильный дух массового кино. Лучшие работы — в галерее «Ленты.ру».

Если Уэсли Снайпс угадывается и здесь, то Райан Рейнольдс с Джессикой Бил в исполнении ганского художника решительно неузнаваемы.

«Блэйд 3: Троица» (Blade: Trinity), режиссер — Дэвид С. Гойер

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

Если Уэсли Снайпс угадывается и здесь, то Райан Рейнольдс с Джессикой Бил в исполнении ганского художника решительно неузнаваемы.

Нигерийский видеохит середины 2000-х — главная героиня служит странному подводному женскому культу, запрещающему контакты с противоположным полом. На свою беду девушка влюбляется...

«Еще одно рабство» (Another Bondage), режиссер — Макколлинс Чидебе

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

Нигерийский видеохит середины 2000-х — главная героиня служит странному подводному женскому культу, запрещающему контакты с противоположным полом. На свою беду девушка влюбляется...

Сократ Сафо — человек и индустрия в одном лице, ганский продюсер, по примеру соседей из нигерийского Нолливуда клепающий дешевые эпические мелодрамы, вдохновленные мексиканскими теленовеллами.

«Абебресе 2» (Abebresse 2), режиссер — Сократ Сафо

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

Сократ Сафо — человек и индустрия в одном лице, ганский продюсер, по примеру соседей из нигерийского Нолливуда клепающий дешевые эпические мелодрамы, вдохновленные мексиканскими теленовеллами.

В данном случае африканским художникам не пришлось ничего сочинять (правда, на оригинальном плакате не было девушки) — в трэш-экшене телеканала SyFy Channel действительно сходятся в схватке боа с питоном.

«Змеиная битва» (Boa vs. Python), режиссер — Дэвид Флорес

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

В данном случае африканским художникам не пришлось ничего сочинять (правда, на оригинальном плакате не было девушки) — в трэш-экшене телеканала SyFy Channel действительно сходятся в схватке боа с питоном.

Кажется, единственный в мире плакат «Женщины-кошки», автор которого нашел кое-что поинтереснее задвинутой на периферию Халли Берри.

«Женщина-кошка» (Catwoman), режиссер — Питоф

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

Кажется, единственный в мире плакат «Женщины-кошки», автор которого нашел кое-что поинтереснее задвинутой на периферию Халли Берри.

Чтобы привлечь внимание зрителей к второй серии «Конана», художник позволил себе спойлер — вынес на плакат монстра, которым обращается в фильме колдун Тот-Амон. Получился он куда более очаровательным, чем в фильме.

«Конан-разрушитель» (Conan The Destroyer), режиссер — Ричард Флайшер

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

Чтобы привлечь внимание зрителей к второй серии «Конана», художник позволил себе спойлер — вынес на плакат монстра, которым обращается в фильме колдун Тот-Амон. Получился он куда более очаровательным, чем в фильме.

Трэш-боевик Дэвида Прайора был хитом всех видеосалонов — что в перестроечном СССР, что в Гане. Оторванная конечность в руке главного героя — креатив ганских художников.

«Смертельная добыча» (Deadly Prey), режиссер — Дэвид Прайор

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

Трэш-боевик Дэвида Прайора был хитом всех видеосалонов — что в перестроечном СССР, что в Гане. Оторванная конечность в руке главного героя — креатив ганских художников.

Это детище Нолливуда, нигерийской индустрии вдохновенного киноширпотреба, оказалось товаром штучным: в Африке оно заслужило статус «одного из самых скандальных фильмов в истории». Все просто — главный злодей практикует добрососедский каннибализм, снятый топорно, но эффектно.

«Я ненавижу свою деревню» (I Hate My Village), режиссер — Эмека Ани

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

Это детище Нолливуда, нигерийской индустрии вдохновенного киноширпотреба, оказалось товаром штучным: в Африке оно заслужило статус «одного из самых скандальных фильмов в истории». Все просто — главный злодей практикует добрососедский каннибализм, снятый топорно, но эффектно.

Классика Нолливуда, причем на актуальный, а не фэнтезийный сюжет: в Нигерии и Гане ведьминская истерия — не повод для шуток. В нигерийских СМИ то и дело проскальзывают сюжеты о ведьмах, выведенных на чистую воду где-нибудь в сельской глуши. Большой популярностью на ТВ еще недавно пользовалось шоу самопровозглашенного экзорциста Джошуа.

«Женат на ведьме» (Married to a Witch), режиссер — Фред Амата

Классика Нолливуда, причем на актуальный, а не фэнтезийный сюжет: в Нигерии и Гане ведьминская истерия — не повод для шуток. В нигерийских СМИ то и дело проскальзывают сюжеты о ведьмах, выведенных на чистую воду где-нибудь в сельской глуши. Большой популярностью на ТВ еще недавно пользовалось шоу самопровозглашенного экзорциста Джошуа.

Этот фильм стал в Нолливуде законодателем моды. После успеха «Лесного царя» местную индустрию увлекли традиционные темы: деревня, колдовство, зачарованные леса и, конечно, злые мачехи — обязательные для жанра персонажи.

«Лесной царь» (Oganigwe), режиссер — Фред Амата

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

Этот фильм стал в Нолливуде законодателем моды. После успеха «Лесного царя» местную индустрию увлекли традиционные темы: деревня, колдовство, зачарованные леса и, конечно, злые мачехи — обязательные для жанра персонажи.

Сиквелы в Нолливуде — обычное дело, часто их снимают сразу по завершении работ над оригиналом. Как, например, в случае этого традиционного сельского эпоса, повествующего о столкновении доброй и злой магии в отдельно взятой деревне. Заканчиваются подобные сюжеты рационально: в этой истории не только победой положительной ведьмы, но и ее отказом от дальнейшего использования своих чар.

«Земля мужчин» (The Land of Men 2), режиссер — Ифеаньи Азодо

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

Сиквелы в Нолливуде — обычное дело, часто их снимают сразу по завершении работ над оригиналом. Как, например, в случае этого традиционного сельского эпоса, повествующего о столкновении доброй и злой магии в отдельно взятой деревне. Заканчиваются подобные сюжеты рационально: в этой истории не только победой положительной ведьмы, но и ее отказом от дальнейшего использования своих чар.

За безумным постером скрывается зрелище довольно прозаическое: один из хитов копеечной киноиндустрии ганского метрополиса Кумаси, в современных декорациях разыгранная мелодрама об изменах, боге и одержимости дьяволом.

«Зло порождает зло 2» (Tumi Bi Sen Tumi Bi), режиссер — Самуэль Ньямекье

Фото: A. Laurenzo / Die Neue Sammlung

За безумным постером скрывается зрелище довольно прозаическое: один из хитов копеечной киноиндустрии ганского метрополиса Кумаси, в современных декорациях разыгранная мелодрама об изменах, боге и одержимости дьяволом.